Запахи болезней

(Изъ доклада Д-ра W .B. С larke медицинскому Jndianapolis – кому гомеопатическому обществу в Америке.)

Вестник гомеопатической медицины 1901, N 6-8, стр 200-202

Вопросъ о запахахъ болезней, говоритъ Д-р Сlarke, имеет и долженъ иметь практический ннтерес для врачей, хотя въ общей медицинской литературе он и игнорируется. У Ганемана имеиются случаи, где онъ достигалъ излечения простымъ нюханиемъ лекарства. Почему бы не воспользоваться также запахами болезней и с целью ихъ диагноза?

Прежде всего не мешаетъ сказать несколько словъ о запахахъ у здоровыхъ, т. е. о техъ испаренияхъ человеческаго тела, которыя .можно обонять въ здоровомъ его состоянии. Можно было бы оставить подъ сомнением, чтобы здоровое тело, надлежаще обмываемое купанием, издавало запахъ, ощутимый для обычного обоняния. Иныя лица хотя и окружены постоянно душистой атмосферой, но, разумеетсл. къ данному вопросу не имеютъ отношения такия средства человеческаго чарования, которыя не представляютъ собой настоящих испарений самого тела и употребляются для уничтожения или заглушения последнихъ посредствомь искуственныхъ запаховъ, начиная съ мускуса, цибеты, асафетиды, лимбургскаго сыра и кончая тончайшимн произведениями французской парфюмерии, в роде эссенции из розы, патчули и проч.

Затем возникает вопрос об отличтельном расовом запахе. Присущь ли свой особый запах каждой расе или нет? Если да, то не могли бы мы каждого представителя человеческаго общества определять по обонянию? Так напр. многим известен запах, присущий африканцу или китайцу или итальянцу. Запах белаго человека в жилом помещении для индийца скоро делается невыносимым. Впечатлительна ли каждая раса к своему запаху, или она ощущает лишь запахъ другой расы?

Бывают затем запахи, заметные в большей или меньшей степени, у повидимому совершенно здоровыхь и зависящее от изменений в отправлениях, выделениях или отделенияхъ. Авторъ припоминает два очень резких случая из своей практики. Один был с молодойи, цветущей, краснощекой женщиной, сильной и явно хорошего здоровья, менструальные периоды которой. сопровождалитсь такимъ резкимь и проницательным запахомь, что едва можно было оставаться с нею в одной комнате, и сама она в это время удалялась отъ общества и избегала общения съ людьи. Другой былъ мужчина, видимо, вполне здоровый, страдавший обильными подмышковыми потами пронзительного, неприятного запаха, наполнявшего комнату въ несколько минугь и часами не исчезавшего после ухода субъекта. В обоих случаяхъ Гепарсульфуръ принес существенную пользу.

Аммониакальный запах, часто замечаемый у стариковь, зависит от недержания или капания мочи и представляет только один из множества подобныхъ случаевъ более или менее механическаго характера, не всегда зависящего, от настоящихъ болезней. Запахъ пищи и лекарства также может сказываться на отделенияхъ и выделениях, напр. запахь спаржи или скипидара в моче.

Часто немалое влияние здесь имеютъ занятия, окружающие условия или сообщество. Сhomel приводит случай, когда пот кучера, болевшего воспалением легких, в течение шести недель все сохранял запах конюшни. Пол также имеет значение. Напр. запах женщины напоминает запахъ трески, запах мужчины похожъ на запах плесневыхъ грибковъ. Затемъ относительно специальных патологическихъ запаховъ при известнаго рода заболеванияхъ. При подагре кожные выделения приобретаютъ специальный запахъ, который Sydenham сравниваетъ с запахом сыворотки; мы можем назвать его кисловатым; бывають также в поте более аммиака. При ревматизме запах пота уксусо-муравьиный, особенно в области опухшихъ суставовь (Моnin).

При сахарной болезни (диабете) запах сладковатый, приторный, сенный (по Latham) или скорее ацетоновый (Рисоt) или, по Воuchardat, напоминающий что-то среднее между альдегидом и ацетоном, представляя собой смесь этих двух веещств в различных пропорциях.

При желтухе и хроническом воспалении брюшины (перитоните) запах мускуса.

При золотухе бывает запах стараго или кислого пива (Stark и Неbга)

При гноекровии (пиэмии) дыхание больного имеет сладкий, тошнотворный запахъ свежеснятого сена.

При перемежающейся лихордаке бывают запах, свежевыпеченного черного хлеба, а при скарлатине обыкновенного хлеба.

При желтой лихорадке бываетъ трупный запах или запахъ воды, которою промывалнсь ружейные стволы.

Тифоидная лихорадка имеет род затхлого залаха, часто запахъ крови. При тифе запахъ аммониакальный или похожий па мышиный.

При кори запах свеже ощипаеных перьевъ.

При молочной лихорадке кислый запахъ.

Истеричные больные имеютъ запахъ фиалки (или ананаса, по Саssи. Ред.). Сыпи имеют запахъ гнилой соломы.

Гноетечение изъ уха имеетъ цепкий, долго остающийся запахъ, который трудно забыть, разъ приходилось его слышать.

Чесотка имеетъ плесневый запах; мочекровие аммониакальный запахъ.

Вонючий запахъ озены или дурнокачественного носового катарра знакомъ всемъ.

При холере запахъ аммониакальный (Drasc, Рагkег), а выделения имеють запах семени (похожий на плесневый).

Дифтерия имеет отвратительый гангренозный запах.

Гангрена имеетъ запах разлагающейся мертвечины; тоже бываетъ и при ранах в известных стадиях. Если бываеть сильное и давнишнее гноение изъ раковой язвы, то оно часто сопровождаетея запахом разлагающейся рыбы; саркома имеетъ подобный же запахъ.

При чуме, в начальном ее периоде, запахъ бывает сладкий (Diemerboeck) или похожий на медовый, по Dоррnег'у, наблюдавшему чуму в Ветлянке, какъ это описано в Лондонскомъ Lаnсеt'е за 1879 г. от 1 фев.

Оспа имееть своеобразный характерный для нее запахъ изменящийся смотря по тяжести и стадии болезни и напоминающий запах зверинца или жженого рога.

Вегаrd говорит, что кроме выделений, и кожный запах привлекает мух на. тело человека и что как бы мало он не был заметен, это указывает на близкий конец. Boerhaave (афоризм 728) говорит, что трупный запах предшествует смерти. Althaus сообщает, что Skoda почти никогда не ошибался благодаря этом показанию. Compton также придавал этому важному клиническому симптому большое значение. (Тhе Ноmeop. Recorder, 1901г № 6).