Альтернатива психотропным препаратам

            ОХРАНА ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ:

            СУЩЕСТВУЕТ ЛИ АЛЬТЕРНАТИВА ПСИХОТРОПНЫМ ПРЕПАРАТАМ?

Брошюра Международной гражданской комиссии по правам человека об альтернативных медицинских решениях проблем психиатрии

Январь 2008

Резюме

Гражданская комиссия по правам человека

Официальное признание ГКПЧ

Справочные материалы

            ВВЕДЕНИЕ: ВРЕДНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПСИХОТРОПНЫХ ПРЕПАРАТОВ

Начиная с 2003 года органами государственного регулирования лекарственных препаратов в различных странах мира было сделано более 60-ти предупреждений об опасности, которую представляют психотропные препараты. Антидепрессанты могут привести к самоубийству или заставить человека чувствовать враждебность; нейролептики могут вызвать опасный для жизни диабет; а стимуляторы, назначаемые детям, могут стать причиной различных заболеваний сердца, приступов и даже смерти.

Альтернативные способы оказания помощи людям, страдающим умственными расстройствами, совершенно потерялись на фоне шумной маркетинговой кампании, продвигающей идею о том, что «умственное заболевание» является следствием какой-то нейробиологической дисфункции или химического дисбаланса, исправить который можно только с помощью психотропных препаратов. Хотя подобные заявление не подкреплены никакими научными доказательствами, они позволяют поддерживать продажи психотропных средств на уровне 27 миллиардов долларов в год в США и 80 миллиардов долларов в год по всему миру.

Автор книги « Prozac Backlash » («Ответный удар по Прозаку») доктор Джозеф Гленмуллен из Гарвардской медицинской школы говорит, что несмотря на «отсутствие каких-либо подтвержденных заболеваний», представители психофармакологии, «ни секунды не колеблясь, создали “модели болезней” для психиатрических диагнозов. Эти модели представляют собой гипотетическое предположение о том, какие физиологические факторы могли бы лежать в основе данных расстройств, например, дисбаланс серотонина»1.

Доктор Даршак Сангхави, практикующий медик из Гарвардской медицинской школы, как и многие другие медики-специалисты, открыто разоблачает теорию «химического дисбаланса». «Несмотря на широкое употребление таких псевдонаучных терминов как “химический дисбаланс”, никто на самом деле не знает, что вызывает умственные заболевания. Не существует никаких методов анализа крови или сканирования мозга, которые позволяли бы поставить диагноз глубокой депрессии. Ни один генетик не может диагностировать шизофрению».2

В 2005 году под давлением прессы доктор Стивен Шарфстейн, президент Американской психиатрической ассоциации, был вынужден признать, что не существует «никаких точных лабораторных тестов» для выявления химического дисбаланса в мозге.3 Доктор Марк Графф, глава отдела по общественным делам Американской психиатрической ассоциации, сказал, что вся эта теория «была, вероятно, порождена на свет фарминдустрией».4

Психиатрия не только не знает этиологии (причин) психических расстройств, но также не способна их лечить. Например, в 1994 году доктор Норманн Сарториус, который позднее был назначен на должность президента Международной психиатрической ассоциации, заявил: «Прошли времена, когда психиатры считали, что могут вылечить умственно больных. В будущем больным придется научиться жить со своими болезнями».5

Фактически психиатрия по-прежнему говорит, что умственные расстройства неизлечимы и что люди, страдающие умственными расстройствами, обречены на мучения до конца своих дней – принимая психотропные препараты.

И хотя психиатрия, по-видимому, поставила крест на лечении умственных расстройств, к счастью, она ошибается.

Проблемы умственного характера можно решить, и в этом нам повезло. Представьте, каково было бы жить, осознавая, что человек обречен и никогда не сможет справится с собственными проблемами и прийти к пониманию себя и жизни.

В любом обществе существует три основных фактора, от которых зависит обретение людьми истинного душевного здоровья:

1. Эффективная технология и методы лечения умственных расстройств, которые позволяют улучшить состояние человека и сделать его, а следовательно и общество в целом, более сильным, за счет восстановления в нем моральной силы, способностей, компетентности, уверенности в себе, ответственности и духовного благополучия.

2. Хорошо обученные и этичные специалисты, которые в первую очередь заботятся о благополучии своих пациентов и их семей и которые могут выполнить и действительно выполняют то, что обещают.

3. Лечение людей, страдающих умственными расстройствами, в спокойной и безопасной обстановке, в атмосфере, проникнутой терпимостью и уважением к правам человека.

Хотя жизнь полна проблем – и порой они просто раздавливают человека, – психиатрия с ее диагнозами, методами лечения и лекарствами не удовлетворяет приведенным выше критериям. Психиатрические методы по большей части основаны на принуждении и насилии – зачастую под прикрытием закона. Такие методы опасны и они не работают, в особенности если говорить о препаратах, упомянутых в первом абзаце.

Алан Хобсон и Джонатан Леонард, авторы книги « Out of Its Mind. Psychiatry in Crisis. A Call for Reform » («Кризис выжившей из ума психиатрии. Необходимость реформы»), обращают наше внимание на то, что Диагностическое и статистическое руководство по психиатрическим расстройствам (DSM) – это основной источник зла, «распространяющий идею о том, что механическая постановка диагноза и выписывание лекарства являются вполне приемлемой практикой для врача».6 Такая практика поощряется фармацевтическими компаниями, обладающими достаточным влиянием, чтобы видоизменять диагностические критерии психических расстройств себе в угоду.

Покойный доктор Сидни Уолкер, невролог и психиатр, в работе « A Dose of Sanity » («Доза здравомыслия») сказал, что основные усилия «сосредоточены на увеличении количества “психических расстройств”, признанных Американской психиатрической ассоциацией, и количества рекомендуемых препаратов для лечения этих расстройств. В конце концов, каждый диагноз, описанный в DSM. представляет собой потенциальную золотую жилу для фармацевтических компаний».7

Иона Хэт, терапевт из медицинского центра Кавершама в Лондоне, отметила, что «в интересах фармацевтических компаний расширять диапазон того, что считается ненормальным, поскольку это приведет к соответствующему дет к сообветствующропроционально расширить иапазон того, что считается ненормальным, посокльку  вное благополучие. расширению рынка сбыта лекарств».8

За пять лет количество «умственных расстройств», включенных в DSM. увеличилось на 300%. Со дня выхода в свет четвертого издания DSM в 1994 году количество продаваемых нейролептиков и антидепрессантов возросло на 256%. Результаты исследования 2006 года, опубликованные в журнале « Psychotherapy and Psychosomatics », показали, что каждый из психиатров, принимавших участие в составлении разделов DSM IV. посвященных психическим расстройствами и расстройствам настроения, получали скрытую финансовую поддержку от фармацевтических компаний.9

Дальнейшее расследование, результаты которого были опубликованы в январском издании « The New England Journal of Medicine » 2008 года, выявило еще больше срытых данных: производители антидепрессантов СИОЗ (селективных ингибиторов обратного захвата серотонина) не стали публиковать результаты примерно трети проведенных ими исследований препаратов, чтобы добиться разрешения правительства на их производство, в результате чего у людей сложилось ошибочное представление об эффективности этих препаратов. Опубликованные материалы показали, что лишь половина пациентов, принимавших эти препараты, сообщили о сколько-нибудь значительном облегчении, в сравнении с 40% принимавших плацебо. Однако если принять в расчет также и все неопубликованные материалы, то оказывается, что антидепрессанты ничуть не более эффективны, чем плацебо.10

Кроме того, потребителей не предупредили об опасности самоубийства. И хотя у АППЛ имелись свидетельства того, что препараты группы СИОЗС представляют подобную опасность, и эти свидетельства имелись еще до того, как был одобрен выпуск первого такого препарата (Прозак), прошло 14 лет прежде, чем АППЛ заставила производителей антидепрессантов поставить на своих препаратах «предупреждение в черной рамке» как знак, предупреждающий покупателей о том, что прием данного препарата детьми в возрасте до 19-ти лет может привести к попытке самоубийства. По приблизительным оценкам 63 тысячи людей, принимавших препараты группы СИОЗС, совершили самоубийство.

