Психологический «ликбез»

В настоящее время появляется очень много статей о психологии и психотерапии, но многие важные и основополагающие вопросы остаются «за кадром». В этой статье мы постараемся восполнить этот пробел, затронув ряд наиболее актуальных на сегодняшний день моментов.

Психотерапия давно уже вышла за пределы психиатрии, невропатологии, в недрах которых она зародилась. Психотерапия — система лечебного воздействия на психику, а через психику — на весь организм и поведение человека. Принято различать понятие психотерапия в узко медицинском смысле, как метод лечения (подобно физиотерапии, лечебной физкультуре), и в более широком, включающем в себя организацию профессиональной деятельности и быта, профилактику психотравмирующих факторов и т.п. В таком случае психотерапия тесно связана с такими понятиями как психодиагностика, психогигиена, психопрофилактика.

Психотерапия может применяться как самостоятельно, так и в комплексе с другими методами лечения. Психотерапия сейчас стоит на стыке многих наук, прежде всего психологии, медицины, физиологии, философии, социологии, и в то же время, все более отчетливо формируется в специальную область знаний, где практические навыки и их использование с лечебной целью, несомненно, опережают фундаментальные исследования по их обоснованию, другими словами, где теория уже давно в долгу у практики. Комплекс различных методов психотерапии, объединенных общим принципиальным подходом к лечению, образует систему или направление психотерапии. Принято говорить об отдельных направлениях психотерапии, в их рамках выделять отдельные методы, а уже внутри каждого метода — различные методики и приемы. Только в Германии сейчас насчитывается более 300 психотерапевтических направлений, а в США их несколько тысяч. В связи с этим необходимо понимать, что ни один метод сам по себе не может быть лучше или хуже другого. Нет «плохих» или «хороших» методов психотерапии, есть только хорошие или плохие психотерапевты. Прежде чем начать психокоррекционную работу, необходимо четко определить показания и противопоказания к психотерапевтическим методам. Для этого существуют диагностические исследования, по их результатам специалист может оценить необходимость проведения консультирования, да и самому клиенту становится понятнее его состояние.

Психотерапия — это специфический метод лечения, состоящий из практических, подчас очень трудоемких методик. А это требует от специалиста при их освоении и проведении умения, терпения, трудолюбия. Хотелось бы уберечь начинающих «психологов» от ряда психологических трудностей, которых можно избежать. Некоторые, начиная свое обучение и практику, ожидают от психотерапии чуда, склонны видеть в ней панацею от всех заболеваний. И когда оказывается, что никакого чуда в психотерапии нет, а есть только кропотливый и очень тяжелый труд, они быстро разочаровываются. Психотерапия основана на методах лечения, освоение которых требует длительного времени, освоить их за 3—4 месяца невозможно. Нужны годы изнуряющего труда, чтобы придать работе ту легкость и эффективность, которую мы иногда наблюдаем у опытного психотерапевта.

Есть еще несколько моментов, о которых хотелось бы упомянуть. Уже при первой встрече психотерапевта с клиентом встает вопрос о согласии клиента на проведение курса психотерапии (если такая необходимость выявлена диагностикой). При этом непременным условием является позитивное отношение клиента к терапии. Поэтому психотерапию не назначают, как таблетки или физиопроцедуры — о ее целесообразности договариваются. Это важно помнить, так как в настоящее время участились манипуляции со стороны школьных психологов по отношению к родителям и их детям. К нам приходит все больше и больше родителей, детям которых была назначена психокоррекция (консультирование, работа в группе, тренинг и т. п. не важно как назвать, важна суть). Педагог зачитывает в классе список детей, которым непременно надо обратиться к школьному психологу для коррекции их поведения. Это недопустимо, так как является прямым нарушением прав человека. В большинстве случаев дети реально не нуждаются в психокоррекции, просто они, проявляя свои врожденные особенности, становятся неудобными учителям. Однако для того, чтобы уберечь ребенка от подобных травм, лучше пройти диагностические исследования у независимого специалиста и при необходимости получить письменное заключение.

Вероятно, следует согласиться с мнением Б.Д. Карвасарского, что ни в одной другой области медицины этические проблемы не приобретают столь существенного значения, как в психотерапии. В погоне за легким и быстрым успехом начинающий психолог может незаметно скатиться до уровня знахаря или эстрадного артиста. Таких психотерапевтов, которые с легкостью обещают вылечить СПИД, рак, энцефалопатию, еще Проспер Мериме называл «торговцами надеждой». Такая постановка вопроса не означает, что психотерапевт не должен участвовать в лечении тяжелых органических заболеваний. Психотерапевтически можно снять невротическое наслоение, нарушение сна у больного, эмоциональное напряжение у перенесшего инфаркт, операцию и т. п. но обещать полное излечение подобных заболеваний только психотерапевтическим путем по меньшей мере жестоко. В связи с этим вспоминаются слова Кречмера о том, что «современному врачу отвратительна роль волшебника». Слова эти, произнесенные более чем полвека тому назад, не потеряли своей актуальности и наши дни. В любом случае, при обращении к психотерапевту обращайте внимание, на что делается основной упор в беседе, на «чудесную технологию» или на потребности реального клиента, и уже с учетом его индивидуальных особенностей, выявленных диагностикой, осуществляется подбор методик, наиболее эффективных в данном конкретном случае.

Главное в работе психотерапевта — не изготовление для клиента «психологических протезов», а стремление раскрыть перед ним его же резервные, скрытые возможности. Английский психотерапевт М. Шепард (M. Shepard) считает, что настало время выработать законоположение, в котором следует четко определить, что психотерапия — это ограниченная профессия тех людей, кто прошел соответствующую подготовку и готов придерживаться надлежащего этического кодекса. Можно только добавить, что такое законоположение нужно в наши дни не только для Англии, но в не меньшей степени и для нашей страны. Но его не существует и по сей день.

Существенным является тот факт, что не менее 50% из тех, кто обращается в медицинские центры и клиники с соматическими жалобами (по поводу заболеваний внутренних органов), по существу здоровые люди, нуждающиеся лишь в коррекции эмоционального состояния, увеличении объема использования памяти и т. п. однако многие врачи назначают лекарственные препараты, вместо того чтобы направить пациента на коррекционную работу к психотерапевту. К сожалению, пока еще очень мало врачей, которые, даже понимая, что человеку необходима в большей степени помощь психологическая, решаются сказать об этом и направить на консультацию. Немалую роль в этом играет и само отношение людей к психотерапии, считающих, что к психологу отправляют только «психов» и негодующе заявляющих врачу «у меня же с головой все в порядке только позвоночник болит». Иногда бывает и наоборот, психолог из-за страха потерять клиента или из-за элементарного непонимания ситуации боится направить человека к остеопату, невропатологу или другому специалисту.

Мы работаем по другим принципам, наш многолетний опыт совместного ведения клиентов со смежными специалистами показывает, что наиболее эффективным является именно такой способ. Т. е. сочетание медицинского (врачебного) вмешательства и психологического закрепления полученного результата. Это очень существенно для людей активно занимающихся бизнесом и, соответственно, подвергающихся большим нагрузкам.