Живая аттенуированная вирусная вакцина для профилактики краснухи

Вакцина для профилактики кори, эпидемического паротита и краснухи

Вакцинопрофилактика краснухи

№6 (36) ноябрь - декабрь 2004 г.

Иммунологическая эффективность вакцины Рудивакс и особенности формирования поствакцинального иммунитета к краснухе у девочек-подростков

Ю.Ю. Фисенко

Городской консультативно-диагностический центр по специфической иммунопрофилактике Департамента здравоохранения г. Москвы

Врожденная краснуха, определяющая высокий уровень эмбриофетопатий, невынашивания, мертворожденности, перинатальной и младенческой смертности, а также инвалидизации выживших детей, является одной из немногих внутриутробных инфекций, которые можно эффективно предупреждать с помощью вакцинации [1-3]. Учитывая это, ВОЗ рекомендует включить в национальные прививочные календари обязательную вакцинацию против краснухи. В Российской Федерации в соответствии с данными рекомендациями плановое проведение активной специфической иммунизации против краснухи стало проводиться с 1997 г. [4]. Следует обратить внимание, что при составлении новой редакции Национального календаря профилактических прививок России (2001) были учтены рекомендации ВОЗ и о том, что в странах, где только начинается массовая иммунизация против краснухи, вакцинировать целесообразно не только детей раннего возраста и небеременных женщин детородного возраста, но также и девочек-подростков. При этом особо подчеркивается, что вакцинация именно данного контингента позволяет наиболее быстро и существенно снизить частоту врожденной рубеолярной инфекции за счет значительного сокращения восприимчивой к краснухе прослойки среди молодых женщин. Поэтому целью настоящего исследования явилось изучение особенностей формирования прививочного иммунитета к краснухе у девочек-подростков и определение иммунологической эффективности вакцины Рудивакс (Авентис Пастер, Франция).

Для решения поставленных задач в исследование были включены 520 школьниц в возрасте 10-17 лет, ранее не привитых против краснухи и не болевших данной инфекцией. Для иммунизации использовали вакцину Рудивакс, доза и способ введения которой соответствовали официальным рекомендациям [5]. Оценка переносимости вакцины Рудивакс проводилась на основании результатов клинического наблюдения за привитыми в поствакцинальный период. Анализ иммунологической эффективности вакцины Рудивакс проводили на основании результатов оценки достигнутого в результате иммунизации уровня серопротекции среди привитых. Определение противокраснушных антител проводили по общепринятой методике на основе твердофазного иммуноферментного сэндвич-анализа тест-системами HUMAN (Германия). Кроме этого изучали динамику и особенности формирования специфического иммунитета у лиц с различным исходным уровнем противокраснушного иммунитета. Детекцию противокраснушных антител (c раздельным определением IgM и IgG) проводили в сыворотках крови, отобранных до прививки, через 2-3 недели, 6-7 недель и через 1 год после вакцинации.

Результаты обследования 520 школьниц 10-17 лет, ранее не привитых против краснухи и не болевших данной инфекцией, свидетельствовали о том, что 41,7% из них были иммунологически незащищенными против данного возбудителя. Особое внимание было обращено на очень высокий удельный вес серонегативных (35,4%), в то время как защитные титры антител были выявлены только у 58,3% исследуемых девочек-подростков. При этом было отмечено, что во всех случаях серопозитивности к краснухе отсутствовали анамнестические указания о перенесенной ранее (как по листам уточненных диагнозов в учетных формах №26, так и на основании предварительного опроса) рубеолярной инфекции. Указанные данные подтверждают имеющиеся данные о трудностях клинической верификации рубеолярной инфекции, т.к. в 25-50% случаев заболевание может протекать бессимптомно, а манифестные варианты ошибочно могут трактоваться как аллергические реакции или как проявления других инфекционных болезней [2, 6, 7].

Анализ результатов иммунизации девочек-подростков вакциной Рудивакс свидетельствовал о значительном повышении у них уровня специфической серопротекции. Так уже через 2-3 недели после вакцинации у 70,6% иммунизированных определялись защитные титры специфических антител, а через 6-7 недель - серопротекция к антигенам вируса краснухи достигла 100% уровня. При этом у подавляющего большинства привитых (99,2%) протективные уровни антител сохранялись на протяжении всего периода наблюдения, а у 83,6% исследуемых школьниц антитела к вирусу краснухи выявляли в титрах 1:400 и выше даже через 12 месяцев после иммунизации. Особо следует отметить, что через 1 год после вакцинации только у 4 (0,8%) девочек противокраснушные антитела в сыворотке крови определяли в концентрациях, не достигающих защитных значений. В целом, через 1 год после прививки напряженность поствакцинального иммунитета к краснухе характеризовалась тем, что у 15,6% привитых специфические антитела определяли в титрах 1:200, у 62,7% - в титрах 1:400 и у 20,9% - в титрах 1:800 и выше. Следует особо отметить хорошую переносимость вакцины Рудивакс - развития необычных или тяжелых прививочных реакций, а также осложнений при ее использовании отмечено не было.

