Гиперкальциемия, симптомы, причины, лечение, признаки

Определение: концентрация кальция в плазме > 2.65 ммоль/л (10,6 мг/ ДО).

Основные положения: неонатальная гиперкальциемия — состояние, встречающееся намного реже, чем гипокальциемия и диагностируемое в большинстве случаев случайно («рутинный анализ»). Патофизиологически, как правило, речь идет об усиленной мобилизации кальция из костей. Почки и желудочно-кишечный тракт очень редко вносят дополнительный вклад в формирование гиперкальциемии.

Симптомы и признаки гиперкальциемии

Клиника: в большинстве случаев неспецифическая и слабовыраженная, в зависимости от степени гиперкальциемии. Слабость сосания, рвота, мышечная гипотония, снижение веса, полиурия, запоры.

Гиперкальциемия проявляется многими симптомами и признаками. К ним относятся нарушения ЦНС (сонливость, депрессия, психозы, атаксия, ступор и кома), нервномышечные симптомы (мышечная слабость, проксимальная миопатия, напряжение мышц), сердечно-сосудистые [артериальная гипертония, брадикардия (и в конце концов асистолия), укорочение интервала QT], почечные (мочекаменная болезнь, снижение скорости клубочковой фильтрации, полиурия, гиперхлоремический ацидоз, нефрокальциноз), желудочно-кишечные расстройства (тошнота, рвота, запоры, анорексия), глазные симптомы (лентовидная кератопатия), а также системный метастатический кальциноз. Самой частой причиной гиперкальциемии является первичный гиперпаратиреоз. Для запоминания признаков и симптомов гиперкальциемии при этом заболевании можно воспользоваться мнемоническим приемом четырех «К»: камни-кость-кишка-кома.

Механизмы гиперкальциемии

Хотя гиперкальциемия может сопровождать многие заболевания, в основе ее развития лежат всего три механизма:

  1. увеличение резорбции костной ткани;
  2. повышение всасывания кальция в кишечнике;
  3. снижение экскреции кальция с мочой.

Однако практически все заболевания, сопровождающиеся гиперкальциемией, характеризуются ускорением резорбции костей. Единственное гиперкальциемическое состояние, при котором костная резорбция не повышена, — это синдром Бернетта (молочно-щелочной синдром).

Основной механизм противодействия гиперкальциемии — подавление секреции ПТГ. Это снижает резорбцию костной ткани и продукцию 1,25(OH)2 D, приводя тем самым к уменьшению всасывания кальция в кишечнике и увеличению его экскреции с мочой. Ключевая роль в адаптивной реакции на гиперкальциемию принадлежит почкам, которые являются единственным органом выведения кальция из организма. Сочетание повышенной фильтрационной нагрузки со сниженной секрецией ПТГ резко повышает почечную экскрецию кальция. Однако одна только экскреция кальция с мочой — ненадежный механизм сохранения его баланса. При гиперкальциемии нарушается клубочковая фильтрация и снижается способность концентрировать мочу. Помраченное сознание притупляет чувство жажды, а тошнота и рвота усугубляют обезвоживание и азотемию. В условиях почечной недостаточности экскреция кальция снижается, и таким образом формируется порочный круг с нарастанием гиперкальциемии. Единственная альтернатива экскреции кальция с мочой — отложение фосфата кальция и других его солей в костях и мягких тканях. Действительно, при массивной кальциевой нагрузке (например, при синдроме длительного раздавливания или компартмент-синдроме), а также в случаях резкого нарушения функции почек и увеличения концентрации фосфата наблюдается кальциноз мягких тканей.

Дифференциальная диагностика

  • Кальций, фосфат, щелочная фосфатаза и паратгормон в плазме крови.
  • Кальций/креатинин в спонтанной утренней порции мочи; в норме < 0,8 г/г креатинина (2,2 ммоль/ммоль креатинина).
  • Сонография почек: исключить нефрокальциноз!
  • ЭКГ: продолжительность интервала QT I.

В практических целях следует отличать главным образом первичный гиперпаратиреоз от других причин гиперкальциемии. Поэтому первым этапом дифференциальной диагностики должно быть определение уровня ПТГ с помощью антител к интактной молекуле гормона. При обнаружении повышенного его уровня дальнейших исследований не требуется (за исключением некоторых вариантов гиперпаратиреоза, рассматриваемых ниже). Если же уровень ПТГ снижен, то необходимо искать другие причины гиперкальциемии.

