["Психическая предпатология. Превентивная диагностика и коррекция"]

Во всем мире происходит рост числа психически больных людей. По прогнозам Всемирной организации здравоохранения, к 2020 г. психические расстройства войдут в первую пятерку болезней, ведущих к потере трудоспособности.

Значимость психического здоровья населения как особого объекта социального регулирования была осознана во время Второй мировой войны и в послевоенный период. С тех пор за рубежом получили развитие такие новые направления, как психология здоровья, ортопсихология, социальная и превентивная психиатрия. Созданы государственные и общественные организации, нацеленные на предупреждение, раннее выявление и лечение психических расстройств.

Несмотря на слабую научную проработку всех вопросов психического здоровья, психиатрия и медицина в целом сохраняют ведущую роль в решении проблем. В последние десятилетия существенный вклад вносят и психологические науки, особенно клиническая (медицинская) психология. На практике психическое оздоровление населения возможно лишь при условии тесного взаимодействия медицины и психологии с социальными, экономическими, культурными и иными институтами государства и общества.

В России показатели существенно хуже, чем среднемировые. Если в мире в среднем около 15% людей нуждаются в психиатрической помощи, то в России их число достигает 25%. Это связано с тем, что психическое здоровье населения России, начиная с 1990-х годов, неуклонно ухудшалось по многим показателям. Общий ежегодный прирост больных с психическими расстройствами составлял 2,5%. Такое положение сохранялось до 2000—2004 гг. после чего прирост заболеваемости несколько замедлился. Преобладают пациенты с непсихотическими психическими расстройствами — 48,1%. На втором месте больные с психозами и состояниями слабоумия — 27,3%, на третьем — с умственной отсталостью — 24,6%. Число амбулаторных психиатрических и наркологических пациентов достигло в общей сложности около 8 млн (данные 2005 г.). Контингент лиц, признанных инвалидами в связи с психическими заболеваниями, составляет почти 990 тыс. чел. (прирост в сравнении с 1995 г. на 36,5%).

Эксперты отмечают: по сравнению с 1990-ми годами, количество пациентов психиатрических клиник в России увеличилось почти в два раза. Выросло число страдающих шизофренией, биполярным аффективным расстройством (маниакально-депрессивным психозом) и эпилепсией. Невротические расстройства и депрессии приобрели статус массовых. Они занимают второе место после сердечно-сосудистых заболеваний. В 1990-х годах появилась новая форма патологии — социально-стрессовые расстройства, связанные с резкими и непредсказуемыми переменами условий жизни (Александровский Ю. А. 1992).

Более половины психически больных составляют пациенты наркологического профиля. Неуклонно нарастает как относительно новое для России употребление криминальных наркотиков, так и традиционное употребление алкогольной и табачной продукции. С 1991 г. число лиц, злоупотребляющих наркотическими веществами, выросло в 6 раз, число больных наркоманией — в 10 раз. Контингент потребителей наркотиков в настоящее время оценивается в 6 млн чел. из которых 1,7—2,0 млн чел. неучтенных и 350 тыс. чел учтенных больных наркоманией. Высказывается мнение, что 3,1% школьников и 4,8% студентов в России употребляют наркотики. Хотя бы один раз пробовали наркотики 24% московских подростков. Официальное число больных алкоголизмом в России — 2,3 млн, экспертные оценки повышают эту цифру до 5 млн. Однако ряд косвенных данных требуют повысить и эту цифру.

Так, среднее употребление алкоголя на душу населения в год возросло с начала 1990-х годов почти в три раза и составляет 18 литров абсолютного (безводного) спирта. По данным экспертов ВОЗ, этот показатель на уровне 5 литров считается умеренным, 8 литров — становится опасным, 10 литров — чрезвычайно опасным. Некоторые экспертные организации выдвигают более реальную, на наш взгляд, цифру — 20—25 л чистого спирта в год. Эта величина включает неучтенное, но значительное количество самодельного алкоголя, употребление которого преобладает в российской провинции. Невозможно учесть употребление самогона, одеколона, стеклоочистителей, аптечных спиртовых настоек и других суррогатов. Недавнее исследование английских токсикологов показало, что в Ижевске 43% мужчин умирают в результате употребления суррогатного алкоголя. За последние годы пик массового употребления алкоголя сместился с возрастной группы 16—18 лет на возраст 13—15 лет, то есть с юношеского — на подростковый. Пик первых проб пива и вина сместился к возрасту 11 лет и моложе. Среди молодежи в возрасте 11—24 лет употребляют алкоголь 81% городских и 91% сельских жителей. Среди 16-летних учащихся Москвы 40% употребляют алкоголь регулярно (44% юношей и 34% девушек). Прямое влияние алкоголя на мужскую смертность достаточно очевидно и подтверждается следующими данными. Различие между средней продолжительностью жизни женщин и мужчин в малопьющих мусульманских странах и Израиле составляет 4—5 лет, в странах «пивного пояса» (Германия, Австрия, Бельгия, Чехия) — 6 лет, в странах «винного пояса» (Франция, Италия, Испания и др.) — 8 лет, в странах «водочного пояса» (Финляндия, Скандинавия, страны Балтии) — 10 лет. В России эта разница составляет почти 14 лет (мужчины живут В среднем 57—58 лет, женщины — 72 года).

В России (как и во всем мире) неуклонно растет распространенность курения. Мы вошли в число пяти стран — лидеров по употреблению табака. Если в 1995 г. в РФ потреблялось 250 млрд сигарет, то в 2007 г. эта цифра приблизилась к 400 млрд. Сейчас в России курят 58—70% мужчин и 25—30% женщин, причем доля курящих женщин нарастает по 1,5% в год. Курят беременные и кормящие женщины. По данным ВОЗ, 33% наших детей и подростков являются постоянными курильщиками, что превосходит показатели других стран. Агитация против курения обычно фиксируется на его фатальных соматических последствиях. Однако, строго говоря, постоянно курящий человек не является психически здоровым — он должен считаться носителем аддиктивного расстройства.