В 2004 году АППЛ сделала дополнительное предупреждение: «Имеются сообщения о том, что у взрослых пациентов и у детей, принимающих антидепрессанты… как психиатрические, так и непсихиатрические, наблюдаются такие реакции, как тревога, беспокойство, приступы паники, бессонница, раздражительность, враждебность, импульсивность, акатизия (чрезмерная неусидчивость), гипомания и маниакальный синдром».11 По меньшей мере 11 подростков среди тех, что устраивали перестрелки в школах, принимали назначенные им психиатрические препараты, известные своим свойством вызывать склонность к насилию.

Но полноценная альтернатива психотропным препаратам существует . [1] В данной брошюре описаны некоторые эффективные методы решения проблемы, предложенные специалистами по непсихиатрической медицине; эти методы помогут справиться с разнообразными умственными проблемами, которые психиатрия, как она сама признается, не в состоянии разрешить.

ГЛАВА ПЕРВАЯ: НЕ НАВРЕДИ

«Не навреди» – вот первое условие, которое необходимо соблюдать при работе с психически нездоровым человеком. Это означает, что такого человека ни в коем случае нельзя подвергать психиатрическому лечению, для которого характерно применение силы и причинение вреда с целью контроля над поведением. Такому человеку более всего необходим отдых и безопасность, чего современные психиатрические больницы предоставить не могут.

Существует большая разница между просто определением симптомов и наукой выявления и устранения причин заболеваний. Психиатрия специализируется исключительно на работе с симптомами и составлении их описаний. Она не устраняет причину проблем человека.

Из отчета, составленного в 2002 году Отделом по вопросам психического здоровья, злоупотребления химическими веществами и химической зависимости (округ Кинг, штат Вашингтон), видно, что эффективность психиатрического лечения была поставлена под сомнение. По распоряжению правительства округа было проведено исследование эффективности амбулаторного лечения взрослых пациентов в возрасте от 21 до 59 лет, при этом оценка производилась на основе следующего критерия: может ли пациент «самостоятельно жить и работать, и в меньшей ли степени он зависит от психиатрических учреждений». В результате было установлено, что менее 1% пациентов (из 9300 опрошенных) выздоровели после прохождения курса лечения.12

Британский подданный Чарльз Медавар в своей захватывающей книге « The Antidepressant Web – Marketing Depression and Making Medicines Work » («Паутина антидепрессантов») написал, что приблизительно 80% пациентов с диагнозом «депрессии» выздоравливают без лечения. Он ссылался на материалы различных исследований: в одном из них в частности говорилось, что для определенных расстройств характерен «очень высокий процент спонтанной ремиссии (ослабления заболевания)» по прошествии достаточного времени.13

Устранение многих умственных расстройств начинается с медицинского – не психиатрического – обследования и лечения. Тщательное медицинское обследование неоднократно показывало, что то, что выглядит как умственное расстройство, представляет собой не что иное как проявление какого-то физического заболевания, о существовании которого не подозревали. Обычные медицинские проблемы могут влиять и действительно влияют на поведение человека и его отношение к жизни.

Чарльз Б. Инландер, президент Народного медицинского общества, написал в своей работе « Medicine on Trial » («Медицина на скамье подсудимых»): «Людям с реальными или мнимыми расстройствами поведения или психиатрическими расстройствами ставят неправильные диагнозы и наносят ужасающий вред… У многих из них нет психиатрических проблем, однако они проявляют физиологические симптомы, которые похожи на симптомы умственных расстройств. Поэтому им ставят неверные диагнозы, их сажают на лекарства, помещают в лечебницы и отправляют в заточение, из которого они могут никогда не вернуться».14

НАЙДИТЕ СКРЫТУЮ ПРОБЛЕМУ ФИЗИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

Психически нездоровый человек может испытывать нехватку тех или иных веществ или иметь физические проблемы, которые не позволяют ему поправиться. Переломы, защемление нервов, боль – все это может влиять на состояние тела, а следовательно и на умственный настрой человека. Человек болен или у него есть какое-то повреждение физического характера – он не «сумасшедший». Он может даже не осознавать, что испытывает боль или неприятное ощущение, и думать, что «так и должно быть». У него могут быть трудности со сном и питанием, и его состояние может  ухудшиться по причине истощения.

Однако, если заняться проблемой физического характера, человек может испытать облегчение и почувствовать прилив жизненных сил, что позволит ему лучше справляться со всеми остальными трудностями, которые могут у него быть.

Это не означает, что умственные расстройства имеют физиологическую природу. Это не так. Психиатрия утверждает, что в основе психических расстройств лежат биологические факторы, пытаясь таким образом оправдать применение к пациентам жестоких методов лечения, которые только ухудшают их физическое состояние и подвергают их разум еще большим потрясениям.

Таким образом, если мы имеем дело с человеком, страдающим серьезным психическим расстройством, то правильным действием будет направить его к компетентному врачу, чтобы тот провел полное медицинское обследование состояния его организма.

В «Руководстве по диагностике в нестационарных условиях», изданном департаментом психического здоровья Калифорнии, сказано: «Специалисты, работающие в сфере душевного здоровья, наделены профессиональной и юридической обязанностью распознавать наличие физических заболеваний у своих пациентов… Физическое заболевание может вызывать у пациента умственное расстройство [или] усугубить имеющееся умственное расстройство…»15

Комитет по социальным вопросам Швеции привел несколько примеров применения к психиатрам дисциплинарных мер. В одном из этих случаев пациент жаловался на головные боли, головокружение и пошатывание при ходьбе. На протяжении пяти лет он жаловался на эти симптомы работникам психиатрических учреждений, и в конце концов медицинское обследование выявило наличие у него опухоли мозга.16

Доктор Томас Дорман, терапевт и член Королевского колледжа врачей Канады, сказал: «Пожалуйста, помните, что большинство людей страдают органическими заболеваниями. Практикующие врачи должны помнить прежде всего о том, что эмоциональный стресс, который человек испытывает в связи с имеющимся у него хроническим заболеванием или болезненным состоянием, может изменить его темперамент. В своей практике я сталкивался с бесчисленным количеством случаев, когда пациента, страдающего от хронических болей в спине, классифицировали как невротика. Типичное высказывание такого пациента “Я думал, я действительно схожу с ума”». Зачастую, согласно доктору Дорману, проблема заключалась просто в «не диагностированном заболевании спины».17

Психиатрия утверждает, что депрессия является «заболеванием, подобным заболеванию сердца или астме», но врачи, проводящие тщательные медицинские обследования пациентов, говорят, что это не так. Доктор Джозеф Гленмуллен из Гарварда предупредил: «…Данные симптомы [депрессии] являются субъективными эмоциональными состояниями, что делает диагноз в высшей степени неопределенным».18 Он также сказал, что шкалы оценок, используемые для выявления у людей депрессии, «разработаны таким образом, чтобы в точности соответствовать эффектам, производимым препаратами, при этом особый акцент делается на тех физических симптомах депрессии, которые лучше всего поддаются воздействию антидепрессантов… И хотя процесс присвоения пациенту того или иного класса депрессии может выглядеть научно, однако если посмотреть, какие шкалы использовались и какие были заданы вопросы, то можно увидеть, что это крайне субъективная оценка, основанная на том, что сказал пациент, или на впечатлении, которое он произвел на оценщика».19

Покойный Карл Пфейфер, врач и исследователь, имевший докторскую степень по химии, обнаружил, что недостаток в организме витаминов или минералов может ускорить появление ощущения «депрессии», равно как и многих других умственных и поведенческих расстройств.20

Доктор философии и писатель Дэвид Тантон, который также является основателем исследовательского центра « Soaring Heights Longevity Research Center » и руководит его научно-исследовательскими работами, обнаружил, что употребление пищи, которая вызывает аллергию или повышенную чувствительность, может влиять на настроение. Гипогликемия (анормально низкое содержание сахара в крови), гипотиреоз (недостаточность функции щитовидной железы) или слабая работа надпочечников, так же как употребление многих назначаемых и отпускаемых без рецепта лекарств, запросто могут быть одним из факторов, вызывающих ощущение депрессии.21

Недостаточность щитовидной железы может сильно влиять на настроение, что выражается в острой депрессии, утомлении и потери памяти. Истощение надпочечников также может оказаться одним из факторов.22

Антидепрессанты и другие психотропные препараты вызывают «депрессию» как побочный эффект.

