Роды дома

Сегодня младшему сыну восемь лет. Утро было хмурым. Настроение у меня - "слезки на колесках". В эту ночь, с девятого на десятое апреля, я уже никогда не смогу спать крепко. Каждый раз я пытаюсь вспомнить все до мелочей. И каждый раз вспоминается все.

О том, что в следующий раз буду рожать дома, я решила еще тогда, когда выписывалась с первенцем. Если честно, до сих пор чешусь при воспоминаниях о государственных родах. Может, кому-то повезло больше, но меня не вдохновляло снова доверять больницам. Слишком живы душевная боль одиночества и ощущения не женщины, а тела, которое всем мешает и все время что-то просит. Но я - женщина. И все в моих руках. Я не боялась вторых родов. Их боялись окружающие. Все отговаривали от экспериментов, лишь мой отец улыбался и кивал головой: "Давай дочка, давай, я мысленно с тобой, я тебе доверяю". Кто был в сложных ситуациях, знает, что даже если весь мир против, доверие самого любимого человека дает столько сил, что ты можешь мир перевернуть.

Ближе к родам приехала моя мама. чтобы в последний момент вызвать "скорую". Схватки длились неделю. И каждый раз - "ложная тревога". Все к этому привыкли, и когда я в очередной раз взяла матрац и ушла с мужем на кухню, это воспринималось как "сейчас пройдет". А я рожала. Память первых родов была свежей, и я помнила все о схватках, о дыхании, об околоплодных водах. Схватки участились, но я не отвлекала мужа, который увлекся чтением журнала. Мама и полуторагодовалый сын спали в проходной комнате. Я оберегала их покой и терпела схватки. Я помню, как по миллиметру ребенок выползал. Я старалась все запомнить. Врачей рядом нет, никто не подскажет и не поможет. И не надо. Уже поздно что-то менять. Если я сейчас отправлю мужа на улицу к телефону-автомату, он опоздает к появлению на свет нашего младшенького. Будить маму не буду, она родила и вырастила своих четверых детей, пусть спит. Часы показывали четыре утра. Тер-пп-п-лю!

Я не ходила в женскую консультацию (там все равно не дают никаких консультаций. Там интересуются весом, объемом, платежеспособностью). Я с первенцем фанатично посещала все приемы и лекции. Я была открыта для знаний. И что? Дышать во время родов меня научила старшая родная сестра, а постовая медицинская сестра не торопилась оказывать мне помощь. После первой беременности я ходила с чувством вины перед всеми докторами и медсестрами, даже санитарок я напрягала своими родами. Ухаживать за своим послеродовым телом вообще никто не учил. А те приспособления для помывки и "обработки", которые предлагает больница, учат ненавидеть себя как женщину. Я еще благосклонно относилась к педиатрам в роддоме, но после того, как мое сцеженное молоко скормили близнецам, а моего сына покормили смесью, которая дала аллергию, я могла доверять только себе. Выписалась я с маститом, с болью в спине, голове, душе. В придачу к сыну выявили целый букет его болячек. Как вердикт - патология беременности.

Со второй беременностью я встала на учет в семь месяцев. Нужно было уходить с работы в декретный отпуск, а для этого требуются некоторые документы, подтверждающие факт беременности. На воспитательные лекции медперсонала я не обращала внимания. На двадцатой минуте мне выписали все документы и отпустили восвояси. Попросили потом сообщить, кто родится. А заведующая мудро посоветовала, если что, приезжать в роддом. Можно без анализов и документов, но - приезжать. И улыбнулась. Эта была единственная "медицинская улыбка" за обе беременности.

Муж совсем расслабился в своем чтении. Надо его отрывать от чтива и приобщать к действу. Помой руки. Сядь напротив. Мне нельзя было расслабляться. Я должна руководить процессом. После того, как вылезла головка малыша, можно позволить себе тридцатисекундный отдых. Но его не мог позволить мой муж. Он не знал, что ребенок выходит по частям, и, увидев только головку, только и успел вымолвить: "Пожалуйста, постарайся родить всего". Я выдавила наше счастье целиком на мужские родные руки. И дала себе пятисекундный отдых под мяуканье младенца.

Уложив ребенка на грудь и укрыв его простынкой, я была счастлива. А муж сказал: "Лишь бы не двойня. Если полезет второй, я этого не вынесу". Мама не смела входить, пока ее не позовут. Мы позвали в четыре часа десять минут. Я отчего-то ляпнула: "Мама. знакомься, это - Данилка". Откуда всплыло это имя, непонятно.

Мама схватилась за тряпку, только бы не встречаться со мной глазами и не выдать тревогу. Дальше было проще. Отошла плацента. Супруг снова напугался. Он по незнанию решил, что из меня выходит печень, почки и все, что может находиться у женщины внутри. Но об этом муж рассказал мне позже.

Мамуля корректно спросила, что же теперь делать с пуповиной. Сначала я подождала, пока кровь от плаценты отступит по пуповине к ребенку. Надо заметить, что на пуповине был тугой узел, который мешал сыну дышать, и последствия могли быть ужасными. Но ужасными они могли быть и в больнице. Я перерезала пуповину пополам. Из пореза выделилась капелька крови. Еще полчаса понадобилось для того, чтобы пуповина окончательно побелела, а значит, вся кровь вернулась к ребенку. Мы тупыми ножницами оставили сантиметровый хвостик пуповины, который у нас на глазах стал закручиваться, а через три дня и вовсе отпал без всякой обработки.