Отдельно изучали особенности формирования специфического иммунного ответа на прививку в зависимости от исходного состояния гуморального иммунитета к краснухе. Для этого анализировали результаты динамического исследования напряженности противорубеолярного иммунитета у исходно серонегативных (n=184) и исходно серопозитивных лиц (n=336) в различные моменты поствакцинального периода - через 2-3 недели, 6-7 недель и через 12 месяцев после прививки. Проведенный анализ позволил установить, что иммунизация вакциной Рудивакс приводила к формированию эффективного специфического иммунного ответа независимо от особенностей состояния исходного иммунитета. При этом, у 97,3% исходно серонегативных школьниц иммунный ответ протекал по первичному типу - в первые 2-3 недели в сыворотке крови выявляли специфические IgM-антитела с последующим переключением на синтез IgG-антител. Отсутствие детекции на 14-21 сутки после вакцинации противокраснушных IgM-антител у 5 (2,7%) девушек могло быть обусловлено их кратковременным синтезом. В целом иммунизация вакциной Рудивакс исходно серонегативных лиц характеризовалась высокой иммунологической эффективностью. Так уже через 2-3 недели после прививки у всех вакцинированных была отмечена 4-кратная сероконверсия, а защитные титры антител в этот период выявлялись у 39,2% исследуемых. В дальнейшем - через 6-7 недель после иммунизации - уровень серопротекции достигал 100%-ной отметки, при этом, у 95,2% привитых специфические антитела выявляли в титрах 1:400 и выше. Особо следует подчеркнуть, что у 87,1% иммунизированных школьниц высокий уровень напряженности иммунитета против краснухи сохранялся и через 12 месяцев после вакцинации (табл.).

Высокий иммунологический эффект вакцины Рудивакс был отмечен также и при использовании ее у исходно серопозитивных к краснухе девочек-подростков. Причем, анализ динамики гуморального иммунного ответа на введение вакцины Рудивакс у данного контингента исследуемых показал быстрые темпы формирования специфической серопротекции. Так уже через 2-3 недели с момента прививки у 87,8% иммунизированных школьниц антирубеолярные антитела выявляли в защитных титрах. При этом, специфический иммунный ответ протекал по вторичному типу - во всех случаях сероконверсия была обусловлена нарастанием концентрации противокраснушных IgG-антител без предшествующего образования антител класса IgM. Отмечено, что наиболее высокая частота сероконверсий имела место в группе школьниц с исходно более низкими титрами специфических антител. При анализе состояния специфического иммунитета через 6-7 недель после прививки установлено, что у 100% вакцинированных школьниц противокраснушные антитела выявлялись в защитных титрах, а у 97,0% из них - в титрах 1:400 и выше. Следует подчеркнуть, что вакцинация девочек-подростков, исходно серопозитивных к краснухе, не приводила к угнетению выработки специфических антител. Результаты динамической оценки состояния поствакцинального гуморального иммунитета в указанной группе наблюдения показали, что и через 12 месяцев после прививки у 98,8% сохранялись протективные уровни противокраснушных антител, а у 80,9% из них специфические антитела обнаруживали в высоких и средних титрах (табл.).

Следует подчеркнуть особо, что независимо от состояния исходного специфического иммунитета, вакцина Рудивакс хорошо переносилась. При этом ни в одном случае использования вакцины Рудивакс не было отмечено необычных побочных явлений, тяжелых реакций и осложнений.

Таким образом, высокий уровень серонегативности к краснухе среди девочек-подростков 10-17 лет (35,4%) свидетельствует о необходимости проведения плановой вакцинации данного контингента школьниц в строгом соответствии с нормативными рекомендациями Национального календаря прививок (иммунизация девочек 13 лет, ранее не привитых или получивших только 1 прививку против краснухи). Результаты проведенного исследования показали, что вакцина Рудивакс, независимо от состояния исходного иммунитета, характеризуется высоким иммунологическим эффектом (формирование 100% уровня антирубеолярной серопротекции и длительное сохранение напряженного иммунитета у 97,0% привитых), хорошей переносимостью и безопасностью.

Литература
  1. Врожденные, перинатальные и неонатальные инфекции: Пер. с англ./ Под ред. А. Гриноу, Дж. Осборна, Ш. Сазерленд. - М. Медицина, 2000. - с. 288.
  2. Red Book: 2000. Report of the Committee on Infection Diseases. 25rd: American Academy of Pediatrics, 2000, р. 855.
  3. Семериков В.В. Лаврентьева И.Н. Таточенко В.К. и др. Краснуха. - Пермь-СПб-М. 2002. - с. 175.
  4. О Национальном календаре профилактических прививок и календаре прививок по эпидемическим показаниям - Приказ МЗ РФ №229 от 27.06.2001.
  5. Государственный реестр лекарственных средств. - М. МЗ РФ, 2000.
  6. Учайкин В.Ф. Руководство по инфекционным заболеваниям у детей. - М. Гэотар, 1998.
  7. Нисевич Л.Л. Современные проблемы диагностики и профилактики врожденной краснухи. - Детский доктор. - 2000. - №5. - с. 26-30.

© Ю.Ю. Фисенко. 2004