Согласно отчетам исследователей, в категорию наиболее часто встречающихся психиатрических симптомов, вызываемых медицинскими причинами. входят «апатия, тревога, зрительные галлюцинации, изменения настроения и личности, слабоумие, депрессия, бред, нарушения сна (частое или раннее пробуждение), плохая концентрация, изменения в манере речи, тахикардия (учащенное сердцебиение), никтурия (повышенное выделение мочи ночью), дрожь и спутанность сознания».23

Длительное употребление антибиотиков приводит к изменениям в иммунной системе, вызывая истощение и тревогу.24

Болезнь Лайма (серьезная поражающая нервную систему бактериальная инфекция, передающаяся клещами) может вызывать симптомы депрессии и психоза.25

ПЕРЕСМОТРИТЕ РАЦИОН ПИТАНИЯ

Британский фонд психического здоровья сообщает: «Существуют неоспоримые доказательства и ряд авторитетных мнений в пользу того, что диета играет важную роль в лечении людей, страдающих умственными расстройствами».

В статье « Feeding Minds », опубликованной этим фондом, говорится, что ощущения, характерные для «депрессии», могут быть «связаны с недостаточным употреблением рыбы, однако прием пищи, насыщенной сложными углеводами, а также прием определенных видов продуктов может привести к ослаблению симптомов депрессии». Рацион детей с диагнозом СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности) зачастую состоит из «продуктов с низким содержанием железа и жирных кислот».26

Служба сельскохозяйственных исследований министерства сельского хозяйства США сообщает, что недостаток определенных минералов в рационе питания может повлиять на поведение человека.27

Служба Контролера штата Техас изучила проблему массового назначения психотропных препаратов детям-сиротам, проживающим в штате. В своем отчете, опубликованном в декабре 2006 года под заголовком «Забытые дети», они остро ставят вопрос о необходимости нахождения альтернативных средств лечения. В отчете также говорится: «Рацион питания является важной составляющей здорового образа жизни».

Согласно Национальным институтам здравоохранения США «люди, которые регулярно занимаются физическими упражнениями, питаются здоровой пищей и воздерживаются от курения… в меньшей степени подвержены риску стать нетрудоспособными, обладают более крепким душевным здоровьем и лучшей способностью к познанию и требуют меньше затрат на поддержание здоровья».29

ФИЗИЧЕСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ

В сентябре 2005 года Британский национальный институт здоровья и качества медицинской помощи ( British National Health Service Institute for Health and Clinical Excellence ) опубликовал клиническое руководство по лечению «депрессии у детей и молодых людей». Авторы рекомендуют: «Поскольку прием детьми или молодыми людьми любых антидепрессантов связан со значительными риском», следует «порекомендовать физические упражнения на регулярной основе», «правильный режим сна», «правильный сбалансированный рацион питания».30

В декабрьском издании журнала « The Journal of Medicine and Science in Sport & Exercise » за 2005 год сообщалось, что именно физические упражнения, а не антидепрессанты избавляют от симптомов «депрессии». Пациенты, которые занимались спортом, получали также положительные результаты в виде «энергии» и «хорошего самочувствия». Ссылаясь на исследовательские материалы, опубликованные в журнале « Psychosomatic Medicine », доктор Джон Б. Бартоломью, адъюнкт-профессор в Университете Техаса, сказал: «Как мы видим, регулярные занятия спортом позволяют предотвратить рецидивы» у пациентов, страдающих «депрессией».31

В отчете Контролера штата Техас по проблеме детей-сирот говорится: «Физические упражнения не только полезны для здоровья, но, как мы можем видеть, улучшают настроение и в значительной степени ослабляют депрессивные симптомы».32

Необходимо принять за правило следующее: прежде чем пациенту будет направлен на психическое лечение, необходимо, чтобы он прошел тщательное медицинское обследование у компетентных специалистов, которые подтвердили бы, что у него нет никаких подспудных физических заболеваний, могущих быть причиной его психического расстройства. Одно только это избавит множество людей от ненужных и ошибочных диагнозов и оградит их от ненужного психического лечения.

ПОЧЕМУ НЕКОТОРЫЕ ГОВОРЯТ, ЧТО ПРЕПАРАТЫ «РАБОТАЮТ»

Многие пациенты удивляются, испытав на себе неожиданный эффект от приема психиатрических препаратов. Они пьют их, чтобы ослабить свою тревогу или какое-то другое нежелательное состояние, а в результате испытывают ряд странных физических и умственных реакций. Эффект может быть незначительным, например, в виде сухости во рту или потери аппетита, или же пациент может пережить самый настоящий психотический припадок, иногда со смертельным исходом.

Психотропные препараты могут ослабить стресс, испытываемый организмом из-за наличия какого-то скрытого физического заболевания, но они не исправляют и не лечат никакие физические проблемы или заболевания. Испытав некоторое облегчение, человек может решить, что ему стало лучше, но такое облегчение не означает, что у человека есть какое-то психиатрическое расстройство. Спросите наркомана, употребляющего нелегальные наркотики, чувствует ли он себя лучше, когда он нюхает кокаин или курит травку, и он скажет да, ведь он так считает, хотя наркотики скрыто наносят ему вред. Некоторые препараты, назначаемые при депрессии, могут оказывать эффект «заглушения». Они подавляют физические ощущения «депрессии», но они не облегчают настоящее заболевание, они не влияют на то, что лежит в основе этих ощущений.

Наркотики и психотропные препараты в большинстве случаев нарушают ритмичные потоки и функционирование нервной системы. Например, транквилизаторы заставляют нервную систему и другие системы организма делать то, что они обычно не стали бы делать.

Человеческий организм, однако, обладает невероятной способностью противостоять подобным разрушительным воздействиям и реагировать на них. Различные системы организма предпринимают ответные действия, пытаясь справиться с инородным химикатом, и всеми силами стараются сбалансировать его воздействие на тело.

Но запас прочности организма ограничен. Рано или поздно система выйдет из строя. Человеческий организм не предназначен для того, чтобы постоянно производить ощущение эйфории или ощущения, вызываемые транквилизаторами и антидепрессантами. Однако его силой принуждают к этому, когда пациент принимает психиатрические препараты.

Могут повредится различные ткани тела. Нервы перестают нормально функционировать. Выходят из строя органы и гормональные системы. Это может быть временным явлением, но может приобрести и затяжной характер, и даже хронический.

Подобно автомобилю, работающему на ракетном топливе, – вы можете заставить его лететь со скоростью тысяча километров в час, но его шины, двигатель, внутренние механизмы совершенно не предназначены для такой скорости. И машина разваливается на кусочки.

С человеком происходят странные вещи: у него появляется зависимость от препаратов, он испытывает утомление, снижается сексуальная активность, появляется дрожь, его мучают ночные кошмары и галлюцинации, происходят психотические срывы. В действительности испытываемые побочные эффекты представляют собой естественную реакцию организма на воздействие инородного химического вещества, нарушающего нормальную работу системы.