Причины гиперкальциемии

Первичный гиперпаратиреоз

  • Спорадический
  • При МЭН I или МЭН НА
  • Семейный
  • После трансплантации почки

Варианты гиперпаратиреоза

  • Семейная доброкачественная гипокальциурическая гиперкальциемия
  • Литиевая терапия
  • Третичный гиперпаратиреоз при хронической почечной недостаточности

Злокачественные опухоли

  • Гуморальная паранеопластическая гиперкальциемия вызванная ПТГПП (солидные опухоли, Т-клеточные лимфомы взрослых); вызванная 1,25(OH)2 D (лимфомы); вызванная эктопической секрецией ПТГ (редко)
  • Локальная остеолитическая гиперкальциемия (множественная миелома, лейкоз, лимфома)

Саркоидоз и другие гранулематозные заболевания

Эндокринопатии

  • Тиреотоксикоз
  • Надпочечниковая недостаточность
  • Феохромоцитома
  • ВИПома

Лекарственная

  • Интоксикация витамином А
  • Интоксикация витамином D
  • Тиазидные диуретики
  • Литий
  • Молочно-щелочной синдром
  • Эстрогены, андрогены, тамоксифен (при раке молочной железы)

Иммобилизация

Острая почечная недостаточность

Идиопатическая гиперкальциемия новорожденных (синдром Вильямса)

Постреанимационная гиперкальциемия

Со стороны матери

гипокальциемия у матери, гипопаратиреоидизм у матери ведут к транзиторному гипопаратиреоидизму у новорожденного ребенка.

Со стороны ребенка

  • дефицит фосфата, прежде всего у недоношенных новорожденных.
  • Интоксикация вит. D пренатально через сосуды пуповины или постнатально через желудочно-кишечный тракт.
  • Гипертиреоз.
  • Мутации кальциевых рецепторов: семейная гипокальциурическая гиперкальциемия, тяжелый неонатальный гиперпаратиреоидизм.
  • Идиопатическая инфантильная гиперкальциемия: легкая форма (тип Лайтвуд), тяжелая форма (тип Фанкони-Шлезингер, часто при синдроме Вильямса-Бойрена).
  • Подкожные жировые некрозы/склерема в результате интрапартальных осложнений.
  • Почечная недостаточность.
  • Надпочечниковая недостаточность.
  • Врожденная гипофосфатазия.
  • Синдром «голубого подгузника»: нарушение интестинального транспорта триптофана.
  • Гиперкальциемия, связанная с опухолью.

Заболевания, сопровождающиеся гиперкальциемией

2. Паранеопластическая гиперкальциемия

Злокачественные опухоли являются второй по частоте (после первичного гиперпаратиреоза) причиной гиперкальциемии. На долю этой формы гиперкальциемии приходится 15 случаев на 100000 населения в год (т.е. примерно вдвое меньше, чем на долю первичного гиперпаратиреоза). Однако из-за очень ограниченного срока жизни больных общая распространенность паранеопластической гиперкальциемии значительно уступает распространенности первичного гиперпаратиреоза. С другой стороны, среди госпитализированных больных именно паранеопластическая гиперкальциемии занимает первое место по частоте.

3. Саркоидоз и другие гранулематозные заболевания

Гиперкальциемия наблюдается примерно у 10% больных саркоидозом. Еще в большем проценте случаев имеет место гиперкальциурия. Это обусловлено значительным повышением уровня 1,25 (OH)2 D и нарушением метаболизма витамина D. У таких больных, в отличие от здоровых людей, лимфоидная ткань и легочные макрофаги содержат 1-гидроксилазу 25(OH)D, которая не ингибируется кальцием или 1,25(OH)2 D (отсутствие отрицательной обратной связи). Поэтому в периоды повышенной продукции витамина D (например, в летнее время) у таких больных значительно возрастает риск развития гиперкальциемии или гиперкальциурии. С другой стороны, ИФНу стимулирует 1-гидроксилазу в этих клетках, что увеличивает риск нарушений кальциевого обмена в периоды обострения заболевания. Эффективным средством лечения являются глюкокортикоиды, которые подавляют воспалительную реакцию и, следовательно, активность 1-гидроксилазы. Считается, что 1-гидроксилаза, ответственная за избыточную продукцию 1,25 (OH)2 D при саркоидозе, идентична почечному ферменту. Макрофаги, экспрессирующие этот фермент при саркоидозе, не синтезируют 24-гидроксилазу, которая эффективно инактивирует 1,25(OH)2 D в почках. Этим и может объясняться разница в регуляции уровня 1,25(OH)2 D в саркоидных гранулемах и почках.

