Государство Понятие принудительных мер медицинского характера.

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

План

15.1. Понятие принудительных мер медицинского характера.

15.2. Цели применения принудительных мер медицинского характера.

15.3. Виды принудительных мер.

15.4. Продолжительность и уголовно-правовые последствия применения принудительных мер медицинского характера.

Принудительным мерам медицинского характера посвящена гл. 15 раздела 4 УК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 97 УК они бывают назначены судом следующим лицам, совершившим деяния предусмотренной статьями особенной части УК˸

- совершивший эти деяния в состоянии невменяемости,

- лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнения наказания;

- совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами не исключающими вменяемости;

- совершившим преступления и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании.

Как видим, в выше указанной статье дан перечень лиц, которым суд может применить принудительные меры медицинского характера.

Общими признаками свойственные всœем этим лица, без сомнения, является наличие психического расстройства (в том числе в форме алкоголизма или наркомании) и совершившие деяния, предусмотренного особенной частью УК. Вместе с тем из части 1 ст. 97 УК следует, что применение принудительных мер медицинского характера в отношении этих лиц не являются обязательным, но они бывают назначены.

И так, данный перечень открывает лица, признанные невменяемыми (п. “а” ч.1 ст.97 УК РФ). Статистика говорит о том, что среди направляемых на принудительное лечение невменяемые составляют подавляющее большинство. Применение к ним принудительных мер связанных с неспособностью их понимать фактический характер и общественную опасность своих (без действий) или руководить ими. Это, с одной стороны полностью исключает их уголовную ответственность, а с другой стороны может привести к совершению повторного общественного опасного деяния.

Вообще из определœения невменяемости, данного в ст. 21 УК можно сделать вывод, что данное состояние характеризуется двумя критериями. Один – определяет психическое состояние лица в сравнении с биологической нормой. Лицо может признаваться невменяемым только если его психическое состояние характеризуется какой либо патологией (хронические психические расстройства временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики). Этот критерий в науке уголовного права называют биологическим или медицинским. Другой критерий характеризует состояние психики лица в момент совершения общественного опасного деяния, ᴛ.ᴇ. уровень и состояние интеллекта͵ волевую сторону психики. Его называют психологическим или юридическим. Еще существует такие понятия как интеллектуальные и волевой элементы психологического критерия. Интеллектуальный состоит в неспособности лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (без действий), а волевой элемент – в невозможности руководить своими действиями.

Важно отметить, что состояние не вменяемости устанавливается следствием и судом на основании заключения судебно-психиатрической экспертизе. Но всœе же это заключение не является для суда обязательной, а рассматривается и оценивается на ряду с другими доказательствами по делу. В случае не обоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности – должна быть назначена повторная экспертиза приручаемая другому или другим экспертам (ст. 81 УК РСФСР). В наиболее сложных случаях лица совершившие общественно опасные деяния, направляются на экспертизу в центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского в Москве.

Но бывают случаи когда признав доказано совершение лицом в состоянии невменяемости общественно опасного деяния предусмотренного уголовным законом, суд прекращает дело без применения принудительных мер медицинского характера в случаях, когда лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении.

Так, к примеру, органами следствия некто Городнов обвинялся в том, что составил и размножил на пишущей машинки, а затем направил прокурору Рязанской области и другие инстанции заявления, в котором обвинял Зарецкого А.А. в дезертирстве, Зарецкую А.Ф. называл психически больной.

По заключению экспертов проводивших судебно-психиатрическую экспертизу эти действия Городнов совершил в состоянии не вменяемости в следствии временного болезненного расстройства психической деятельности.

По определœению районного Московского суда ᴦ. Рязани 3 апреля 1996ᴦ. Городнов освобождён от уголовной ответственности за совершения в состоянии не вменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ч.3 ст. 130 УК РСФСР.

Кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Рязанского областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора области, в котором был поставлен вопрос об изменении определœении суда, прекращении уголовного дела в отношении Городного, за отсутствием состава преступления.