После прекращения приема препаратов изначальные проблемы остаются. Психотропные препараты не являются решением жизненных проблем или средством исцеления от них.

ГЛАВА ВТОРАЯ: ПОМОЩЬ ДЕТЯМ

Более 20 миллионов детей по всему миру получили диагноз психиатрического «расстройства», существование которого не может подтвердить ни один диагностический анализ. Как написал невролог Сидни Уолкер III в книге « The Hyperactivity Hoax » («Трюк с гиперактивностью»), назначение психотропных препаратов для лечения несуществующего заболевания – это трагедия, поскольку «подавляя симптомы у детей, мы просто позволяем лежащей в их основе проблеме продолжать существовать и во многих случаях даже усугубляться».33

Согласно доктору Уильяму Кэри, заслуженному педиатру детской больницы Филадельфии, «в существующем на сегодняшний день определении СДВГ, которое позволяет поставить ребенку этот диагноз при наличии у него определенного количества причиняющих беспокойство особенностей поведения и других критериев, не учитывается тот факт, что эти особенности поведения, вероятно, являются нормальными свойственными детям чертами».34

Джо Тертел, автор книги « Public Schools. Public Menace » («Государственные школы, общественная угроза»), обращается к родителям: «У какого ребенка нет СДВГ? Какому подростку, вынужденному сидеть на скучных уроках по шесть-восемь часов в день, не захочется поерзать, подвигаться, отвлечься на что-нибудь другое или сбежать с занятий любым возможным способом? Это то, что обычно хочется сделать нормальному энергичному ребенку, когда ему скучно или когда ему что-то не нравится. И это скажет вам любая мать.

Называть подобное поведение заболеванием, как бы тщательно оно ни было “выявлено” детским психологом или психиатром, – глупо… и аморально. А использование этих особенностей детского поведения в качестве оправдания назначению детям психоактивных веществ можно вообще считать преступлением, если не хуже».35

В своей книге «101 Reasons to Avoid Ritalin Like the Plague » («101 причина избегать Риталина как чумы») Говард Глассер предупреждает: «На самом деле когда мы говорим себе или нашим детям, что симптомы СДВГ возникают вследствие некоего химического дисбаланса, мы обманываем себя и детей, так же как нас обманули врачи и реклама… В действительности, когда мы говорим ребенку, что с его мозгом что-то не в порядке и что это что-то можно исправить только с помощью лекарства, мы поступаем жестоко и нечестно по отношению к нему, мы деморализуем его. С этого момента он будет считать себя больным или не таким как все, что сильно скажется на его самооценке – на том, как он оценивает себя и как взаимодействует с окружающим миром».36

Родителей часто вводят в заблуждение, заставляя поверить, что у них нет иного выбора, кроме как давать своему ребенку лекарство от плохого или гиперактивного поведения. Вот что сказал на это австралийский психиатр Луи Ачимович: «Родители полагают, что любое кажущееся ненормальным поведение ребенка является СДВГ, и они знают, что существует лекарство от этого недуга. Таблетки стали дешевым альтернативным решением проблемы».37

Доктор Мэри Энн Блок помогла тысячам детей отвыкнуть от психотропных препаратов без риска для здоровья, и вот что она говорит: «Многие врачи не проводят медицинского обследования прежде чем назначать психиатрические препараты… Детей приводят к врачу, но врач не обследует их, он не пытается найти никаких проблем со здоровьем или проблем в обучении, он просто ставит ребенку диагноз СДВГ и назначает препарат. Это не то, чему меня учили в медицинской школе. Меня учили, что необходимо проводить обследование состояния организма и составлять полную историю болезни. Меня учили, что необходимо применять “дифференциальную диагностику”. Для этого требуется рассмотреть все факторы, которые могут быть причиной наблюдаемых симптомов».38

Повесить на ребенка ярлык «душевнобольного», не имея надлежащих медицинских доказательств этого, значит по сути совершить преступление по отношению к ребенку; назначить ему психотропные препараты для лечения,  фактически значит отравить ребенка. Очень часто детям просто требуется достаточный сон, хорошее питание и очень активная деятельность.

Исследования показывают, что занятия с репетитором повышают академическую успеваемость ребенка.39 Если ребенок не учится или отстает в школе или если ему просто не по душе занятия в школе и он не может сосредоточиться, найдите компетентного репетитора, который способен добиваться результатов. И скажите ему, что ребенку необходимо помочь полностью понять сначала фонетический метод чтения (как буквы соотносятся со звуками), затем слова, с помощью простого словаря.

Одну женщину школа заставила начать давать сыну стимуляторы. После этого у Тима (так звали мальчика) стал пропадать аппетит, появились головные боли, он стал быстрее уставать и просто не мог спать по ночам. По рекомендации друга мама отвела сына к врачу, практиковавшему комплиментарную (альтернативную) медицину. Он помог Тиму отвыкнуть от препаратов и назначил ему питательные добавки и витамины. Врач обнаружил, что определенные виды пищи вызывают у мальчика аллергическую реакцию. Это было учтено при составлении диеты, после чего Тим снова начал хорошо есть и смог сам засыпать по ночам.

Далее, было обнаружено, что с самого начала, как только Тим пошел в школу, его обучали по какой-то особой психологической методике, в результате чего на занятиях он просто не понимал, что он читает. Мама купила ему «фонетическую игру». Она обучила его грамматике. И через несколько месяцев его способность читать возросла с уровня второго класса до уровня шестого.

Еще одной молодой маме пришлось буквально сражаться за то, чтобы ее сыну-дошкольнику дали направление к ЛОР-врачу, так как она подозревала, что у мальчика проблемы со слухом. Вместо этого школьная медсестра направила его к психологу, который поставил ему диагноз СДВГ и назначил Риталин. На протяжении четырех месяцев мама прилагала все усилия, чтобы получить направление к нужному специалисту. В конечном итоге врач обнаружил, что у мальчика в ушах скапливается жидкость и образуются постоянные пробки, что приводит к потере слуха в 35 децибел. Через месяц мальчик уже был в больнице: 15-минутная операция избавила его от «детства на психиатрических препаратах».

Доктор Уокер написал, что дети с диагнозом СДВГ и другими подобными диагнозами могут страдать от следующих неблагоприятных состояний: «ранняя стадия диабета, порок сердца, глисты, вирусные или микробные инфекции, генетические расстройства, аллергии, отравление ртутью или марганцем, слабые формы эпилептических припадков и сотни – да сотни – других легких, тяжелых и даже угрожающих жизни проблем медицинского характера. И тем не менее всем этим детям поставили диагноз гиперактивности или СДВ».

