ШАХМАТЫ И ПСИХИКА

О неблагоприятном, болезнетворном влиянии шахмат на психическое здоровье известно давно. Эта точка зрения имеет определенное основание. Достаточно вспомнить, что многие выдающиеся шахматисты: Пол Морфи, Вильгельм Стейниц, Гарри Пильсбери, Эммануил Шифферс, Герш Ротлеви, Карл Торре, Акиба Рубинштейн, Александр Алехин, а также известные советские мастера Всеволод Раузер, Лев Аронин и Карен Григорян страдали психическими расстройствами. Я перечислил только тех, кто прибегал к помощи психиатров.

Значительно меньше известно о благотворном влиянии шахмат на психику. Первым, кто отметил целебное действие шахмат, был В.Стейниц. В конце прошлого века он писал, что игра в шахматы способствует сохранению у пожилых людей интеллектуальных способностей, защищает мозг от увядания. Это, в свою очередь, приводит к увеличению продолжительности жизни!

Шахматы как мощный источник радости могут украшать жизнь инвалидов, утративших способность свободного передвижения, лишенных зрения, слуха.

Мы же рассмотрим возможности целебного воздействия шахмат на психических больных и на лиц с нарушениями мышления.

В 1961 году в солидном медицинском журнале «Невропатология и психиатрия» была опубликована статья врача-психиатра шахматного мастера Аллы Рубинчик «О способности больных шизофренией к шахматной игре». При лечении таких пациентов врач изначально должен найти возможность наладить с ними общение. Это осуществить очень сложно, т.к. многие больные весьма замкнуты, ни к чему не проявляют интерес и пресекают попытки врача начать с ним разговор: либо вовсе не отвечают на вопросы, либо отвечают односложно.

Рубинчик провела исследование 27 больных, у которых в анамнезе было указано, что они имели шахматную квалификацию от 4 до 2-го разряда. Алла Рубинчик, не затратив значительных усилий, вовлекла пациентов в игру. Расставленная на столе врача доска с шахматами вызвала интерес у больных. Рубинчик сыграла с больными 60 партий, из них 47 выиграла, 7 свела вничью и 6 проиграла. Наиболее важным было то, что она доказала сохранность памяти у больных шизофренией - никто из больных, многие годы не игравших в шахматы, не забыл правил игры и не утратил полностью интереса к ней.

Лечебный эффект шахмат был очевиден: у больных исчезали или становились менее выраженными многие тяжелые симптомы заболевания - галлюцинации, бредовые идеи, стереотипность поведения, потеря интереса к окружающим, включая собственную семью.

Один из больных, страдавший тяжелой формой шизофрении более 20 лет, утверждавший, что он «князь Владимир», освободился на некоторое время от бреда величия и слуховых галлюцинаций. Он сохранил способность к игре и сумел выиграть у всех своих товарищей.

Рубинчик пришла к заключению: у многих больных во время игры поведение становится более естественным, они разумно комментируют партию, легче вступают в общение, правильно отвечают на вопросы, порой беседуют друг с другом на разные темы. И все же некоторые больные отмечали, что у них в жизни остался интерес только к шахматам.

Казалось бы, исследование Аллы Рубинчик должно быть продолжено. Однако у нас в стране оно не нашло широкого признания, и лишь несколько психиатров, играющих в шахматы, с успехом использовали результаты ее талантливой работы.

Теперь позволю себе небольшое полулирическое отступление. На научные совещания я эпизодически приношу шахматные журналы. В случаях, когда излагаемое сообщение кажется мне неинтересным, открываю журнал и погружаюсь в шахматы.

В середине 80-х годов в Институте медико-биологических проблем проходил небольшой симпозиум по высокогорной физиологии. Доклад читал выдающийся американский физиолог Джон Вест. Я сидел за столом и слушал, возле меня лежал шахматный журнал. После доклада Дж.Вест неожиданно спросил: «Скажите, вы интересуетесь шахматами, играете?» Я ответил утвердительно и, в свою очередь, задал собеседнику аналогичный вопрос. Он ответил, что его шахматы не очень интересуют, но сын Роберт увлечен игрой и уже достиг силы мастера. Как бы между прочим Вест заметил, что в последние годы в США к шахматам привлечено внимание психиатров, они используют игру при обследовании и лечении психических больных с выраженными нарушениями логического мышления. Я проявил живой интерес к этому сообщению.