Заместитель Генерального прокурора РФ протесте поставил вопрос об изменении определœении суда и постановлении президиума областного суда в связи с тем, что к Городному не применялась принудительная мера медицинского характера в следствии чего дела следовало прекратить. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 5 августа 1998ᴦ. протест удовлетворила, указав следующее˸ обстоятельства дела судом установлены правильно.

Суд признал, что Городнов совершил общественно опасное деяние, предусмотренное ч.3 ст. 130 УК РСФСР, в состоянии не вменяемости в следствии временного болезненного расстройства психической деятельности, постольку поскольку он страдает психопатией параноидального типа, в связи с чем освободить его от уголовной ответственности медицинского характера. между тем, когда лицо по характеру совершенного им деяния и своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении, суд исходя из статьи 410 УПК РСФСР должен прекратить дело и принять решение о не применении принудительной меры принудительного характера.

С учётом изложенного Рязанского областного суда изменены, уголовное дело прекращено по ч.2 ст.5 УПК РСФСР за отсутствием в деянии состава преступления (по материалам судебной практики).

В пункте “б” ч.1 ст.97 УК РФ речь идет о гораздо меньшей по количеству, но довольно разнородной категории лиц, освобождение от уголовного наказания которых предусмотрено ст. 81 УК. Общим признаком для них является психическое расстройство, наступившее после совершения общественно опасного деяния. При этом деяние квалифицируется как преступление, а развивается заболевание, каким бы тяжким оно не было, должна быть основанием для освобождения от наказания но не от уголовной ответственности (да и то только на время, пока у лица не восстанавливается способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Лицам, заболевшим психическим расстройством до выяснения судом приговора, невозможно назначить наказание. А для тех, у кого расстройство наступило после вынесения приговора, невозможно исполнение (дальнейшее исполнение) уже назначенного наказания. Не менее существенно различия для категорий лиц, у которых после совершения преступления наступило временное и хроническое (необратимое) психическое расстройство.

В первом случае принудительное лечение назначается до выхода из болезненного состояния, ᴛ.ᴇ. до восстановления способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. О выздоровлении (в указанном смысле) такого лица администрация лечебного учреждения, в котором оно находится на принудительном лечении, извещает суд. На основании заключения комиссии врачей – психиатров суд прекращает применение к нему принудительной меры медицинского характера возобновляет приостановленное уголовное дело или принимает решение о продолжении исполнения крайне важно й части наказания, к которому лицо раннее было приговорено. В этом случае время пребывания на принудительном лечении в психиатрическом стационаре засчитывается в срок наказания, к которому лицо ранее было приговорено. В этом случае время пребывания на принудительном лечении в психиатрическом стационаре зачисляется в срок наказания из расчета один день стационарного принудительного лечения за один день лишения свободы. К тому же, так как при проведении принудительного лечения в психиатрическом стационаре ограничения свободы более значительны, чем ограничения, которыми сопровождается наказание, не связанное с лишением свободы, то думаю, при возобновлении исполнения такого наказания время принудительного лечения в психиатрическом стационаре также засчитывается в срок наказания.

Во втором случае, когда психическое расстройство, препятствующее назначению или исполнению наказания, носит заведомо хронический ( необратимый) характер, суд исходя из статьи 410 УПК РСФСР с самого начала принимает решение о прекращении уголовного дела или освобождения лица от наказания. При этом после прекращения принудительного лечения, по-моему, не должен ставиться вопрос о возобновлении производства по уголовному делу или исполнении не отбытой части наказания ( ч.2 ст.412 УПК). Наконец, возможны и такие случаи, когда психическое расстройство, первоначально расцененное как временное, приобретает хронический характер и, напротив - первоначально расцененное как хроническое – заканчивается выздоровлением. В таких случаях, мне кажется, суд должен исследовать вопрос о том, способно ли данное лицо в настоящее время, когда рассматривается вопрос о прекращении принудительного лечения, осознавать фактический характер и общественная опасность своих действий ( бездействия ) либо руководить ими. При восстановлении этой способности принимается решение о возобновлении производства по делу или продолжении отбывания наказания, при её утрате – об освобождении от наказания (от дальнейшего отбывания наказания).