Всемирно известный метод Файнголда – это тщательно разработанная и всесторонне исследованная элиминационная диета, которая предусматривает исключение из рациона ребенка искусственных добавок, консервантов, искусственных заменителей сахара и красителей. В июне 2004 года исследователи издания « Archives of Diseases of Childhood » проверили диету Файнголда на трехлетних детях с симптомами «гиперактивности». Когда из рациона детей были исключены различные добавки и консерванты, состояние детей значительно улучшилось. Когда же их возвращали к прежнему рациону питания, их состояние ухудшалось. Потребовалось всего лишь 20 мг искусственного красителя, чтобы симптомы усугубились.40

Профессор педиатрии медицинской школы Йельского университета У.В. Тамборлэйн сообщил, что когда 14 здоровым детям дали порцию сахара, эквивалентную двум глазированным кексам на завтрак, содержание адреналина в организме возросло в 10 раз относительно обычного уровня, что наводит на мысль о том, что «дети могут быть подвержены таким симптомам, как беспокойство, раздражительность и трудности с концентрацией внимания после употребления сахара».41

Высокопротеиновая низкоуглеводная диета без сахара, как показал опыт, может снизить излишнюю активность детей. Эксперимент, в рамках которого выбрали 20 детей с «трудностями в обучении» и посадили их на такую диету, показал, что у 90% детей произошло значительное ослабление симптомов гиперактивности.42

«БИПОЛЯРНОЕ РАССТРОЙСТВО»

По сообщению « Medicine Journal »: «Этиология [причина] и патофизиология [функциональные изменения] биполярного расстройства не определены, и не существует никаких объективных биологических маркеров, которые бы четко соответствовали данному заболеванию».43

С другой стороны психиатрические препараты вызывают симптомы, которые, по заявлениям психиатров, свидетельствуют от наличии биполярного расстройства. В 2006 году АППЛ предупредила, что стимуляторы, такие как Риталин, Аддералл и Селекса на самом деле вызывают симптомы «биполярного расстройства».44

Тот факт, что психиатры не смогли доказать, что СДВГ является нейробиологическим расстройством, получил неблагоприятную огласку в прессе, и спустя много лет психиатры заявили, что детям был поставлен неверный диагноз и что они на самом деле страдают биполярным расстройством. Доктор Тай Колберт сделал следующее предостережение: «У детей, которым поставили диагноз СДВГ и которых посадили на Риталин, начинают появляться симптомы [так называемого] обсессивно-компульсивного расстройства и депрессии (побочные эффекты Риталина). Затем детям назначают антидепрессанты, а родителям говорят, что в действительности поведение ребенка приобрело обсессивно-компульсивный характер из-за депрессии. А затем, когда налицо симптомы, вызванные приемом антидепрессантов, ребенку могут поставить диагноз биполярного расстройства…»45

Ортомолекулярное (связанное с приемом больших доз витаминов и минералов) исследование показало, что недостаток В-комплекса обычно встречается у 80% людей с диагнозом «биполярного расстройства». Согласно Джоан Мэтьюс-Ларсон, доктору философии и основательнице прославленного Центра восстановления здоровья в Миннесоте, анемия также является значимым фактором в развитии симптомов «биполярного расстройства».46

Доктор Карл Пфейфер, проводя научные исследования, обнаружил, что у людей с симптомами так называемых обсессивно-компульсивных расстройств повышен уровень гистамина в крови, как показали лабораторные анализы. Когда состояние этих пациентов улучшалось, уровень гистамина в их организме понижался, а симптомы исчезали.47

Некоторые из недавно проведенных исследований указывают на то, что подобные симптомы возникают из-за перенесенных в очень раннем возрасте инфекционных заболеваний горла. В частности, согласно результатам одного их исследований, 31% из 50-ти обследовавшихся детей переболели инфекционными заболеваниями горла, у 42% имелись симптомы фарингита (инфекция глотки) или инфекционного заболевания верхних дыхательных путей.48 Данные, полученные в ходе исследований, дают основания предполагать, что у некоторых восприимчивых к болезням людей симптомы того, что психиатры окрестили «обсессивно-компульсивным расстройством», могут быть вызваны аутоиммунной реакцией на стрептококковые инфекции.49

Десятилетний мальчик Чарли страдал от резких перепадов настроения, выкрикивал непристойности, бил сестру и не мог ничего с собой поделать. Его маме сказали: «У вас есть два варианта: давать ему Риталин или позволить, чтобы он продолжал мучиться». Чарли посадили на Риталин, однако медики обнаружили – после тщательного обследования его организма и получения результатов анализов, – что у него высокое содержание сахара в крови и недостаток инсулина. «Любой из этих факторов, если его не взять под контроль, может вызывать перепады настроения, непредсказуемое поведение и вспышки гнева – те самые симптомы, что наблюдались у “гиперактивного” Чарли», – сказал доктор Сидни Уолкер, уважаемый невролог, психиатр и автор книг « A Dose of Sanity » и « The Hyperactivity Hoax » («Доза здравомыслия», «Трюк с гиперактивностью»). После надлежащего медицинского лечения «поведение мальчика пришло в норму, агрессия и вспышки гнева прекратились…»

РЕШЕНИЯ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ

Как говорилось выше, трудности в обучении могут быть следствием недостаточного применения или вообще неприменения фонетического метода обучения чтению в школе (при фонетическом методе обучения чтению дети изучают звуки, соответствующие буквам и комбинациям букв).50 Могут потребоваться занятия с репетитором.

Президентская комиссия по качеству специального коррекционного образования США выявила, что 40% американских детей [2,8 миллиона], имеющих «трудности в обучении» и участвующих в программах коррекционного образования, просто никогда не учили читать.

Творческим и сообразительным детям становится скучно, они не могут сосредоточиться на занятиях, они начинают ерзать, крутиться, чесаться и искать другие способы попасть в непрятности.51

Как писал доктор Уолкер, тысячи детей, которых посадили на психиатрические препараты, – это просто «смышленые» дети, «их гиперактивность вызвана не тем, что их мозг неправильно функционирует, а тем, что бо’льшую часть дня им приходится ждать, пока отстающие их догонят. Им становится жутко скучно, а люди, которым скучно, начинают ерзать, крутиться, чесаться и (особенно, если это мальчики) искать другие способы попасть в неприятности».

Кроме того ребенку может быть просто не интересно. Спросите любого ребенка: «Сколько внимания ты можешь уделить тому, что тебе действительно нравится делать?»

Детский суд направил Джастина в приют для мальчиков. Психолог сказала ему, что у него СДВГ, потому что он нарушает дисциплину на занятиях. Но когда управляющий приюта спросил Джастина: «Сколько длился твой самый длинный разговор по телефону с девушкой?», Джастин ответил: «Три–пять часов!» «А как долго ты можешь играть в баскетбол?» «Часа четыре», – ответил Джастин. Он мог бы также читать книги, которые ему нравятся, и играть в видеоигры весь день, если бы у него была такая возможность.

Суть в том, что он мог сосредоточить свое внимание на любом занятии, которое ему было интересно. Обеспечьте, чтобы у вашего ребенка было достаточное количество занятий, которые представляли бы для него интерес.

ПРОБЛЕМЫ ДИСЦИПЛИНЫ

Доктор Уолкер отметил: «…Допустим ваш ребенок действительно недисциплинирован. Как вы думаете, если бы ему сказали, что вранье, безразличное отношение к окружающим, крики, разбрасывание деньгами, избивание других людей и неспособность отличить правильное от неправильного являются симптомами СДВГ или СДВ [как предлагается в одной современной книге по СДВ], а не чем-то, что можно сдерживать и контролировать, стало бы его поведение лучше или хуже?»

Далее Уолкер написал: «Практика медикаментозного воздействия на нормальное мальчишеское поведение обязана своим появлением отчасти тому, что в школах изменились способы дисциплинарного воздействия». В наши дни «даже к устному выговору относятся неодобрительно, если он снижает “самооценку” ребенка. Некоторые школы получали повестки в суд за попытки оказать дисциплинарное воздействие на учащихся, которые плохо себя ведут. Современный подход, по всей видимости, сводится к фразе “Если не можешь их побить, значит надо их лечить”. Зачастую ярлык “неспособен к обучению” является для учителей единственным средством получить помощь в работе с учащимися, которые не поддаются контролю и которых невозможно дисциплинировать никаким методами».

Доктор Фрэд А. Боман, детский невролог и автор книги « The ADHD Fraud » («Обман СДВГ»), говорит, что когда нормальное свойственное детям поведение называют заболеванием, это является жестоким предательством по отношению к родителям, учителям и детям. Ребенок начинает «верить, что с ним что-то не в порядке, что его мозг поврежден и что он не в состоянии контролировать свое поведение без таблеток». Это усугубляется еще и тем, что «в это заставляют поверить также самых важных людей в жизни ребенка – родителей и учителей».

