Как кино пользуется особенностями работы мозга

Голливуд, Калифорния — В «Железном человеке 2» в начале фильма есть сумасшедшая сцена, в которой Тони Старк впервые встречается с русским ученым Иваном Ванко в роботизированном костюме с электрическими хлыстами. Действие происходит на гонке Гран-При в Монако, в которой участвует Старк. Там Ванко шинкует болиды Формулы-1 как капусту и начинает одолевать Старка, даже когда тот надевает собственный костюм Железного человека. Какое-то время кажется, что полный энергии русский победит.

Для зрителя это «экшн» в захватывающей голливудской манере. Для ученых это окно в человеческий мозг. Недавно нейробиологи и когнитивные психологи собрались вместе с представителями киноиндустрии на конференции, организованной Академией киноискусства и кинотехники, чтобы обсудить, какие у них появились познания о механизмах внимания и восприятия — у ученых в результате трудных экспериментов и кропотливого анализа, а у кинематографистов на основе интуиции и опыта.

Смотря сцены из «Железного человека 2», например, люди проявляют удивительное постоянство в том, куда они направляют свой взгляд. Специалист по зрительному восприятию из Лондонского университета Тим Смит (Tim Smith) представил данные слежения за взглядом человека, собранные у 75 зрителей, смотревших этот эпизод на плоском экране. Камера следила за движениями их глаз, а программа создавала покадровую тепловую карту. Когда Смит показывал эпизод с наложением тепловой карты слежения за взглядом, красная горячая точка неотступно следовала за действием. То есть, люди сосредоточили внимание на дуэли двух супергероев, особенно на их оружии и лицах, а также на деталях машин, которые летали вокруг.

Джон Фавро (Jon Favreau), снявший «Железного человека 2» в качестве режиссера, находился на сцене вместе со Смитом, когда тот представлял киноэпизод. Казалось, что он его очаровал. «Все, на что вы смотрите, реально, а все на что вы не смотрите, подделка», — сказал он.

По словам режиссера, эту сцену снимали на парковке в Дауни неподалеку от Лос-Анджелеса. Корабли в гавани создали при помощи компьютерной графики, как и толпы зрителей на трибунах вдоль гоночной трассы.

«Мы постоянно рассчитывали, куда будет направлен взгляд зрителя, как привлечь его в эту зону, и как уделить первостепенное внимание в кадре тому, что можно сымитировать, — сказал Фавро. — Лучший инструмент зрительных эффектов это мозг аудитории. Она сама соединит все вместе, чтобы был смысл».

Чего нельзя подделать, заявил Фавро, так это лица и физические процессы. Сейчас он работает над адаптацией «Книги джунглей» и говорит, что там почти все компьютерная графика, за исключением лиц. Лица просто слишком сложно убедительно подделать, даже при помощи самых современных систем фиксации движений, призванных улавливать каждое моргание глаз и каждую гримасу.

«То же самое и с физическими процессами», — сказал Фавро. В сцене из «Железного человека 2» его команда по спецэффектам создала копии гоночных машин Формулы-1 того же веса и размера, что и настоящие, и запустила их с помощью гидравлики и пневматики, чтобы создать то зрелище с летающими колесами и падающими обломками, которое мы наблюдаем на экране. «Здесь возникает огромное количество случайностей в том, как эти вещи отскакивают, летят, катятся и переворачиваются, как они бьются о землю и друг о друга. И это создает ощущение реальности», — сказал Фавро.

Создатели фильмов интуитивно понимают то, что связано со зрительным восприятием и вниманием, а ученые пытаются понять эти вещи на уровне механики, отметил Смит. Например, он вместе с другими учеными хочет понять, как мозг конструирует изменчивое восприятие зрительного мира. «Зрительное восприятие кажется постоянным потоком, но это не так», — сказал он. На самом деле, происходит следующее: мы смотрим одновременно на одну вещь, а затем перемещаем взгляд, чтобы получить информацию из другого места. А наш мозг каким-то чудесным образом сшивает все эти кусочки воедино и создает цельное впечатление.

Именно этим киноиндустрия занимается вот уже сто лет, сказал Смит. В этом суть киноискусства. «Как психолог, я понял, что могу многому научиться у кинематографистов».

Рекомендуем прочитать еще: