Способ профилактики интраоперационного высыхания брюшины

версия для печати

Бежин А.И. Липатов В.А. Гридасов Ю.А. Григорян В.В.

Спаечный процесс является одним из частых явлений после вмешательств на органах брюшной полости, которое в последующем может привести к такому серьезному осложнению, как спаечная кишечная непроходимость. В патогенезе послеоперационного адгезивного процесса особое место занимает высыхание брюшинного покрова внутренних органов и передней брюшной стенки.

Целью исследования явилось изучение способа профилактики высыхания брюшины во время абдоминальных операций.

С целью определения критерия оценки выраженности и распространенности спаечного процесса проведено математическое моделирование явления и предложен способ оценки выраженности спаечного процесса методом семантического дифференциала.

На первом этапе в остром опыте под эфирным наркозом 10-ти крысам линии Вистар производилась эвентерация кашки в лапаротомную рану, и исследовалось время высыхания интактной висцеральной брюшины, брюшины, укрытой влажной салфеткой, брюшины обработанной 1% гелем метилцеллюлозы. В первом случае оно составило 6,4± 0,5 мин, во втором 18,7± 3,6 мин, а в третем 53,0± 4,1 мин. Причем, после визуально определяемого высыхания геля, в третьем случае, образуется пленка, предохраняющая брюшину в дальнейшем от высыхания.

На втором этапе трем сериям крыс (по 10 животных в каждой серии) производилась срединная лапаротомия. В лапаратомную рану выводился участок кишечника длиной 10 см, отступя 2 см от привратника. Кишечная петля выдерживалась на открытом воздухе операционной в течение 30 минут. В первой серии производилось только высушивание петли (контроль). Во второй - эвентерированный участок кишечника обертывался стерильной марлевой салфеткой, смоченной в физиологическом растворе. В третьей серии эвентерированная петля кишечника обрабатывалась 1% гелем метилцеллюлозы и также выдерживалась на открытом воздухе в течение 30 минут. После вправления кишки в брюшную полость, последняя ушивалась наглухо. Летальных исходов во время и после операций ни в одной из серий не наблюдалось.

Животные выводились из эксперимента через 14 суток путем передозировки эфирного наркоза. Оценивалась выраженность спаечного процесса визуально (распространение процесса, деформация органов, вздутие кишечника, наличие выпота в брюшной полости) и с помощью методики семантического дифференциала (по пятибалльной шкале с учетом коэффициента значимости каждого показателя). Производилось фотографирование изучаемого объекта. Органы брюшной полости и брюшная стенка, а также отдельные спайки, подвергались гистологическому исследованию по общепринятой методике с заливкой препаратов в парафин, окраской срезов гематоксилин-эозином и по Ван-Гизону (пикро-фуксином). Полученные данные обработаны статистически.

Выраженность саечного процесса (методом семантического дифференциала) в первой серии составила 3,88± 0,21 баллов; во второй серии 1,8± 0,61 баллов; а в третьей 0,09± 0,02 баллов. Общее состояние животных, показатели клинического анализа крови, индексов лейкоцитарной формулы во всех сериях находились в пределах нормы реакции и статистически достоверных отличий этих показателей между контрольными и экспериментальной группами нами не отмечено.

При гистологическом исследовании выявлено уменьшение как пролиферативных, так и инфильтративных процессов от первой серии к третьей; уменьшение инфильтрации как за счет гистиоцитов и фибробластов, так и за счет полиморфноядерных лейкоцитов и лимфоцитов; уменьшение количества "молодых" соединительнотканных волокон в срезах, приготовленных из тотальных препаратов брюшнополостных комплексов, органов, вовлеченных в спаечный процесс и отдельных спаек.

Результаты исследований свидетельствуют о значительном защитном эффекте геля метилцеллюлозы для брюшинного покрова от высыхания.

Таким образом, предлагаемый способ профилактики интраоперационного высыхания брюшины позволяет добиться существенного снижения интенсивности послеоперационного спайкообразования и осложнений, связанных с развитием спаечной болезни.