К гиперкальциемии и/или гиперкальциурии приводят и другие гранулематозные заболевания, при которых нарушен метаболизм витамина D. К ним относятся туберкулез, бериллиоз, диссеминированный кокцидиоидоз, гистоплазмоз, проказа и эозинофильный гранулематоз легких. Кроме того, гиперкальциемия, связанная с повышенным уровнем 1,25(OH)2 D, наблюдается у многих больных с ходжскинскими и неходжскинскими лимфомами. Хотя вначале уровень кальция в сыворотке у большинства таких больных может оставаться нормальным, у них обычно обнаруживается гиперкальциурия, и определение экскреции кальция с мочой должно быть обязательным компонентом диагностического исследования. Следует помнить, что гиперкальциемия и гиперкальциурия в таких случаях могут возникать лишь при воздействии солнечного света или при приеме кальция и витамина D. Поэтому нормальные показатели обмена кальция при первом исследовании не должны ослаблять бдительности врача.

4. Эндокринопатии

Тиреотоксикоз

Легкую гиперкальциемию находят примерно у 10% больных тиреотоксикозом. Уровень ПТГ снижен, а концентрация фосфора в сыворотке находится на верхней границе нормы. Активность щелочной фосфатазы в сыворотке и уровень маркеров костного метаболизма могут несколько превышать норму. Выраженная гиперкальциемия наблюдается лишь в немногих случаях тяжелого тиреотоксикоза, особенно при временной иммобилизации больных. Тиреоидные гормоны прямо стимулируют резорбцию костной ткани, ускоряя ее метаболизм, что в конце концов вызывает легкий остеопороз.

Надпочечниковая недостаточность

Острый гипоадреналовый криз может сопровождаться гиперкальциемией, которая быстро устраняется глюкокортикоидной терапией. Как показывают эксперименты на животных, основным патогенетическим фактором гиперкальциемии в таких условиях является гемоконцентрация. При экспериментальной надпочечниковой недостаточности уровень ионизированного кальция остается нормальным.

5. Эндокринные опухоли

Гиперкальциемия при феохромоцитоме чаще всего наблюдается у больных с синдромом МЭН ПА, но иногда ее регистрируют и при неосложненной феохромоцитоме. В этих случаях опухоль, вероятно, секретирует ПТГПП. Гиперкальциемией сопровождаются и около 40% ВИП-секретирующих опухолей (ВИПом). Причина гиперкальциемии у таких больных остается неясной, хотя известно, что высокий уровень ВИП активирует рецепторы ПТГ/ПТГПП.

6. Тиазидные диуретики

Тиазиды и сходные с ними диуретики (хлорталидон, метолазон, индапамид) повышают уровень кальция в сыворотке, что нельзя объяснить одной только гемоконцентрацией. Гиперкальциемия в таких случаях обычно сохраняется лишь в течение нескольких дней или недель, но иногда бывает и постоянной. Тиазидные диуретики могут также усиливать проявления первичного гиперпаратиреоза. Раньше их использовали даже в качестве провоцирующей пробы у больных с легкой гиперкальциемией. Постоянная гиперкальциемия у больных, получающих тиазиды, как правило, свидетельствует о наличии первичного гиперпаратиреоза.

7. Витамин D и витамин А

Гипервитаминоз D

Гиперкальциемию вызывают высокие дозы витамина D. Описаны случаи гиперкальциемии, связанной с потреблением молока, обогащенного чересчур большим количеством витамина. Первые признаки и симптомы интоксикации витамином D включают слабость, сонливость, головную боль, тошноту и полиурию, что можно отнести на счет гиперкальциемии и гиперкальциурии. Может иметь место и метастатический кальциноз, особенно в почках, приводящий к мочекаменной болезни. Отложения кальция наблюдаются также в сосудах, сердце, легких и коже. Особенно чувствительны к интоксикации витамином D дети, у которых это может вызывать диссеминированный атеросклероз, надклапанный стеноз аорты и почечный ацидоз.