Доктор Уолкер обратил внимание также на следующий момент: «Одно из наиболее тяжких преступлений, совершаемых врачами, которые ставят нормальным детям диагноз гиперактивности, состоит в том, что тем самым они говорят детям “Ты не отвечаешь за свое поведение”. Кроме того, они тем самым говорят родителям, что простые дисциплинарные меры не помогут, поскольку у их ребенка имеется заболевание мозга, из-за которого он никогда не будет хорошо себя вести. Когда мы пытаемся найти оправдания неконтролируемому поведению нормального здорового ребенка, это приводит к тому, что его поведение еще больше выходит из-под контроля – а если посмотреть на количество разновидностей поведения, которые относят на счет гиперактивности и дефицита внимания и которые таким образом ребенок может оправдать как неподдающиеся его контролю, то это просто какая-то нелепица».

Доктор Джулиан Уитакер, автор солидного издания « Health & Healing », говорит: «Когда психиатры озвучивают диагноз ребенка [или взрослого], они делают это на основе симптомов. У них нет никакой диагностики патологий; у них нет никакой лабораторной диагностики; у них нет никакого понимания, которое могло бы помочь в диагностике этих психиатрических “болезней”. Если у вас случился сердечный приступ, можно обнаружить реальное повреждение; если у вас диабет, уровень сахара в крови очень высокий; если у вас артрит, это будет видно на рентгене. В психиатрии же диагностирование сродни заглядыванию в “хрустальный шар” и гаданию по руке; наукой здесь и не пахнет».

Надлежащее медицинское наблюдение, хорошее питание, здоровое безопасное окружение и деятельность, которая повышает уверенность в себе, приносят гораздо больше пользы, нежели препараты или какие-либо другие жестокие методы, применяемые в психиатрии. Неужели  те психиатры, кто назначают пациентам психоактивные вещества, не знают об этом?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ: «СЕРЬЕЗНЫЕ СЛУЧАИ»

Если в семье кто-то действительно страдает серьезным психическим расстройством или ведет себя крайне нерационально, то остальные члены семьи могут прибегнуть к отчаянным мерам в попытке справиться с этой проблемой. Однако, обращаться к психиатрии в данном случае опасно. Она «спрятала под сукно» по-настоящему эффективные методы помощи таким людям.

В оскароносной картине «Игры разума» показана жизнь великого гения и лауреата Нобелевской премии в области экономики Джона Нэша. Согласно этой картине, Джон Нэш, страдавший шизофренией, смог избежать рецидива своей болезни благодаря новейшему препарату, разработанному в психиатрии. Однако сам Джон Нэш оспорил это и опроверг утверждение о том, что он принимал «новое лекарство» во время создания работы, за которую он получил Нобелевскую премию. Он не принимал никаких психиатрических препаратов в течение 24 лет и естественным образом излечился от своего болезненного состояния.

Покойный доктор Лорен Мошер возглавлял Центр изучения шизофрении при Национальном институте психиатрии США, а позднее работал как профессор психиатрии в медицинской школе Калифорнийского университета в Сан-Диего, а также возглавлял проект «Сотерия» в Сан-Диего, Калифорния. Он открыл пансионат «Сотерия» в 1971 году для молодых людей, которым был поставлен диагноз шизофрения. Им не давали никаких препаратов. Сотрудники пансионата, будучи неспециалистами, были обучены слушать и понимать пациентов, поддерживать и оберегать их, подчеркивать ценность их жизни. «Идея состояла в том, что с шизофренией можно справиться с помощью полноценного общения, а не с помощью психиатрических препаратов. Подобная терапия и подобное отношение к пациентам в конечно итоге привели бы к тому, что они, вне всякого сомнения, стали бы жить более здоровой жизнью», – сказал доктор Мошер.

Далее доктор Мошер сообщил: «Эксперимент сработал лучше, чем ожидалось. Через 6 недель в обеих группах были заметные улучшения, несмотря на то, что пациенты “Сотерии” не принимали антипсихотические препараты! Через два года после начала лечения у пациентов “Сотерии” значительно повысился уровень трудовой квалификации. Среди них было больше тех, кто обходился самостоятельно в быту. И было меньше тех, кто повторно поступил на лечение. Интересно, что у пациентов, проходивших лечение в “Сотерии”, которые не принимали никаких нейролептических препаратов в течении всего периода пребывания в пансионате и которым, как считалось, уготован наихудший исход, в действительности дела шли гораздо лучше по сравнению контрольной группой пациентов психиатрической больницы, которым давали препараты».

В институте Оссерванца, в городе Аймола, Италия, доктор Джорджио Антонуччи работал с несколькими десятками женщин, страдающих так называемой буйной шизофренией, большинство из которых были постоянно привязаны к кровати (некоторые до 20 лет). На них надевали смирительные рубашки и пластиковые маски, чтобы они не кусались. Доктор Антонуччи начал освобождать женщин из заточения; каждый день на протяжении многих часов он разговаривал с ними, «пытаясь проникнуть в то, что заставляло их впадать в бредовое состояние и вызывало страдания».

И раз за разом доктор Антонуччи выслушивал историю отчаявшегося человека, который провел много мучительных лет в психиатрических больницах. Пациенткам, находившимся под наблюдением доктора Антонуччии, было отменено всякое психиатрическое лечение, а палаты, в которых использовались наиболее жестокие психиатрические методы, были расформированы. Он обеспечил, чтобы к пациенткам относились с состраданием и уважением и чтобы им не давали никаких лекарств или наркотиков. Фактически, под руководством доктора Антонуччи самая опасная палата превратилась в самую спокойную. Спустя несколько месяцев эти «опасные» пациентки были свободны и спокойно гуляли по больничному парку. В конце концов их состояние стабилизировалось. Их выписали из больницы после того, как они научились читать и писать, а также работать и самостоятельно ухаживать за собой (впервые в жизни).

Исследование, проведенное доктором Е. Чераскиным и доктором У. Рингсфордом, результаты которого были представлены на слушании Специального комитета по питанию и человеческим потребностям Сената США, показало, что люди с симптомами шизофрении испытывают недостаток хорошего питания и витамина B .52

Симптомы «шизофрении» связаны с недостатком в организме незаменимых жирных кислот, и Всемирная организация здравоохранения утверждает, что в рационе питания человека содержание ненасыщенных жирных кислот должно составлять не менее 3% от общего количества потребляемых калорий.53

После того, как госпоже Н. поставили диагноз шизофрении (из-за того, что она начала слышать какие-то голоса у себя в голове), ее состояние ухудшилось до такой степени, что она перестала разговаривать, она не могла самостоятельно принимать ванну, есть и ходить в туалет. Тщательное медицинское обследование вывило у нее нарушение метаболизма глюкозы – вещества, обеспечивающего мозг энергией. После курса лечения она быстро пошла на поправку. А потом она полностью выздоровела, и от ее прежнего психического расстройства не осталось и следа.

Существует множество свидетельств того, что настоящее физическое заболевание, имеющее настоящую патологию, может оказывать серьезное воздействие на психическое состояние и поведение человека. Психиатрия игнорирует эти научные данные, утверждая, что во всем виноваты некие заболевания и «химические дисбалансы» мозга, существование которых так и не было доказано, и ограничивается применением фармацевтических и других подобных им средств, хотя до сих пор это не принесло никому никакой пользы, а наоборот нанесло непоправимый вред организму и личности многих пациентов.

РЕЗЮМЕ

Существует множество альтернативных способов лечения психических расстройств помимо психиатрических препаратов, и все их невозможно перечислить в этой брошюре. Психиатрия, однако, предпочла бы считать, что никакой альтернативы не существует, и, можно предположить- сделала бы все возможное, чтобы ее действительно не существовало. Таким образом, каждый врач должен самостоятельно сделать выбор между фактами и вымыслом, между исцелением и принуждением, между медициной и манипулированием людьми.

