Ноотропные препараты в современной медицине

Котова О.В.

Ноотропы – это вещества, оказывающие специфическое влияние на высшие интегративные функции мозга, улучшающие память, облегчающие процесс обучения, стимулирующие интеллектуальную деятельность, повышающие устойчивость мозга к повреждающим факторам.

Ноотропные препараты способны улучшать когнитивные (познавательные) функции как у людей, страдающих различными заболеваниями головного мозга, так и у здоровых. При этом они не вызывают психомоторного возбуждения, истощения функциональных возможностей организма, привыкания.

Термин «ноотропы» (от греческих слов «ноос» – мышление и «тропос» – стремление) был принят в 1972 г. спустя два года после появления на мировом рынке препарата пирацетам [1]. Хотя общепринятой классификации ноотропов пока не существует, к этим препаратам относятся:

• пирацетам, его гомологи и аналоги (анирацетам, оксирацетам, прамирацетам, нефирацетам и др.);

• производные диметиламиноэтанола: деанолаацеглюмат, меклофеноксат, центрофеноксин;

препараты нейроаминокислот: гамма–аминомасляная кислота (ГАМК), производные гамма–аминомасляной кислоты (фенибут, никотиноил–гамма–аминомасляная кислота (пикамилон), гопантеновая кислота (пантогам), глицин, глутаминовая кислота;

• производные пиридоксина: пиритинол (пиридитол, энербол, энцефабол);

• холиномиметик центрального действия: холина альфосцерат;

препараты Ginkgo biloba: билобил, мемоплант, танакан и др.;

• соединения другой химической структуры, относящиеся к различным классам и группам химических веществ, сходные по механизму действия с пирацетамом и обладающие способностью облегчать процессы обучения и улучшать память.

Наряду с истинно ноотропными препаратами (с доминирующим действием на мнестические функции) различные авторы относят к группе ноотропных средств препараты с широким спектром эффектов [2]:

• препараты, усиливающие мозговое кровообращение, микроциркуляцию и метаболизм: винпоцетин, винкамин, винконат, ницерголин, циннаризин, флунаризин, нимодипин, ксантиновые производные пентоксифиллина, карнитин, фосфатидилсерин, натрия оксибат; витамины и их производные: пантотеновая кислота, фолиевая кислота, витамин Е;

• промежуточные продукты метаболизма клетки: оротовая и янтарная кислоты;

• комбинированные препараты: инстенон, омарон.

Родоначальником класса ноотропных препаратов стал пирацетам. Он был синтезирован в 1963 г. компанией UCB в качестве антикинетического средства. Изучение эффектов пирацетама позволило главному исследователю компании UCB K. Giurgea уже в 1972 г. сформулировать основные свойства нового класса препаратов – ноотропов.

Фармакологические эффекты ноотропов складываются из метаболического и нейротрофического действия, что, в свою очередь, обусловливает процессы улучшения окислительно–восстановительных реакций, уменьшение агрессивного действия продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ), позитивное влияние на нейротрансмиссию. Кроме этого, данные препараты обладают вазоактивным и мягким антиагрегантным действием.

К основным механизмам действия ноотропных средств относят:

• ускорение проникновения глюкозы через гематоэнцефалический барьер и повышение усваивания ее клетками головного мозга, особенно это касается коры больших полушарий;

• усиление проведения холинергических импульсов в центральной нервной системе (ЦНС);

• стабилизацию клеточных мембран (увеличение синтеза фосфолипидов и белков в нейронах и эритроцитах);

• ингибирование лизосомальных ферментов;

• активацию церебральной микроциркуляции за счет улучшения деформируемости эритроцитов и предупреждения агрегации тромбоцитов;

• улучшение кортикально–субкортикального взаимодействия;

• нормализацию нейротрансмиттерных нарушений;

• активизирующее воздействие на высшие психические функции (память, способность к обучению и т.д.);

• улучшение репаративных процессов при повреждениях головного мозга различного генеза [3,4].

Пирацетам имеет по химической структуре сходство с ГАМК и иногда рассматривается как производное этой аминокислоты, однако в организме он в ГАМК не превращается и ее содержание в мозге после применения пирацетама не повышается.