Прошло несколько месяцев, и я неожиданно получил бандероль из США. В ней был журнал со статьей об использовании шахмат при обследовании и лечении психических больных с нарушениями логического мышления. В статье была серия шахматных тестов. Они представляют интерес не только для больных, но и для здоровых. Я использовал их в процессе проведения занятий на шахматной кафедре Российской Академии физкультуры.

Прежде чем представить тесты, замечу, что при их решении можно перемещать доску по часовой или против часовой стрелки. Это в некоторых случаях открывает путь к решению. Замечу также, что некоторые тесты смехотворно просты (4,5), другие кажутся простыми (2), а некоторые для успешного решения требуют серьезного интеллектуального усилия (1,3).

Итак, тесты. Они представлены диаграммами. Ими в повседневной работе пользуются врачи психиатрического центра «Бедлам» в США.

Большинство подумает, что позиция черных лучше. Это не так! На самом деле белые начинают и форсированно дают мат черному королю. Найдите, как это осуществить.

Черный король может находиться на любом поле. Надо построить матовую позицию тремя белыми фигурами: королем, ферзем и слоном.

Есть поля, на которых черный король в безопасности, где создать матовую конструкцию невозможно. Найдите и укажите эти поля.

Найдите мат в один ход. Для этого определите, куда следует повернуть доску: на 90 градусов по или против часовой стрелки. Учтите, что задача имеет единственное решение.

Укажите на мат в Ѕ хода.

Докажите, что вы не сумасшедший и найдите ход белых, после которого не последует мат черному королю.

Задача проста, так как на доске всего 4 белых фигуры, которые могут перемещаться в соответствии с правилами игры.

1. Вначале необходимо правильно представить положение доски и догадаться, что она повернута на 180 градусов. Следовательно, черные фигуры находятся не на седьмой и восьмой горизонталях, а на первой и второй. Белый король на h8, конь на а7, пешка на f4. Белые могут объявить спертый мат с поля f3 или d3. Как же реализовать эту возможность? 1.Na7-c6 с угрозой 2.N e5, и цель будет достигнута. Единственная защита - 1. Nf3. Но тогда 2.Nb4 Ne5 (а что еще?) 3.fe!. и на любой ход соперника белые объявляют мат: 4.Nd3Х. Позиция теста почти идентична задаче, составленной известным проблемистом Карпентером в 1915 году.

2. Он кажется простым, однако это не так. Мой опыт свидетельствует, что многие шахматисты высокой квалификации испытывают затруднения при решении, тратят на него 20-30 минут и более.

Безопасные поля для черного короля существуют: невозможно королем, ферзем и белопольным слоном сконструировать, дать мат при положении черного короля на полях b7 и g2, а если слон чернопольный, то соответственно на b2 и g7.

3. Доску следует повернуть на 90 градусов по часовой стрелке и дать мат ходом 1.d7-d8NХ. Поворот доски против часовой стрелки с последующим 1.с7-с8R Х или 1. с7-с8Q Х - ложный след. Доказательство: на доске 8 белых пешек. Это указывает на то, что на ней нет превращенных фигур. Положение пешек на полях g2 и е2 исключает выход слона f1 на поле d7. Таким образом, в случае поворота доски против часовой стрелки эта позиция возникнуть не могла.

Решение этого теста оказалось непосильным для многих высококвалифицированных шахматистов. Быстрее всех его нашел Анатолий Мачульский, в те годы мастер, а ныне гроссмейстер - после 40-минутного обдумывания.

4. Задача элементарно проста. Белые начали делать рокировку, успели переместить короля на g1 (K g1), сделали Ѕ хода, а завершить ее, сделав оставшиеся Ѕ хода - R f1Х, - не успели.

5. Задача требует концентрации внимания. 1.Rc6! Тест придумал проблемист, по специальности врач-психиатр Карл Фабель в 1952 году.

Виктор МАЛКИН,