Мелвин Р. Вербах, доктор медицины, ассистент-профессор в медицинской школе Лос-Анджелеса при Калифорнийском университете, рекомендует врачам проверять «историю питания пациента и его текущие привычки в питании», «обследовать пациента на предмет недостатка тех или иных веществ в рационе питания» и «при необходимости проводить специальные лабораторные анализы». Должны быть выявлены любые скрытые отклонения физического характера, если они есть.

Люди с нарушенной психикой нуждаются в защите от жестокого обращения. Вот краткий перечень действий, которые всегда требуется предпринимать при работе с такими людьми:

1. Помогите человеку, предоставив ему покой, питание и отдых; дайте ему мягкодействующий препарат, чтобы он мог хорошо отдохнуть, но только при крайней необходимости, если без этого он не может расслабиться.

2. Никогда не направляйте психически больного человека к людям, которые используют силу и принуждение, которые держат пациентов в изоляции или прибегают к методам «лечения», приносящим вред организму пациента.

3. Обеспечьте проведение тщательного медицинского обследования с целью выявления любого скрытого физического отклонения.

4. Всегда находите причину проблемы человека. Никогда не довольствуйтесь просто объяснением симптомов.

Вот как выразил свои пожелания в отношении реформы в сфере душевного лечения Роберт Витакер, научный писатель, автор получившей широкое признание книги « Mad in America » («Сумасшедший в Америке»): «Прежде всего я умоляю вас быть честными. Перестаньте говорить пациентам с диагнозом шизофрении, что они страдают от избытка дофамина или серотонина и что препараты помогут восстановить “баланс” этих веществ. Все эти россказни – не что иное, как одна их форм врачебного обмана, и я не могу представить, чтобы какую-нибудь другую категорию больных, например, больных раком или сердечно-сосудистыми заболеваниями, обманывать подобным образом».

Всемирно известный писатель и заслуженный профессор психиатрии Томас Сас сказал: «Дома и мастерские для престарелых, временные дома для нуждающихся, которые потеряли всякие родственные связи, прогрессивные тюрьмы – все это и многое другое потребуется для того, чтобы обеспечить выполнение задач, стоящих в настоящий момент перед психиатрическими больницами». «В нашем обществе нет прибежища для человека, который хочет уйти от мира. Вместо того чтобы предложить приют, современная психиатрическая больница предлагает лишь физическое насилие, называемое “лечением”, направленное на то, чтобы заставить человека вернуться в общество, в котором он не может или не хочет найти себе место».

Как говорит Томас Сас, существующая система принудительного лечения препаратами в больницах, реабилитационных центрах, тюрьмах и при амбулаторном обслуживании, которая господствует в настоящий момент в сфере душевного здоровья, является не чем иным, как «неограниченным психиатрическим экспериментом».54

Хотя данная брошюра посвящена описанию альтернативы неэффективным и опасным психиатрическим методам лечения, в действительности существует только один способ произвести преобразования в сфере душевного здоровья, и он состоит в том, чтобы  вместо монополии психиатрии, которая на данный момент не привела ни к чему, кроме растущей статистики психических заболеваний и полному отсутствию исцеленных пациентов,  дать людям должный  выбор эффективных средств исцеления от своих недугов.

Действенность душевной терапии должна оцениваться на основании того, насколько эта терапия улучшает и укрепляет человека, его чувство ответственности и духовное благосостояние – без необходимости прибегать к мощным, вызывающим привыкание препаратам. Терапия, которая действительно исцеляет, должна проводиться в спокойной и безопасной обстановке, проникнутой терпимостью и уважением к правам человека.

ГРАЖДАНСКАЯ КОМИССИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Гражданская комиссия по правам человека (ГКПЧ) была основана в 1969 году Церковью Саентологии и заслуженным профессором психиатрии Томасом Сасом с целью расследовать и предавать гласности нарушения прав человека в области психиатрии и навести порядок в сфере психического лечения. Сегодня ГКПЧ имеет более 250 филиалов в более чем 30-ти странах мира. Ее консультативный совет составляют врачи, психологи, юристы, преподаватели, деятели искусства, бизнесмены, а также уполномоченные по правам человека.

Хотя ГКПЧ не предоставляет никаких медицинских или юридических консультаций, она работает в тесном контакте с врачами.

Деятельность Гражданской комиссии напрямую связана с принятой ООН Всеобщей декларацией прав человека, в частности с приведенными ниже статьями, которые в психиатрии нарушают каждый день:

Статья 3: Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность;

Статья 5: Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию;

Статья 7: Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона.

ГКПЧ стала инициатором многих сотен реформ, давая показания на слушаниях законодательных органов и проводя открытые слушания по делу злоупотреблений в психиатрии, работая со средствами массовой информации, правоприменяющими органами и должностными лицами по всему миру.

Миссия

Гражданская комиссия по правам человека расследует и предает гласности случаи нарушения прав человека в сфере душевного здоровья. Она работает в тесном сотрудничестве с другими группами и лицами, разделяющими общую цель – навести порядок в сфере лечения душевных заболеваний. Гражданская комиссия будет продолжать выполнять свою миссию до тех пор, пока злоупотреблениям и принудительным практикам в сфере психиатрии не будет положен конец и пока не будут восстановлены права и достоинство каждого человека.

Для получения дополнительной информации обращайтесь:

ОФИЦИАЛЬНОЕ ПРИЗАНИЕ ГКПЧ

Рэймонд Н. Хэйнз

Законодательное собрание штата Калифорния

«ГКПЧ известна своей многолетней работой, направленной на то, чтобы предотвратить неправильное диагностирование и лечение препаратами детей… Международная гражданская комиссия по правам человека внесла бесценный вклад в общественную жизнь, как на местном уровне, так и в национальном и международном масштабе, выпуская просветительские публикации на тему душевного здоровья. ГКПЧ – это организация, посвятившая себя достижению высших идеалов в сфере душевной помощи».

Доктор медицины Джулиан Уитакер

Директор Института здоровья Витакера, штат Калифорния

«Злоупотребление препаратами, навешивание ярлыков, неправильное диагностирование, отсутствие научного этикета – все те вещи, существование которых никто не осознавал, стали главной мишенью ГКПЧ, она обратила внимание общественности на эти злоупотребления и значительно продвинулась в том, чтобы свести на нет имеющееся негативное влияние психиатрии».

Доктор Фред Боман

Детский невролог, штат Калифорния

«Я думаю, сегодня существует множество групп, которые озабочены возрастающим влиянием психиатрии в обществе и в школах, но ни одна из этих групп не работает так эффективно над разоблачением мошеннической практики диагностирования и лечения, как ГКПЧ. Это определенно очень эффективная группа, и такой союзник нужен каждому, кто разделает наше беспокойство и пытается справиться с этими проблемами».

Доктор Элеонора Прочазка

Немецкий фармацевт и эксперт по токсикологии

«Я предупреждаю людей об опасности психиатрического лечения, использования психиатрических препаратов и других подобных им методов, которые могут привести к разрушению личности, и даже к смерти. Я хочу поблагодарить ГКПЧ за их необыкновенную решимость показать людям правду в этой публикации».

Доктор Луи Ачимович

Психиатр-консультант, Австралия

«Посредством просвещения, защиты и общественных мероприятий ГКПЧ в значительной степени приблизила нас к тому моменту, когда помощь психически нездоровым людям будет производиться на общественных началах и гуманным образом.

С самого начала моего сотрудничества с ГКПЧ, а именно с середины 80-х, я отметил профессионализм и целеустремленность ее сотрудников в том что касается их работы в сфере защиты прав пациентов».

ЛиАнна Вашингтон

Содружество Пенсильвания

«Тогда как ГКПЧ работает над тем, чтобы сохранить права человека в том виде, как они определены во Всеобщей декларации прав человека, и защитить людей от “жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения”… палата представителей Пенсильвании поздравляет Международную ГКПЧ… ее благородные и гуманные устремления надолго останутся в нашей памяти и всегда будут достойны глубокой признательности».

СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. Joseph Glenmullen. M. D. Prozac Backlash ( Simon & Schuster. NY. 2000), p. 193.

2. Dr. Darshak Sanghavi, “Health Care System Leaves Mentally Ill Children Behind”, The Boston Globe. 27 Apr. 2004.

3. People Magazine. 11 July 2005.

4. Dr. Mark Graff, interview, CBS Studio 2. July 2005.

5. Lars Boegeskov, “Mentally Ill Have to Have Help – Not to Be Cured”, Politiken. 19 Sept. 1994.

6. J. Allan Hobson & Jonathan A. Leonard, Out of Its Mind, Psychiatry in Crisis, A Call for Reform (Perseus Publishing, Cambridge. Massachusetts. 2001), p. 125.

7. Sydney Walker, III, M.D. A Dose of Sanity. (John Wiley & Sons, Inc, New York, 1996), pp. 230–239.

8. Ian Sample, “Companies exaggerating ailments, reports claim; Emphasis on minor illnesses ‘may affect NHS’,” The Guardian ( London ), 11 Apr. 2006.

9. Lisa Cosgrove, Sheldon Krimsky, et al, “Financial Ties between DSM-IV Panel Members and the Pharmaceutical Industry,” Psychotherapy and Psychosomatics. May 2006, Vol. 75, pp. 154–160.

10. Benedict Carey, “Antidepressant Studies Unpublished”, The New York Times. 17 Jan. 20008.

11. “Worsening Depression and Suicidality in Patients Being Treated with Antidepressants Medications,” US Food and Drug Administration Public Health Advisory, 22 Mar. 2004.

12. King County Department of Community and Human Services, Mental Health, chemical Abuse and Dependency Services Division, King County Ordinance #13974, Second Annual Report: Recovery Model, 2002.

13. Medawar C: The Antidepressant Web – Marketing Depression and Making Medicines Work, International Journal of Risk & Safety in Medicine. 1997, Iss. 10, № 2, pp. 75–126.

14. Op. cit.. Sydney Walker III, M.D. p. 14.

15. Lorrin M. Koran, Medical Evaluation Field Manual. Department of Psychiatry and Behavioral Sciences, Stanford University Medical Center. California. 1991, p. 4.

16. Tomas Bjorkman, “Many Wrongs in Psychiatric Care,” Dagens Nyheter. 25 Jan. 1998.

17. Thomas Dorman, “Toxic Psychiatry,” Thomas Dorman’s website, 29 Jan. 2002, http://www.dormanpub.com. Accessed: 27 Mar. 2002.

18. Op. cit.. Joseph Glenmullen, p. 205.

19. Ibid.. p. 206.

20. Op. cit.. Sydney Walker III, M.D. p. 102.

21. David W. Tanton, Ph.D. A Drug Free Approach to Healthcare ( Soaring Heights Publishing, 2005), p. 101.

22. Ibid.. p. 139.

23. Richard C.W. Hall, M.D. and Michael K. Popkin, M.D. “Psychological Symptoms of Physical Origin,” Female Parent 2, № 10 (October 1977), pp. 43–47.

24. Joan Mathews Larson, Ph.D., Depression-Free, Naturally (The Ballantine Publishing Group, New York, 1999), p. 138.

25. Janet Ginsburg, “Diseases of the Mind,” Newsweek. 1 Dec. 2003.

26. Ibid.

27. Carole Keeton Strayhorn, Texas Comptroller, “Texas Health Care Claims Study – Special Report, Foster Children,” Dec. 2006, p. xiii.

28. Ibid.

29. Ibid.

30. “Depression in children and young people, Identification and management in primary, community and secondary care,” National Institute for Health and Clinical Excellence, National Health Service, Sept. 2005, pp. 18, 28.

31. “Grouchiness Happens. Walk it Off,” Washingtonpost.com. 31 jan. 2006.

32. Op. cit.. Carole Keeton Strayhorn.

33. Sydney Walker III, The Hyperactivity Hoax (St. Martin’s Paperbacks, New York, 1998), p. 12.

34. Gina Shaw, “The Ritalin Controversy Experts Debate Use of Drug to Curb Hyperactivity in Children,” The Washington Diplomat. Mar. 2002.

35. Joel Turtel, Public Schools, Public Menace: How Public Schools Lie to Parents and Betray Our Children (Library Books, New York, 2004–2005), p. 156.

36. Howard Glasser, M.A. 101 Reasons to Avoid Ritalin Like the Plague (Nurtured Hearts Publications, Az, 2005), p. 10.

37. Clara Pirani, “Dark side of a wonder drug,” The Australian. 28 Mar. 2006.

38. Dr. Mary Ann Block, No More ADHD (Block Books, Texas. 2001), pp. 19–20.

39. Lawrence W. Sherman, Denise Gottfredson, et al. “Preventing Crime: What Works, What Doesn’t, What’s Promising,” A report to the U.S. Congress, for the National Institute of Justice, Chapter 5, “School-Based Crime Prevention,” 1 Apr. 1998, p. 31.

40. Op. cit. ,  Glasser, p. 102.

41. Melvyn R. Werbach, M.D. Nutritional Influences on Mental Illness, A Sourcebook of Clinical Research. Second Edition (Third Line Press, Inc. California, 1999), p. 85.

42. Ibid.. p. 83.

43. Stephen Soreff, M.D. and Lynne Alison McInnes, M.D. “Bipolar Affective Disorder,” eMedicine Journal. Vol. 3, № 1, 7 Jan. 2002.

44. “Glaxo, Shire strengthen drug warnings, Firms say ADHD treatments may cause heart attacks,” Bloomberg News, 22 Aug. 2006.

45. Ty C. Colbert, Rape of the Soul, How the Chemical Imbalance Model of Modern Psychiatry has Failed its Patients ( Kevco Publishing. California. 2001), p. 244.

46. Op. cit.. Joan Mathews Larson, p. 173.

47. Ibid. p. 22.

48. Henrietta L. Leonard, M.D. “Pediatric Autoimmune Neuropsychiatric Disorders Associated with Streptococcal Infections: Clinical Description of the First 50 Cases,” American Journal of Psychiatry. 155:264–271, Feb. 1998.

49. Paul D. Arnold and Margaret A. Richter, “Is obsessive–compulsive disorder an autoimmune disease?” Canadian Medical Association Journal. 13 Nov. 2001;165(10).

50. Dr. Samuel Blumenfeld, “Tom Cruise victimized by ‘Dick and jane’?” WorldNetDaily.com, 23 July 2003; Rebecca Chrisinger, letter to Nancy Rogers, Evidence Before CCHR’s Commission Hearing held in Los Angeles. Nov. 1997.

51. Op. cit.. Sydney Walker III, M.D. A Dose of Sanity. p. 165.

52. “Diet Related to Killer Disease, V. Nutrition and Mental Health,” Hearing before the Select Committee on Nutrition and Human Needs of the U.S. Senate. 25 congress, First Session, 22 June 1977, Mental Health and Mental Development Update, 1980.

53. Prof. Sasant K. Puri & Hilary Boyd, The Natural Way to Beat Depression ( Hodder & Stoughton. UK. 2005), p. 155.

54. Brian Doherty, “Review of Liberation by Oppression: A Comparative Study of Slavery and Psychiatry”, The Freeman. Vol. 54, May 2004.

[1] Любой человек, принимающий в настоящее время какие-либо психотропные препараты, не должен сразу же отказаться от них. Поскольку такие препараты могут вызывать опасные побочные эффекты, в том числе и абстинентный синдром, не следует прекращать их прием, не проконсультировавшись и не заручившись помощью компетентного врача непсихиатрического толка.