Несмотря на 50–летнее использование в клинической практике, точный механизм действия пирацетама и ноотропов в целом до сих пор не установлен. Большинство исследователей предполагают, что пирацетам реализует свое основное действие через ионные каналы или транспортные субъединицы ионов, в результате чего неспецифически повышается нейрональная возбудимость. В то же время отсутствие агонистического или ингибиторного влияния на большинство нейротрансмиттеров объясняет низкую токсичность пирацетама.

Одной из теорий, объясняющих множество эффектов пирацетама, является мембранная теория. Несколько исследований продемонстрировали, что мембранная текучесть понижается с возрастом. Это влечет за собой ухудшение мембранно–связанных процессов: взаимодействие энзимов, рецепторов и функций. Пирацетам может восстанавливать этот процесс [5]. С другой стороны, наблюдается положительный эффект пирацетама на утилизацию глюкозы, а также выработку АТФ [6].

Благотворное влияние пирацетам оказывает в ситуациях, связанных с нарушением функций головного мозга при таких состояниях, как старение, гипоксия, травмы, нейродегенеративные процессы. Во всех этих ситуациях выявляют митохондриальную дисфункцию. Нарушение функций митохондрий и снижение активности дыхательной цепи приводят к снижению уровня АТФ, потребления глюкозы и, наконец, нейрональной дисфункции и апоптозу клеток [7,8]. Показано, что пирацетам может улучшить функции митохондрий, стабилизировать митохондриальную мембрану в ситуациях повышенного риска ее повреждения. Это подтверждается исследованиями с использованием специфических флуоресцентных красителей для контроля мембранного потенциала митохондрий [9].

Таким образом, защита от митохондриальной дисфункции, повышение выработки АТФ и предотвращение апоптоза могут быть важными эффектами благотворного влияния пирацетама при старении и нейродегенерации (поскольку митохондриальная дисфункция и снижение энергетического обмена являются ранними процессами при болезни Альцгеймера) [10].

Пирацетам обладает нейропротективными, антитромботическими и реологическими позитивными эффектами. Взаимодействие его молекулы с фосфолипидами мембран и восстановление текучести клеточных мембран объясняет эффективность пирацетама при чрезвычайно широком спектре заболеваний.

Пирацетам используется во многих странах для лечения когнитивных нарушений в процессе старения, травм головного мозга, а также деменции [11]. Хотя его клиническая эффективность до сих пор является предметом спора, данные мета–анализа клинических исследований с использованием пирацетама приводят убедительные доказательства эффективности данного препарата у пожилых пациентов с когнитивными нарушениями [12].

Отличительной чертой пирацетама является его низкая токсичность.

В клинической практике пирацетам часто комбинируют с различными препаратами. Многие клинические исследования демонстрируют его синергичный эффект с антиконвульсантами, особенно с карбамазепином. Такая комбинация может усилить антиэпилептический эффект, нивелировать ухудшение когнитивных функций, индуцированное антиконвульсантами. Комбинация с различными витаминными комплексами помогает усилить метаболический эффект пирацетама. Наконец, практические неврологи зачастую сочетают пирацетам с вазоактивными препаратами, благодаря чему усиливаются как ноотропный, так и сосудистый эффекты.

Наиболее удачной является комбинация пирацетама с циннаризином. Циннаризин – антигистаминный препарат, впервые синтезированный в 1955 г. как средство для лечения морской болезни и болезни Меньера. Дальнейшие исследования показали, что циннаризин также может рассматриваться как ноотропное средство, поскольку его вазоактивное влияние (за счет блокады кальциевых каналов) в основном реализуется в мозге. Циннаризин, нарушая поступление ионов кальция в гладкомышечные клетки сосудов, снижает тонус гладкой мускулатуры артериол, повышает устойчивость тканей к гипоксии. Сосудорасширяющий эффект циннаризина не сопровождается существенным влиянием на системное артериальное давление.

