Не доживать, а жить. Репортаж TUT.BY об одинокой старости, "заботливых" наследниках и сестрах милосердия

8 ноября 2015 в 8:00

«Самое сложное в нашей работе то, что наши подопечные уходят. Привыкнуть к этому невозможно: за несколько лет общения человек становится родным, и его потерю переживаешь всегда тяжело», — признаются медицинские сестры милосердия Красного Креста, работающие с одинокими стариками. Журналист TUT.BY провела с работниками этой службы день и убедилась — они действительно милы сердцам бабушек и дедушек.

«Больше всего старикам нужны не процедуры, а общение»

Рано утром отправляюсь в центр медико-социальный помощи Красного Креста, что на улице Советской, 105а в Гомеле. Там знакомлюсь сВерой Демчихиной. которая год работает сестрой милосердия, иАллой Бежковой — она уже шесть лет навещает стариков и инвалидов на дому.

Сестры милосердия Красного Креста — Вера Демчихина и Алла Бежкова.

— 28 лет я работала медсестрой в поликлинике, — рассказывает Вера. — У меня мама старенькая, я за ней ухаживала, соседской бабушке уже лет пять помогаю. Как-то встретила знакомую, она предложила: «Не хочешь к нам в Красный Крест?». Я подумала, почему бы и нет? Ведь мне это нравится. Пришла сюда и работаю с удовольствием.

Алла тоже любит свою работу. Она показывает фото на мобильном телефоне:

— Вот бабушка очень хорошая, она детей моих по именам знает, с днем рождения меня поздравляет. А вот мы чаевничаем в центре, с нашими бабулями и дедулями, которые в состоянии сами передвигаться.

Мы смотрим фотографии, сестра милосердия сопровождает свой рассказ историей каждого, кто на них изображен. Делает это с таким воодушевлением, будто речь идет о ее родственниках.

Спрашиваю, не сложно ли в психологическом плане ежедневно иметь дело с чужими стариками.

— Что вы, они нам не чужие! — восклицают обе. — Мы не раз слышали от других людей: «Как вы не впадаете в уныние от такой работы?» Какое уныние? Они такие доброжелательные, столько тепла и благодарности от них исходит. У нас с ними идет обмен положительными эмоциями, и это заряжает.

Алла рассказывает про бабушку, которая поставила себе установку дожить до 90 лет. Ее муж скончался более 20 лет назад, детей у них не было. В прошлом году ей исполнилось 90, и она умерла через два месяца после своего дня рождения. С ней было очень интересно общаться, говорит сестра милосердия.

Когда в центре ставят на учет нового подопечного, обязательно выясняют, есть ли у него близкое окружение — соседи, давние друзья, дальние родственники. Связь с ними помогает в работе со стариками.

— Недавно я пришла к бабушке, она не открывает дверь. — приводит пример Алла. — Я позвонила ее подруге, и она сказала, что бабулю вчера вечером увезла скорая. Я сразу по справочной стала выяснять, в какой она больнице, и поехала ее навещать.

Не каждый человек может стать подопечным этой службы. На дому сестры милосердия посещают только одиноких больных людей или тех, у кого есть родственники, но живут далеко или по объективным причинам не могут навещать. Такие сведения должны быть документально подтверждены: заполняется карта подопечного, в которой помимо прочего указан диагноз пенсионера, согласованный с участковым терапевтом.

Пока мы общаемся, в центр начинают приходить бабули. Кто-то просит глаза закапать, кто-то — температуру измерить или давление, кто-то — укол сделать или перевязку. Все медицинские процедуры, включая уколы, сестры милосердия делают только по назначению врача. Никакой отсебятины, говорят они.

Первая посетительница центра

Первой в центр заглянула Раиса Михайловна. Ей 81 год. Она инвалид 2-й группы. У нее сахарный диабет, катаракта, и она ничего не слышит, но приходит всегда сама. Сестры милосердия сходу выдают такую информацию по каждому посетителю, не заглядывая ни в какие бумажки.

— Больше всего старикам нужны не процедуры, а общение, — говорит Вера. — Им хочется рассказать о своей судьбе, у всех она тяжелая. К нам ходят и те, у кого есть дети, но у них уже свои семьи и нет времени на то, чтобы навещать родителей. А бабушки и дедушки любят про своих детей и внуков рассказывать. Еще любят цены в магазинах обсудить или новость, которую по телевизору увидели.

В центре умеют слушать внимательно, не перебивая — даже если один и тот же рассказ им приходится слышать каждый день.

Бабушка о сестре милосердия: «Она не то что добрая, а вообще предобрая»

На дому сестры милосердия обслуживают стариков, которые не могут передвигаться самостоятельно. Многие из них не покидали свои квартиры несколько лет.

Вера берет большую сумку с символикой Красного Креста, в которой аптечка, тонометр, шприцы, бинты, салфетки… Мы отправляемся к ее подопечным. Маршруты подобраны так, чтобы дома были расположены близко друг от друга. Это позволяет уделять старикам больше времени.

— Сегодня планировала навестить дедулю из 16-й квартиры, который перенес два инсульта, но он в больницу попал, — по дороге рассказывает она. — По квартире сам передвигался с палочкой. Он дал мне свой ключ, но при этом попросил :"Ты мне звони, я сам буду открывать, чтобы хоть немножко двигался". Когда погода хорошая, мы с ним на улицу выходим. Пока сидим на лавочке, беседуем, в это время квартира проветривается.

Мы подходим к дому на улице Шилова. Дверь квартиры открывает красивая ухоженная женщина. Вера рассказала, что раньшеНина Николаевна сама приходила в центр, но теперь у нее проблема с позвоночником, ноги стали отказывать, она даже в магазин выйти не может. У 75-летней Нины Николаевны где-то в районе есть двоюродные племянники.

— Зачем вы обувь снимаете, девчата? — всплескивает руками Нина Николаевна.

Говорю, что такая чистота, что не хочется ее нарушить.

— Это благодаря Вере Григорьевне, — заплакала вдруг бабушка.

— Тише-тише, не плачьте, не волнуйтесь, — успокаивает ее Вера, — а то давление поднимется.

— Вера Григорьевна — она от Бога призвана в наш Красный Крест. Если б не она, вообще не знаю, как я жила бы. У меня смещение позвоночника, по дому я еще немного хожу. А как выйду на улицу, нога не дает идти — сильная боль, такие мучения, не рассказать, — вытирает набежавшие слезы женщина. — Вера Григорьевна уколы мне делает. Придет, тут же посмотрит, где у меня какой беспорядок в квартире, быстренько порядок наведет, в магазин сбегает — все, и я живу. А в сущности я одинокий человек.

Пока сестра милосердия моет посуду, Нина Николаевна рассказывает, что Красный Крест с праздниками ее поздравляет, подарки дарит: «Одежки какие надо — пожалуйста. Я сказала им, что хочу купить паласик, так они мне ковер подарили».

— Такие девчата хорошие! Они и выслушают, и чаем напоят — только живи. А в поликлинику зайдешь в кабинет, две минуты — и все: «Вы свободны!». Не успеешь даже сказать, что у тебя болит.

Пришло время уходить. Сестра милосердия напоминает хозяйке квартиры, когда надо принимать лекарства и прощается с ней:

— До завтра! Крепитесь, Николаевна …

— Вы меня так обрадовали, девчата. — улыбается Нина Николаевна и машет нам рукой на прощание.

Уже на улице Вера рассказывает, что когда-то у этой женщины была семья: «Тяжелая жизнь у нее — мужа похоронила и сына».

А мы отправляемся в другую многоэтажку — к 82-летнейЕвгении Владимировне. Недавно ей первую группу инвалидности дали. У женщины катаракта, она плохо видит, может только по квартире передвигаться — и то с палочкой.

Вера расспрашивает бабушку, как прошел вчерашний вечер, как она спала, что болит.

— Она ж такая хорошая! Дай Бог, чтоб все такие были. — говорит Евгения Владимировна о сестре милосердия, в ее словах столько эмоций! — Она не то что добрая, а вообще предобрая: и давление придет измерить, и столько уколов мне делает. У меня все с ног до головы больное. Для таких людей, как я, — это золото. Я уже в другой раз даже стесняюсь: она и в магазин предлагает сходить, и в аптеку — что ни попросишь, все сделает. Таких людей сейчас мало.