Гипервитаминоз D легко диагностируется по очень высокому уровню 25(OH)D в сыворотке, поскольку превращение витамина D в 25(OH)D регулируется не очень строго. В отличие от этого, уровень 1,25(OH)2 D часто остается нормальным, отражая торможение его продукции повышенной концентрацией кальция и сниженной секрецией ПТГ (по механизму обратной связи). Однако содержание свободного 1,25(OH)2 D может возрастать, так как избыток 25(OH)D вытесняет 1,25(OH)2 D из связи с BDCБ, увеличивая отношение свободного 1,25(OH)2 D к общему. Суммирование эффектов свободного 1,25(OH)2 D и 25(OH)D приводит к усилению всасывания кальция в кишечнике и резорбтивных процессов в костной ткани. Постоянно возникающая в таких условиях гиперкальциурия может стать причиной обезвоживания и комы (вследствие гипостенурии, преренальной азотемии и усугубления гиперкальциемии).

У разных людей токсическими могут быть разные дозы витамина D, что связано с различиями его всасывания, запасания, метаболизма и тканевых реакций на его метаболиты. У пожилых людей, например, транспорт кальция в кишечнике и почечная продукция 1,25(OH)2 D ослаблены. Поэтому для них ежедневный прием 50000-100000 единиц витамина D (что значительно превышает суточные потребности) может быть безопасным. В то же время у лиц с нераспознанным гиперпаратиреозом такие дозы (назначаемые по поводу остеопороза) скорее всего вызовут гиперкальциемию. Лечение сводится к отмене витамина, регидратации, ограничению потребления кальция и введению глюкокортикоидов, которые противодействуют влиянию 1,25(OH)2 D на всасывание кальция в кишечнике. Избыток витамина D выводится из организма медленно (иногда в течение нескольких месяцев), так что лечение должно быть длительным.

Гипервитаминоз А

Потребление избыточных количеств витамина А (обычно с целью самолечения) приводит к гингивиту, хейлиту, эритеме, шелушению кожи и облысению. Резорбция костной ткани усиливается, развиваются гиперкальциемия и остеопороз, возникают переломы и гиперостозы. Избыток витамина А вызывает гепатоспленомегалию с гипертрофией жировых клеток, фиброз и склероз центральных вен, что во многом объясняется влиянием витамина на клеточные мембраны. В нормальных условиях этого не происходит, так как витамин А образует комплекс с ретинол-связывающим белком (РСБ), продукция которого печенью зависит от уровня витамина. Однако при потреблении токсических доз витамина А ретинол и эфиры ретинола появляются в крови в свободном состоянии. Механизм стимулирующего действия витамина А на резорбцию костной ткани остается неясным.

8. Молочно-щелочной синдром (синдром Бернетта)

Потребление больших количеств кальция вместе со всасывающимися щелочами может вызывать гиперкальциемию, алкалоз, дисфункцию почек и нефрокальциноз. Этот синдром встречался чаще, когда для лечения язвенной болезни использовали в основном всасывающиеся антациды. Синдром Бернетта — единственный известный пример чисто абсорбтивной гиперкальциемии. Патогенез этого синдрома изучен недостаточно.

9. Прочие состояния

Иммобилизация

Иммобилизация резко увеличивает резорбцию костной ткани, что часто приводит к гиперкальциурии, а иногда — и к гиперкальциемии. Эти изменения особенно характерны для лиц с исходно высокой скоростью костного метаболизма (например, подростков и больных тиреотоксикозом или болезнью Педжета). Уровни интактного ПТГ и ПТГПП снижаются. Восстановление физической активности нормализует метаболизм косной ткани. При необходимости лечения средством выбора являются бисфосфонаты.

Острая почечная недостаточность

Гиперкальциемия часто наблюдается у больных с рабдомиолизом, вызывающим острую почечную недостаточность. Обычно уровень кальция в сыворотке повышается в ранней фазе выздоровления, что связано, по всей вероятности, с мобилизацией отложений кальция в мышечной ткани. Через несколько недель уровень кальция, как правило, нормализуется.