Помимо сосудорасширяющего эффекта, циннаризин снижает вязкость крови за счет повышения эластичности мембран эритроцитов и их способности к деформации. Спектр побочных эффектов циннаризина включает желудочно–кишечные симптомы (диарея, запоры, тошнота, рвота, боли в животе), головную боль, сухость во рту, потливость. Выраженность побочных эффектов умеренная, они транзиторны и, как правило, не требуют отмены препарата. При длительном приеме циннаризина очень редко могут возникнуть нарушения со стороны экстрапирамидной системы. Эпидемиологические исследования показывают, что риск развития экстрапирамидных побочных эффектов становится значимым при непрерывном использовании циннаризина более 4–6 мес. в дозе свыше 75 мг/сут. у лиц старше 70 лет [13]. При появлении двигательных нарушений необходимо немедленно отменить препарат, содержащий циннаризин. Циннаризин в чистом виде и в составе комбинированных препаратов не должен назначаться пациентам, страдающим болезнью Паркинсона или имеющим синдром паркинсонизма.

Комбинация пирацетама с циннаризином усиливает обеспечение мозга кислородом. В настоящее время имеются официнальные препараты, содержащие пирацетам и циннаризин в одной таблетке. Один из таких препаратов – Омарон®, содержащий 400 мг пирацетама и 25 мг циннаризина. Спектр показаний Омарона® включает в первую очередь цереброваскулярные заболевания, в том числе сосудистую деменцию, а также энцефалопатии различного генеза, заболевания центральной нервной системы, сопровождающиеся снижением интеллектуально–мнестических функций. При цереброваскулярной болезни (дисциркуляторная энцефалопатия) Омарон® действует на два основных звена патогенеза: улучшает перфузию головного мозга и благотворно влияет на церебральный метаболизм. Механизм действия входящего в Омарон® составного компонента циннаризина позволяет использовать препарат для профилактики мигренозных атак. Блокаторы кальциевых каналов уже длительное время используются для профилактики мигрени.

Показана высокая эффективность Омарона® при хронических и острых ишемических поражениях головного мозга. Так, в контролируемом исследовании (препарат сравнения – винпоцетин), в которое включались пациенты с дисциркуляторной энцефалопатией, было продемонстрировано снижение частоты жалоб на нарушение памяти, головную боль, головокружение, снижение работоспособности уже через 14 дней терапии Омароном® в среднем на 40%, а через 28 дней – в среднем на 70%. В особенности это коснулось диссомнических расстройств, что может быть связано с седативным эффектом циннаризина. Результаты были сравнимы с таковыми у пациентов контрольной группы, по некоторым показателям превосходили их (головные боли, головокружение, пошатывание при ходьбе). Положительная динамика отмечена по данным УЗДГ магистральных артерий головы и шеи, электроэнцефалографического исследования биоэлектрической активности головного мозга [14].

Применение Омарона® в комплексной терапии ишемического инсульта позволяет существенно сократить неврологический дефицит (по шкале Лайонса) на 46% в основной группе. В группе сравнения, пациенты которой не получали ноотропных препаратов, аналогичный показатель снизился на 27%. Также зафиксированы достоверные различия при оценке когнитивной функции (MMSE), эмоционально–волевой сферы (шкала HADS) по сравнению с исходными данными, показателями контрольной группы [15].

В контролируемом исследовании при оценке эффективности Омарона® у пациентов с постинсультными когнитивными нарушениями при повторных обследованиях в основной группе и в группе сравнения установлено достоверное (р<0,05) улучшение показателей когнитивных функций по данным нейропсихологического исследования. Это улучшение отмечено уже через 1 мес. лечения, но было более значительным через 2 мес. Через 1 и 2 мес. лечения достоверно (р<0,05) установлены более высокие показатели когнитивных функций по некоторым нейропсихологическим тестам. В частности, результаты теста запоминания 5 слов в основной группе выросли с 8,20±1,53 балла до лечения до 8,89±1,3 балла после 1 мес. лечения и до 9,31±0,97 балла после 2 мес. лечения. По краткой шкале оценки психического статуса (MMSE) и по шкале выявления лобной дисфункции (FAB) также получено достоверное улучшение в группе лечения Омароном®. За 2 мес. наблюдения в обеих группах пациентов отмечены достоверное улучшение показателей неврологического статуса и уменьшение степени инвалидизации (по шкалам Рэнкина, Бартель, NIH–NINDS). В основной группе отмечена тенденция (р>0,05) к более значительному восстановлению неврологических функций и уменьшению степени инвалидизации по сравнению с контрольной группой [16].