— Не надо стесняться, говорите всегда, что вам нужно. — улыбается Вера. — 160 на 60 у вас давление.

И поясняет мне, что у бабушки стоит кардиостимулятор.

— Красный Крест — такая служба хорошая, они не только мне, всем престарелым, инвалидам помогают. Наша Вера и к другим людям ходит. У нас в доме есть лежачий, она ему тоже помогает, — говорит Евгения Владимировна. — У меня сын в Гомеле живет, но у него со здоровьем плохо. Он в кардиологии сейчас лежит, я за него переживаю. А Вера — это золото. Всегда ее жду.

— Старики искренне радуются нашему приходу, они как дети. Да вы и сами видите. — говорит Вера, когда мы спускаемся по лестнице. — Они готовы целый день провести с тобой, им есть что рассказать, а мы умеем слушать. Подопечных много. Каждому уделяем столько времени, сколько потребуется — в зависимости от состояния человека. К каждому свой подход нужен.

«Я сказала, что бабуле нечего есть, а ее племянница говорит: «Вы квартиру себе хотите забрать?»

У Аллы также много подопечных. Сестра милосердия говорит, что за время работы всякое приходилось видеть, и рассказывает случай, который произошел шесть лет назад. Такая ситуация, говорит, не единична, но каждая из них врезается в память.

— Когда я только приступила к работе, поликлиника дала мне перечень одиноких больных людей. Я стала обходить их и спрашивать, кто нуждается в помощи. Пришла к женщине, которая перенесла черепно-мозговую травму. Она уже не могла выходить на улицу. Муж у нее умер, детей не было. — рассказывает Алла.

Женщина сказала сестре милосердия, что не против, чтобы ей помогали, только надо сначала спросить разрешения у двоюродной племянницы, которая живет в Ветке (райцентр, расположенный в 31 км от Гомеля. — TUT.BY).

— На следующий день прихожу, бабуля волнуется, говорит, что не дозвонилась племяннице. Я попросила у нее телефон, позвонила ей, представилась. Племянница старушки спросила меня сразу: «А что вы хотите? Может, квартиру?» Я дала ей все координаты Красного Креста, чтобы она убедилась, что я там работаю. В итоге она дала добро.

Сестра милосердия стала посещать женщину. И была очень удивлена, что у нее практически не было еды — холодильник был пустой. Алла сварила ей суп, потом стала привозить другую еду. Она созвонилась с лечащим врачом старушки, узнала, какие ей препараты назначены, стала контролировать их применение. Однажды не выдержала, позвонила племяннице и сказала, что бабушку надо кормить. После этого звонка родственница сказала, что заберет бабушку к себе в Ветку и чтобы к ней больше не ходили.

— Получилась печальная история. — вздыхает Алла. — Из-за такой родственницы пришлось бабушку снять с обслуживания. Позже мне ее соседи сказали, что никто старушку никуда не забирал. Бывают и более трагичные ситуации. Однажды я пришла к своей подопечной и не смогла попасть в квартиру. Вызвала милицию, скорую, работников ЖЭУ. Взломали входную дверь — бабушка лежала посреди прихожей, она ночью умерла .

Алла и Вера говорят, что приходится сталкиваться с разными людьми.

— Одна звонит в центр и жалуется, что у нее сахарный диабет, что она в коме была. И кушать ей нечего, и надеть нечего — все покрали. Я решила навестить эту бабушку, — рассказывает Алла. — Приехала. В доме у нее страшный беспорядок. Вижу, бабушка в самом деле нуждается в помощи. Она сказала, что у нее никогда не было детей и родственников.

Алла стала к ней ездить. Квартиру в порядок привела, вещи старушке привезла. Та стала жаловаться, что могилка ее матери в плохом состоянии. Сестра милосердия съездила на кладбище, покрасила оградку.

