Высокобелковая диета

Химический состав диеты больных хроническим панкреа­титом имеет свои существенные особенности. Прежде все­го — о белковом компоненте диеты. В настоящее время практически нет сомнений и разногласий по поводу количества полноценного белка в питании больных хроническим пан­креатитом.

Как было указано выше, в конце прошлого столетия была установлена ферментная приспособляемость поджелудочной железы к характеру питания животного и человека. В свя­зи с этим, учитывая ведущую роль протеолитических фер­ментов в развитии панкреатита, их энзиматическое дейст­вие, появились рекомендации ограничивать в диете этой группы больных белки и давать больным преимущественно углеводистое питание. Однако позже было установлено, что часто причиной возникновения первичного панкреатита бы­вает именно одностороннее питание с выраженным дефи­цитом белка в диете. Скармливание такого рода пищи жи­вотным ведет к развитию атрофических процессов в поджелудочной железе. Дефицит белка в питании челове­ка, нарушение всасывания его или усвоения при ряде за­болеваний (хронический энтероколит, синдром нарушенного всасывания при болезнях оперированного желудка) могут стать причиной хронического панкреатита.

Кроме того, известны такие заболева­ния, которые обусловливаются дефицитом белка в питании в раннем детстве. В част­ности, заболевание стран Африки —квашиоркор, при котором имеются выраженные изменения в поджелудочной железе, вплоть до ее полной атрофии с дегенерацией ацинусов, расшире­нием протоков и выраженной функциональной недостаточ­ностью органа. При ряде заболеваний, характеризующихся нарушением всасывания и усвоения белка, также отмеча­ются существенные изменения в поджелудочной железе.

Следовательно, уже исходя из особенностей этиологии и патогенеза рассматриваемого заболевания, необходимо вве­дение достаточного количества белка в диету больных хро­ническим панкреатитом.

Целесообразно напомнить, что в патогенезе панкреати­та большое значение имеет взаимодействие между протеолитическими панкреатическими ферментами и их ин­гибиторами. В развитии патологического процесса в поджелудочной железе на первое место выступает дефицит ингибитора трипсина. Отмечается отставание синтеза ин­гибитора трипсина от синтеза самого трипсина, а это ведет к прогрессированию процесса. Введение в диету достаточ­ного количества белка усиливает синтез ингибитора трип­сина. В результате назначения диеты с высоким содержа­нием белка конкуренция между трипсином и ингибитором трипсина определяется в пользу последнего. Подтвержденем этого является повышение концентрации ингибитора трипсина в сыворотке крови больных, находящихся на вы­сокобелковой диете. В то же время активность трипсина в случае исходно высоких величин снижалась. Кроме того, исследования показывают и повышение активности липа­зы на фоне высокобелковой диеты. Повышение активно­сти панкреатической липазы имеет существенное значение в связи с ее воздействием на процессы липолиза, часто сни­женные у этой группы больных.

Следовательно, полноценный белок пищи оказывает по­ложительное влияние на основные патогенетические меха­низмы заболевания. В настоящее время хорошо известно ингибирующее действие аминокислот при панкреатите. Экс­периментальные работы показывают, что высокое содержа­ние белка в диете способствует развитию репаративных про­цессов в поджелудочной железе. Клинические данные также свидетельствуют о положительном действии высокобелковой диеты на динамику хронического панкреатита и на само­чувствие больного.

Кроме того, у больных хроническим панкреатитом ве­лик расход белка, поступающего в просвет кишечника, что связано с гиперсекрецией органа, повышением ферментов, имеющих белковую структуру. Естественно, что потеря спе­цифических белков панкреатического сока с калом может быть весьма значительна. Это сказывается на белковом ба­лансе.

Исходя из вышеизложенного, следует подчеркнуть, что в настоящее время не вызывает сомнений тот факт, что диета больных хроническим панкреатитом как в стадии обо­стрения, так и ремиссии должна содержать достаточно вы­сокое количество белка— 130 г (60—70% животного).