Хронические мозговые нарушения и религии

Хронические заболевания мозга, по мнению Д.М. Вульфа, могут также иметь связь с религиозным опытом и практикой.

Например, некоторые отклонения от психической нормы могут служить поводом для состояния чрезмерной религиозности, т.к. неординарность поведения такого человека является ее определяющим признаком.

Базедова болезнь. Д.М. Вульф ссылается на статью W. Hellpach, в которой обсуждается случай базедовой болезни, сопровождающейся чрезмерной религиозной эксцентричностью, иногда граничащей с психозом. Это заболевание связано с нарушением функции щитовидной железы, секреты которой регулируют окисление и обмен веществ, производство глюкозы из аминокислот, поддерживают уровень кальция, а также контролируют психическое и половое развитие. Пациенткой W. Hellpach была молодая благочестивая девушка-католичка, которая стала одержимой религиозными идеями после начала базедовой болезни. Она ходила к мессе каждое утро, не позавтракав, после холодной ванны, бывала на исповеди чаще, чем другие верующие. Не довольствуясь этим, она останавливалась у церкви несколько раз в день на несколько часов просто помолиться. Девушка часто утверждала, что переживала мистический опыт. Она также сообщила, что во сне ей явилась Пресвятая Дева и рассказала ей о сексуальной жизни священников со своими прихожанами. В конце концов в ее мечтаниях она сама стала объектом сексуальных домогательств священников. Через несколько месяцев, когда ее физические симптомы, наконец, начали ослабевать в результате лечения, ее жесткое благочестие прекратилось, а сексуальные мотивы в ее мечтаниях отступили на задний план.

W. Hellpach отмечает, что базедова болезнь не имеет конкретного отношения к развитию религиозных идей. Скорее просто сама болезнь вызывает высокую степень возбуждения, которое в силу преморбидной духовной природы пациентки приняло форму навязчивой религиозности.

Д.М. Вульф полагает, что любые другие расстройства, являющиеся причиной чрезмерной эмоциональности и когнитивных нарушений, также могут быть поводом для исключительной формы благочестия, если у субъекта имеется религиозная предрасположенность. В связи с этим болезненная религиозность достаточно распространена в психиатрических больницах.

Умственная отсталость. Среди немногих других хронических заболеваний. которые связаны с проявлением религиозности. можно назвать умственную отсталость. Умственно отсталые, отмечает К. Schneider, на которого ссылается Д.М. Вульф, часто имеют хорошую память, что позволяет им заучивать молитвы, пословицы, песни и мелодии, но при этом они зачастую лишь имитируют религиозность. которая часто не соответствует ее содержанию. Эти субъекты часто с энтузиазмом выполняют свои религиозные обязанности. Однако их религиозные понятия в значительной степени зависят от окружающей среды. Из-за этой зависимости, особенно при наличии таких факторов, как дружелюбие и хорошее питание, они чрезвычайно склонны к изменению своих ориентации (с. 89-90).

Эпилепсия. По мнению Д.М. Вульфа, эпилепсия является симптомом своеобразного типа религиозности.

Причиной эпилепсии является расстройство центральной нервной системы, при котором происходят эпизодические нарушения сознания с судорогой тела. При этом выявляется наличие анормальной электрической активности. Для классической «эпилептической личности» характерна импульсивность, подозрительность, взрывчатость, раздражительность, эгоцентризм, чрезмерная религиозность и вязкость интеллекта и эмоций.

Д.М. Вульф считает, что наличие у некоторых известных духовных лидеров эпилепсии связано с определенными этапами их религиозного опыта.

Во-первых, предшествующая эпилептическому припадку кратковременная «аура» и проявляющиеся затем насильственные судороги с потерей сознания соответствуют мистическому определению «одержимости духом». Если при этом такая атака приводит к физическим травмам больного, то это дает основания полагать, что дух был злым. С другой стороны, известно, что после припадка больной часто испытывает огромное эмоциональное потрясение, часто понимаемое как подлинный, глубокий и впечатляющий религиозный опыт .

Это не только оставляет свой отпечаток на характере такого больного, но он часто убеждает других религиозно настроенных людей в том, что на самом деле перед ними пророк.

При этом многие случаи «овладения духом» производятся путем самовнушения, а не эпилепсии, и эпилептические припадки, предположительно, служат моделью этого состояния.

Как бы там ни было, но эпилепсия во многих культах считается «священной болезнью».

Многие исследователи полагают, что многие религиозные деятели, например Святой Павел и Мухаммад, были эпилептиками (Д.М. Вульф ссылается на Dewhurs'a, Freemon'a, Gruehn'a, Holmes'a, Moxon'a, A.Stern'a, Temkin'a, Weitbrech'a). Какой бы ни была правда, однако нет никаких сомнений, что некоторые больные эпилепсией переживают настоящий религиозный опыт. Не редкость, например, что эти больные, во время эпилептического транса чувствуют, что оказались в небесных сферах. Данные видения они часто истолковывают как видения, посланные Богом за их преданность. Некоторые лица, страдающие эпилепсией, сообщали, что экстаз, сопровождающий их припадок, является самым блаженным и основополагающим опытом в их жизни. Других больных, однако, преследуют страшные видения или мучительные эмоции, например, переживания гибели мира или встречи с дьяволом.

Д.М. Вульф соглашается с W. Boven, что религиозный, метафизический или мистический характер этих состояний соответствует и отражает бессознательные попытки согласовать таинственный, квазисверхъестественный опыт и эпилептический процесс. Эти периодические «свидания со смертью», создающие печальные или блаженные образы, являются ядром основного психологического расстройства.

С другой стороны, религиозное благочестие эпилептиков, по мнению W. Hellpach, на которого ссылается Д.М. Вульф, несмотря на наличие религиозных галлюцинаций во время эпилептических припадков, не основано на эпилептическом опыте. Это скорее всего лицемерная религиозность. которую не трудно отличить от подлинного ее проявления. Благочестие эпилептика, как правило, характеризуется готовностью участвовать в религиозных помпезных мероприятиях, в формальностях религиозной практики. Этот интерес к формальностям и театральным аспектам религии не имеет никакого отношения к поведению, мыслям и чаяниям глубоко благочестивых лиц. Религиозность эпилептика, как пишет Н. Weitbrecht, как правило, не имеет этического импульса и, наоборот, часто своим основанием имеет жестокие и садистские импульсы, отвращение и сексуальное возбуждение. Howden приводит случай 27-летнего эпилептика, которого он описывает как одного из наиболее искренних верующих и как одного из наиболее опасных убийц и сумасшедших в Шотландии.

Д.М. Вульф ссылается на одно их ранних исследований Fleck'a. в которых он протестировал чрезмерно религиозных лиц, страдающих эпилепсией, и обнаружил, что из 54 мужчин-эпилептиков только 13 (24,1%) проявляли религиозность. Из 32 лиц, страдающих симптоматической эпилепсией, только у 5 человек (15,6%) выявлена религиозная ориентация. У женщин данное тестирование выявило среди эпилептиков 35,7% лиц с выраженной религиозностью. Таким образом, религиозность не является интегральной функцией эпилепсии.

Д.М. Вульф ссылается также на исследования эпилепсии с помощью ЭЭГ, которые позволили обнаружить в коре головного мозга зону, находящуюся в височной доли, которая связана с переживанием религиозного опыта эпилептиком. Однако он ссылается при этом на ряд других исследований, в которых не были обнаружены такие закономерности.