Наряду с прямыми показателями психического здоровья, следует остановиться также и на косвенных. В первую очередь, к ним относятся частота самоубийств и насильственных убийств. Статистика самоубийств заметно выросла. Так, в 1991 г. их отмечалось 26 на 100 тыс. чел. населения в год, а в 2005 г. — 36. Сейчас по этому показателю Россия (вместе с Белоруссией) находится на четвертом месте в мире. Средний мировой уровень показателя суицидальности составляет 14,5 чел. на 100 тыс. населения в год. Как и во всех других странах, мужчины в России прибегают к самоубийству гораздо чаще женщин (70,6 чел. и 11,9 чел. соответственно). Как завершенные суициды, по которым лидируют мужчины, так и демонстративные (незавершенные) попытки, предпочитаемые женщинами, свидетельствуют о нарушениях психического здоровья. Исключениями из этого правила могут считаться лишь попытки избавиться от непереносимых мучений, связанных с неизлечимыми заболеваниями. Особо тягостные размышления вызывают показатели суицидальности среди подрастающего поколения. Так, в 2007 г. суицид совершили почти три тысячи россиян в возрасте от 5 до 19 лет. За последние тридцать лет эта цифра выросла в 30 раз. Причем в 70% случаях речь идет о детях из вполне благополучных семей. Эксперты считают, что, кроме основных причин (конфликтов в семье и с окружающими людьми), к решению уйти из жизни подростков подталкивает доступность алкоголя и наркотиков. Кроме того, в России до сих пор нет системы предотвращения суицида. Свыше 60% суицидов совершается у нас в состоянии опьянения.

К уровню смертности от самоубийств понемногу приближается и уровень смертности от убийств. По этому показателю — 21,5 случаев на 100 тыс. населения в год — Россия занимает пятое место в мире после Колумбии, ЮАР, Ямайки и Венесуэлы. Для сравнения, в США этот показатель составляет 4,2, в Великобритании — 1,4, а в Японии — 0,4 при среднемировом уровне 6,5 убийств на 100 тыс. населения в год. Известно, что большинство (60—70%) убийств совершается у нас на бытовой почве и после принятия алкоголя. Убийство по мотивам личной неприязни является проявлением брутальной агрессивности, неконтролируемой враждебности, злобы и гнева. Таким образом, бытовые убийства связаны с нарушениями психического здоровья. Об ухудшении психического здоровья говорит рост менее тяжких насильственных преступлений, в частности, изнасилований. Согласно некоторым оценкам, число жертв насилия в нашей стране достигает 30 млн чел. в год. Косвенными индикаторами психического нездоровья можно также считать: разводы, аборты, отказ матерей от детей, отказ отцов от уплаты алиментов и множество других общественных явлений, на которых мы не имеем возможности отдельно останавливаться. Дополнительное негативное влияние оказывает мировой экономический кризис.

Повышение заболеваемости венерическими болезнями, туберкулезом говорят как о материальном, так и о духовном неблагополучии населения. Плавное нарастание за последние 20 лет заболеваемости по всем остальным группам болезней (особенно сердечно-сосудистой системы) является и следствием, и причиной психических нарушений. В первом случае их именуют психосоматическими, во втором — соматопсихическими, но для пациентов это различие несущественно — они нуждаются в исцелении как тела, так и души.

Общественное умонастроение в нашей стране в целом неопределенно и разъедается деструктивными тенденциями. Это проявляется уходом в мистику и иррациональность, активностью религиозных и эзотерических сект, антисоциальных молодежных движений; доверием к народным целителям, магам и экстрасенсам, число которых значительно превышает число врачей в стране (800 тыс. и 600 тыс. соответственно). Б. С. Положий остроумно назвал это явление магифреническим синдромом. Значительная часть граждан не доверяют государству, проявляют равнодушие к политике, пренебрегают законами и правопорядком, вместо патриотизма испытывают чувство стыда и горечи, а то и презрения к собственной стране. Здесь уместно вспомнить мысль Блеза Паскаля: «Людскому разуму надо дать хотя бы немного свободы, но это распахивает двери самой гнусной распущенности».

Социальные институты не способны оказывать людям необходимую психологическую поддержку. Эту функцию приняла на себя семья, но и она далека от благополучия и не вполне надежна, поскольку в ней мало детей. К тому же 70% всех браков заканчиваются разводом. Как известно, депопуляция в России началась в 1992 г. и этот процесс, скорее всего, необратим.

Приведенные данные подтверждают вывод о том, что психическое здоровье населения России является проблемой национальной безопасности страны. Не следует понимать это как угрозу повального сумасшествия. Большинство людей способны пережить катастрофические стрессоры природного и социального происхождения (стихийные бедствия, массовые эпидемии, войны, революции и пр.), не говоря уже о стрессорах личной жизни. Однако эти события оставляют необратимые последствия. Представители старшего поколения никогда не вернутся к былому благополучию и душевному равновесию. То же можно сказать о военнослужащих, прошедших Чернобыль, Афганистан и Чечню. Их психическое здоровье скомпрометировано и нуждается в повышенной заботе.

Таким образом, как теоретические, так и практические аспекты проблемы психического здоровья представляются весьма актуальными.

Глава книги "Психическая предпатология. Превентивная диагностика и коррекция." (Б. В. Овчинников, И. Ф. Дьяконов, Л. В. Богданова)