Хочу отметить, что если в отношении лиц, признанных невменяемыми, принудительное лечение осуществляется вплоть до выздоровления или исчезновения обусловленной психическим расстройством возможности причинœения существенного вреда либо опасности для себя или других лиц, то в отношении лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, наряду с выздоровлением главным основанием для применения принудительных мер является восстановление способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий ( бездействия ), а также руководить ими, т.к. именно эти качества необходимы для участия в производстве по делу, а также для понимания смысла назначенного наказания. Опасность же этого лица, в случае если она не обусловлена психическим расстройства, должна быть пресечена средствами уголовно-правового порядка.

В п. “в” и “г” вышеуказанной статьи говориться о лицах, психическое расстройство которых, включается заболевание алкоголизмом или наркоманией, не освобождает их от уголовной ответственности или наказания, но является показанием для проведения лечебных мероприятий. В отличие от лиц, о которых шла речь ранее, к которым должна быть применена любая из предусмотренных УК принудительных мер медицинского характера, в данном случае в соответствии с ч. 2 ст. 99 должна быть применена только одна из этих мер – амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Это связано с тем, что помещение в психиатрические стационары различного типа, предусмотренного п.1 ст.99 УК РФ, не совместима с отбыванием наказания по крайней мере (с пребыванием в метах лишения свободы), которому обычно подвергаются эти лица.

Наличие психиатрического расстройства, не исключающего вменяемости, заболевания алкоголизмом или наркоманией, и наказания для лечения устанавливаются судом на основании заключения в первом случае судебно–психиатрической, а во втором – судебно–психологической или судебно–наркологической экспертизы.

Но мне кажется, что обоснованности применения принудительных лечебных мер к лицам, способным осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, вызывает сомнение. Ведь это противоречит принципам добровольности лечения лиц, не страдающих тяжелыми психическими расстройствами, провозглашенным в Законе РФ “ О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” и в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан. Хотя определœенный опыт проведения принудительного лечения алкоголиков и наркоманов существует исходя из статьи 62 УК РСФСР, который вполне применим и в контексте действующего Кодекса.

Что же касается лиц, страдающих иными психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, то в соответствии с ч.1 ст.18 УИК применение этой меры, как и в отношении больных алкоголизмом или наркоманией, возложено на учреждения, исполняющие наказания в виде ограничения свободы, ареста͵ лишения свободы.

Важно отметить, что всœем перечисленным выше лицам принудительные меры медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства связанны с возможностью причинœения или иного существенного вреда либо с опасностью для себе или других лиц (ч.2 ст.97 УК РФ). Это положение в значительной мере направлено против укоренившейся практики применения принудительных мер медицинского характера и даже выбора их вида исходя из тяжести совершенного общественно опасного деяния при игнорировании актуального психического состояния лица и его потенциальной общественной опасности (или отсутствия таковой). Применяя это принципиальное положение, судебно – психиатрические экспертные комиссии, врачебные комиссии, которые проводят освидетельствование осужденных, комиссии врачей – психиатров больниц, осуществляющих принципиальное лечение, ᴛ.ᴇ. всœе врачебные комиссии, которым дано право рекомендовать судом применение принудительных мер медицинского характера, и сами суды должен учитывать, что нельзя исходить из оценки психиатрического состояния лица только в данное время. Оно действительно может не представлять значительной опасности во время. Оно действительно может не представлять значительной опасности во время освидетельствования в результате временного улучшения состояния. Современная психиатрия располагает опорными данными для достаточно объективной оценки характера течения болезни на всœем ее протяжении и прогнозирования возможных изменений состояния чтобы, по крайней мере в значительной части случаев, предвидеть вероятность повторных общественно опасных действий. Из чего, по-моему, и следует исходить, принимая решение с применением или неприменением принципиальных мер.

Понятие принудительных мер медицинского характера. - понятие и виды. Классификация и особенности категории "Понятие принудительных мер медицинского характера." 2014, 2015.