Лечение гиперкальциемии

  • Увеличение дотации жидкости.
  • Прекращение профилактики вит. D.
  • Кормление обедненным кальцием молоком, напр. Milupa Basic-CaD. При полном парентеральном питании — инфузия без содержания кальция.
  • Дефицит фосфата: в зависимости от степени недостаточности 0,25-0,5 ммоль/кг натрий-2-глицерофосфата в/в за 4-8 часов. Затем восполнение суточной потребности в дозе 1—2 ммоль/кг в/в или внутрь.
  • В редких случаях глюкокортикоиды: короткий курс уменьшает распад костей и интестинальную резорбцию кальция.
  • При подкожных жировых некрозах иногда используется преднизон.
  • Хирургическое удаление опухолей при гиперкальциемии, обусловленной костными новообразованиями.
  • Резекция паращитовидных желез при тяжелом неонатальном гиперпаратиреоидизме.

Вначале необходимо выяснить, не обезвожен ли больной, и при необходимости — провести регидратацию солевым раствором. Первая задача заключается в восстановлении функции почек. Гиперкальциемия часто сопровождается снижением скорости клубочковой фильтрации и обезвоживанием, так как полиурия (вследствие нарушения концентрирующая способность почек) развивается на фоне ослабления чувства жажды. После восстановления почечной функции экскрецию кальция можно увеличить еще больше, стимулируя солевой диурез. Поскольку большая часть фильтруемого кальция реабсорбируется в проксимальных канальцах вместе с хлоридом натрия, солевой диурез значительно повышает его экскрецию. Однако при этом теряется с мочой и большое количество калия и магния, что требует соответствующей коррекции.

Затем планируют хроническую терапию. Ее следует начинать вскоре после госпитализации больного, так как полный эффект многих используемых с этой целью средств проявляется лишь через 5 дней. В большинстве случаев внутривенно вводят бисфосфонаты (памидронат или золедроновую кислоту), которые ингибируют активность остеокластов. Памидронат вводят в дозе 60-90 мг за 1 час, а золедроновую кислоту — в дозе 4 мг за 15 минут. Согласно результатам двух крупных исследований, инфузия золедроновой кислоты (4 мг) и памидроната (90 мг) нормализовала уровень кальция в сыворотке соответственно у 88% и 70% больных с паранеопластической гиперкальциемией. Эффект золедроновой кислоты продолжался дольше (32 дня), чем действие памидроната (18 дней). Максимальное снижение концентрации кальция в сыворотке наблюдалось лишь через 4-5 дней после введения любого из этих средств. При рецидиве гиперкальциемии инфузию памидроната или золедроновой кислоты можно повторить. У 10-20% больных внутривенное введение бисфосфонатов вызывало преходящую лихорадку и миалгию, а примерно у 15% больных повышался уровень креатинина в сыворотке (> 0,5 мг%). При высоком исходном уровне креатинина (> 2,5 мг%) следует использовать меньшие дозы бисфосфонатов.

В случаях тяжелой гиперкальциемии, а также при почечной недостаточности, рефрактерной к ре-гидратации, приходится в течение нескольких дней (пока не подействуют бисфосфонаты) использовать другие средства, снижающие резорбцию костной ткани. С этой целью можно подкожно вводить синтетический кальцитонин лосося в дозе 4-8 МЕ/кг каждые 12 часов. Через несколько дней большинство больных перестают реагировать на кальцитонин, так что его нельзя использовать для хронической терапии.

Средства, подавляющие активность остеокластов, вместе с солевыми диуретиками обеспечивают двойное влияние на гиперкальциемию. Вместо бисфосфонатов можно применять и другие вещества, ингибирующие резорбцию костной ткани (например, пликамицин или нитрат галлия). Однако они токсичны и их эффект уступает действию бисфосфонатов.

При гиперкальциемии, обусловленной множественной миеломой, лимфомой, саркоидозом или интоксикацией витаминами D и А, средством выбора являются глюкокортикоиды. Глюкокортикоиды показаны также при раке молочной железы, но у большинства других больных с солидными опухолями они слабо влияют на гиперкальциемию.

    Оцените материал