А.В. Либин

Дифференциальная психология на пересечении европейских, российских и американских традиций

3.7. Типы внимания и памяти

Внимание — один из центральных ("сквозных" по Век-керу, 1998) психических процессов, связанный со способностью субъекта сосредотачивать свою активность на ре-альном или воображаемом объекте в данный момент времени — также не осталось в стороне от дифференциально-психологической магистрали. Жаль только, что исследования внимания через призму человеческих различий не имеют пока того объема, которого заслуживает эта важнейшая характеристика психики.

Особенности внимания связывают — как и при изучении большинства перцептивно-когнитивных процессов — со спецификой стратегий приема и переработки информации. В качестве примера можно привести параметр "широта сканирования" (экстенсивность или умеренность перцептивного поля) — степень фокусировки внимания, оцениваемая по частоте и систематичности центраций на значимых элементах изображения ко всему полю (Holtzman, 1966). Для выявления этого параметра используют тесты на визуальную оценку размеров объекта по отношению к эталону (см. Скотникова, 1988).

Дж.Блок (Block et al, 1981) связывает индивидуальные особенности внимания с параметром, названным "проницаемостью" (permeability) перцептивного аппарата ребенка. Высокий уровень "проницаемости" связан с широким фокусом внимания, не позволяющим замечать тонких различий, в результате чего сходство достигается за счет "размывания" стандарта. При низком уровне "проницаемости" проявляется узкий фокус внимания, обеспечивающий чувствительность к небольшим отличительным чертам между объектами, точность и строгость в соблюдении стандарта.

Индивидуальная специфика организации внимания неизбежно сказывается на другом важнейшем параметре когнитивной сферы — памяти. Интересно, что различия в памяти, выявляемые экспериментальным путем, совпадают с Умозаключениями "наивных психологов". За житейскими фразами: "У него короткая память" или: "Она долго хранит события в своей памяти" проступают наиболее существенные различия в преобладании одной из двух стратегий сохранения воспоминаний — кратковременной и долговременной.

Другая особенность памяти связана с характеристиками представлений. Например, эффективность запоминания связана со способностью формирования образов. По данным ААГостева (1985), люди с высоко развитой образной способностью обычно медленнее заучивают вербальный материал (особенно абстрактную информацию), демонстрируя также "бедное" его воспроизведение. Зато склонные к воспроизведению ярких образов люди показывают более высокие результаты в непроизвольном запоминании (Ernest, 1977).

Люди также очень сильно различаются по своей автобиографической памяти — то есть памяти об информации, относящейся к Я, — что можно выявить, например, проанализировав ответы на такие вопросы: "Кого ты вспоминаешь, произнеся слово "пляж"?", "Кто был твоим лучшим другом, когда тебе было десять лет?" и пр. (Conway, 1990; Ross, 1991). Кстати, и в этом случае Ф.Гальтона можно упомянуть в числе первопроходцев — именно он инициировал изучение автобиографической памяти путем использования в своих первых измерениях психики метода словесных ассоциаций.

Разумеется, немаловажной переменной в исследованиях памяти выступает возраст. Д.Рубин сравнил данные нескольких исследований в различных возрастных группах, в которых людей просили вспомнить события прошлой жизни. Результаты выявили фактор, детерминирующий обнаруженные различия: у каждого человека оказался свой период детской амнезии первых лет жизни. Был также обнаружен компонент постоянно увеличивающейся с возрастом функции удержания событий в памяти. Учет этих двух закономерностей позволил сделать вывод о том, что в последние (на момент измерения) 20—30 лет жизни человека в памяти увеличивается вероятность сохранять воспоминания (Rubin et ah, 1986).

Не забывайте, что у книги есть автор и правообладатель! Материал предоставлен исключительно с целью ознакомления!