Данилка родился в "маргариновой" смазке, которую мы долго не могли отмыть. Но облить холодной водой мы его успели сразу после родов. Ему понравилось. Я и сама облилась. Потом помылась в ванной. Взвесили ребенка смешным способом. Запеленали, уложили, как котенка, в сумку и прикрепили кантарик. Вместе с сумкой тянуло на два с полтиной.

К шести утра я покормила малыша и заснула. Рядом спал старший сын. А на кухне суетились любимые люди. Свежая родная постель, атмосфера счастья и покоя не дали образоваться маститу. Спокойная и довольная мать не давала ребенку причин для болезней. Гордый отец носился с оформлением документов на сына. А моя мамочка еще три месяца не могла прийти в себя. И когда ее просили рассказать, как все было, она вздыхала, открывала рот и начинала всхлипывать. Рассказа не получалось. Она-то рожала не рядом с любимыми людьми, а в казенном доме с очередью в предродовую палату и с потоком кормления. С ребеночком было принято знакомиться только дома. Радости секса полагалось закончить в момент зачатия и возобновить только через два месяца после родов. Зря доктора переживали. После психологических и физических травм родового периода, без реабилитации, многие женщины не подпускали к себе мужчин годами.

Врача мы позвали на шестой день после родов. Этой недели мне хватило установить дома психологический комфорт и подрастить ребенка. Отправить маму домой и принимать у себя гостей. Все были рады за нас.

Ситуация с родами сегодня другая. Есть выбор. Но то, что ощутили мы с мужем во время совместной встречи ребенка, не передать словами. Мы видели, как нужна ему, нашему беззащитному комочку, помощь. Никто маленькому так не нужен, как мама с папой рядом.

Сегодня Данилке восемь лет. Он практически не болеет. Или переносит недуги легче, чем старший брат. Он чувствует безграничную любовь двоих родителей, хотя жизнь внесла свои коррективы и мы уже с бывшим мужем поздравляем ребенка отдельно друг от друга.

Это не значит, что роды на дому лучше профессиональной помощи. Я благодарна всем тем, кто оставляет положительные эмоции в сердцах будущих мам. Я безгранично восхищаюсь людьми, для которых родовспоможение не поток, а чувственный акт. Я горжусь собой за свой поступок. Я безумно люблю своих сыновей, но не сплю в ночь накануне дня рождения младшего сына, потому что ответственность была на мне. Ни на докторах, ни на государстве, а на мне - женщине, решившей рожать дома. Отец ребенка тоже не спит. А утро начинается с ощущения праздника для всех нас. Хотя, чего уж, не все поняли мой поступок. На что папа сказал: "Как я тебя понимаю! Я тоже по молодости однажды побрился наголо и переплывал Катунь". А может, это гены?

***

ПЯТЬ ВОПРОСОВ САМОЙ СЕБЕ

- Ты готовилась к родам на дому?

- Мы с мужем не готовились к ним по медицинским книгам. Весь опыт состоял из первых родов и рассказов друзей. Почему-то я была уверена, что роды - это природный дар и все пройдет естественно.

- Почему не агитируешь рожать дома? Это очень страшно?

- Страшно всегда и за все. Ответственному человеку не страшно не бывает. Роды - это не только физиологический акт, но и большая психологическая нагрузка. Как раз к такой нагрузке не все готовы. Когда рядом есть такие же роженицы и медперсонал, как-то легче обсуждать пережитое. Да и физическое состояние будущих мам часто под вопросом. Значит, может понадобиться квалифицированная помощь. Для родов на дому одной уверенности в собственном здоровье мало, очень важна уверенность в партнере и собственном психологическом настрое.

- Отец ребенка не испугался? Не разочаровался?

- Мне кажется, нет. Конечно, испуг виден был вначале. Но если бы я увидела, что супруг не может участвовать в домашних родах - я не пошла бы на это никогда. Первый муж, пережив рождение сына воочию, стал трепетнее относиться и к детям, и ко мне. Хотя новая беременность и третий ребенок пока существуют в мечтах, мой второй муж отказывается рожать вместе, по-домашнему. Если мне не удастся его переубедить, то. Буду рожать с докторами. Нет необходимости в эксперименте - и экспериментов делать не надо. Понимать друг друга важнее, чем споры на тему: "Кто прав? Кто не прав?"

- Что посоветовать тем, кто решил рожать дома?

- Если роды на дому решили провести под лозунгом "Авось все получится", велика вероятность последствий. Когда есть минимальные сомнения, лучше прямиком отправиться в больницу.

Готовящимся к родам могу дать только несколько советов.

1. Где бы ни родился ваш ребенок и каким бы он ни родился, вся ответственность лежит на родителях. Ребенка вы должны принять любого, вне зависимости от исхода. Бессмысленно потом кого-то обвинять.

2. Любите себя, свое тело до, во время и после родов.

3. Берегите отношения. Научитесь слышать ситуацию и уметь договариваться с партнером по чувствам.

- Практика присутствия мужа при рождении ребенка оправданна?

- Хочу повториться. Все зависит от отношений в семье. Если человек хочет, пусть присутствует. Полезно посмотреть на роды и мужчине, и женщине (вдруг пригодится). В любом случае, все участвующие должны быть психологически готовы. К сожалению, сегодня ни в женских консультациях. ни в роддомах, ни в детских поликлиниках нет специалистов по психологической подготовке к рождению ребенка и нет психологической реабилитации после родов. Перед тем как пойти на роды, поговорите со специалистами и будьте готовы к любым последствиям. Ну а то, что муж с женой должны доверять друг другу, сострадать и помогать, это и так известно.

Любви всем, здоровых детей и крепких отношений.

Источник: Сибирь (Новосибирск) от 27.04.2002