— В итоге на одном из совещаний встречаю женщину, у которой такая же фамилия как у моей подопечной. Спрашиваю, не родственница ли случайно? — смеется Алла. — Та отвечает: «Да, это моя родная тетя». Выяснилось, что у моей подопечной много близких родственников, которые могут за ней ухаживать.

Хоть у Веры стаж работы в Красном Кресте гораздо меньше, подобные ситуации есть и в ее практике.

— Позвонила женщина, сказала, что уже две недели голодает. Я пошла к ней. Спрашиваю, есть ли у нее дети. Она сказала, что нет. Я стала кормить ее, а она только командует. Узнала, что я на выходные в деревню еду, заказала, чтобы сала привезла, огурцов бочковых и картошки чтобы отварила. Я все сделала, назавтра она мне суп заказывает. Потом дала мне 100 тысяч и сказала купить ей фруктов. Я выбрала самые лучшие персики и сливы, принесла ей с чеком. Прихожу на следующий день, а она мне с порога: «Что ты мне вчера купила? Слива плохая, персик гнилой». «Как же так? — говорю. — Я же вам каждый персик вчера показала». Словом, когда завершилась проверка документов, оказалось, что у нее есть дочка и сын. Я сказала, что ездить больше не буду, так она кричала в истерике: «Ты плохая! Ты меня бросила!».

— Разумеется, старики — непростая категория, — соглашается и старшая медицинская сестра милосердияЕлена Тимошенко. — но работать с ними надо. В основном капризничают те, у кого есть родственники. По-настоящему одинокие люди ведут себя иначе — они очень благодарны нашей службе, ведь до этого в их квартиру годами никто не заглядывал. Наша задача — помочь этим людям оставаться дома, насколько это возможно, и обеспечивать им качество жизни. Иначе их определят в интернат, а ведь каждый человек хочет жить дома независимо от возраста.

Также Елена Тимошенко рассказала, что Красный Крест по линии гуманитарной помощи обеспечивает больных одиноких стариков всем необходимым — от ходунков и инвалидных колясок до витаминов, одежды и постельных принадлежностей. Что касается памперсов, то инвалидов первой группы обеспечивает ими государство.

Всего в Гомельской области 11 медико-социальных центров Красного Креста: четыре в Гомеле, два в Мозыре, по одному в Речице, Калинковичах, Житковичах, Рогачеве и в Гомельском районе. В них работают 14 медицинских сестер милосердия и 7 младших сестер милосердия (они не имеют медицинского образования, но у них есть опыт работы в социальных сферах. — TUT.BY). Им помогают волонтеры. На надомном обслуживании у сестер милосердия находятся 99 одиноких пожилых больных людей.

Служба сестер милосердия Красного Креста содержится за счет членских взносов и пожертвований. Зарплаты у работников маленькие — 2,5 млн. Это при том, что у сестер милосердия нет такого понятия, как выходной: бабушки и дедушки звонят им в субботу и воскресенье.

Недавно в Гомеле был установлен универсальный контейнер Красного Креста для сбора чистой одежды и обуви от населения, которая будет передана нуждающимся. Это ноу-хау не только для области, но и для всей Беларуси. Расположен контейнер на улице Матросова, 6. Желающие могут приносить туда одежду и обувь в хорошем состоянии. В ближайшее время планируется установка таких контейнеров во всех районах Гомельской области, рассказала TUT.BY Елена Тимошенко.

На Гомельщине до 5 декабря проходит ежегодная республиканская кампания «Забота» по оказанию помощи подопечным службы сестер милосердия, а также другим одиноким пожилым, тяжело больным и инвалидам. В ее рамках объявлен сбор пожертвований на расчетный счет БОКК с пометкой «Забота».

Реквизиты для пожертвования:

Гомельская областная организация Белорусского Общества Красного Креста, УНП 400 093 808 ОКПО 2 940 492. Дирекция ОАО «Белинвестбанк» по Гомельской области г. Гомель. Расчетный счет 3 015 470 888 014 .Код банка 15 3 001 739.

Адрес банка: г. Гомель, улица Советская, 7.

Абоненты МТС могут отправить SMS-сообщение на короткий номер 553 в следующем виде: 501 пробел сумма пожертвования.