Режим дозирования Омарона®: 1–2 таблетки 3 раза/сут. в течение 6–12 нед. Препарат хорошо переносится, безопасность его компонентов тестировалась в течение длительного времени.

Таким образом, Омарон® – удачная комбинация разных по механизму действия средств, позволяющих практическому врачу эффективно и безопасно помогать своим пациентам.

Литература

1. Воронина Т.А. Середенин С.Б. Ноотропные препараты, достижения и новые проблемы // Экспериментальная и клиническая фармакология. – 1998. – № 4. – С. 3–9.

2. Ковалев Г.В. Ноотропные средства. – Волгоград: Ниж.–Волж. кн. изд–во, 1990. – 368 с.

3. Воробьева О.В. Ноотропные препараты – новые возможности известных лекарств // Consilium Medicum (Ревматология и неврология). – 2008. – Т. 10, № 2. – С. 7–11.

4. Путилина М.В. Современные представления о ноотропных препаратах. Лечащий врач. Журнал для практикующего врача, 2006, № 5, С. 10–14.

5. Muller W.E. Koch S. Scheuer K. Rostock A. Bartsch R. Effects of piracetam on membrane fluidity in the aged mouse, rat, and human brain // Biochem. Pharmacol. 1997;53:135–140.

6. Heiss W.D. Hebold I. Klinkhammer P. Ziffling P. Szelies B. Pawlik G. Herholz K. Effect of piracetam on cerebral glucose metabolism in Alzheimer's disease as measured by positron emission tomography // J. Cereb. Blood Flow Metab. 1988;8:613–617.

7. Gabryel B. Adamek M. Pudelko A. Malecki A. Trzeciak H.I. Piracetam and vinpocetine exert cytoprotective activity and prevent apoptosis of astrocytes in vitro in hypoxia and reoxygenation // Neurotoxicology. 2002;23:19–31.

8. Pelsman A. Hoyo–Vadillo C. Gudasheva T.A. Seredenin S.B. GVS–111 prevents oxidative damage and apoptosis in normal and Down's syndrome human cortical neurons // Int. J. Dev. Neurosci. 2003;21:117–124.

9. Muller W.E. Eckert G.P. Eckert A. Piracetam: novelty in a unique mode of action // Pharmacopsychiatry. 1999;32 (Suppl 1):2–9.

10. Keil U. Bonert A. Marques C.A. Scherping I. et all. Amyloid beta–induced changes in nitric oxide production and mitochondrial activity lead to apoptosis // J. Biol. Chem. 2004;279–285.

11. Croisile B. Trillet M. Fondarai J. et al. Long–term and high–dose piracetam treatment of Alzheimer's disease // Neurology. 1993;43:301–305.

12. Waegemans T. Wilsher C.R. Danniau A. Ferris S.H. Kurz A. Winblad B. Clinical efficacy of piracetam in cognitive impairment: a meta–analysis // Dement. Geriatr. Cogn. Disord. 2002;13:217–224.

13. Fabiani G. Pastro P.C. Froehner C. Parkinsonism and other movement disorders in outpatients in chronic use of cinnarizine and flunarizine // Arq Neuro–Psiquiatr 2004; 62 (3): 1590.

14. Лобзин С.В. Бодрова Т.В. Василенко А.В. Опыт использования препарата Омарон в лечении дисциркуляторной энцефалопатии с интермиттирующей вертебрально–базилярной недостаточностью // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2009. – I. /. – С. 40–43.

15. Смирнова И.М. Лазукина И.А. Карелина Н.И. Поликутина О.М. Базуева Н.С. Нехорошева А.Н. Возможности применения комбинированного препарата Омарон у больных с ишемическим инсультом, ассоциированным с артериальной гипертонией и атеросклеротическим стенозом сонных артерий // РМЖ. – 2009. – Т. 17, № 6.

16. Парфенов В.А. Беллавина Г.Р. Вахнина Н.В. Гусев В.В. Левин Я.И. Маркин С.П. Старчина Ю.А. Применение Омарона у пациентов с постинсультными когнитивными расстройствами // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2009. – № 6.