Диссимуляция

Диссимуляция психического заболевания представляет собой преднамеренное утаивание действительно существующих признаков психической болезни. В социальном аспекте она противоположна симуляции: больной пытается сохранить (восстановить) свое социальное положение как психически здорового человека. Диссимуляция чаще наблюдается при шизофрении, в основном при бредовых синдромах, возможна и при органических психозах (сосудистого, травматического генеза), а также при алкогольных психозах и паранойяльном синдроме у психопатических личностей. В. П. Осипов (1943) указывал на нередкую диссимуляцию эпилептиформных припадков разного генеза.

Формы и способы диссимуляции

Исследователи выделили ряд способов и клинических форм диссимулятивного поведения, отражающих динамику психического заболевания [Кудрявцев И. А. Пулькин Б. В. 1981; Кондратьев Ф. В. Ломоватский Л. Е. 1981]. Так, наиболее простая форма диссимуляции у психически больных — так называемая аутистическая форма, при которой больные, стремясь скрыть имеющиеся болезненные переживания, ограничивают контакты с окружающими. Паранойяльные переживания могут сопровождаться более «рационалистическими» приемами доказательства психического здоровья: бредовая фабула маскируется внешне логичной, но в сущности односторонней интерпретацией фактов. Переход болезненного процесса на более глубокие регистры нередко влечет за собой непоследовательные противоречивые, паралогичные попытки диссимуляции, лишь обнажающие выраженность психических нарушений. Избирательный отказ от беседы о состоянии здоровья при формальной доступности контакту также может быть проявлением диссимуляции (негативистическая форма).

Многие авторы подчеркивают, что формы диссимуляции обнаруживают определенную зависимость от преморбидной структуры личности, сохранности тех или иных ее сторон интеллекта, динамики заболевания, а также от ситуации и соответственно доминирующей мотивации.

Таким образом, диссимуляция в каждом конкретном случае во многом отражает адаптационные возможности больного, с одной стороны, и глубину психических нарушений — с другой Выявление диссимуляции в судебно-психиатрической практике имеет большое значение для диагностического и экспертного заключения, назначения, изменения и отмены мер медицинского характера. Необходимо иметь в виду, что, желая выписаться из психиатрической больницы, больные нередко прибегают к диссимуляции своих болезненных переживаний, нераспознавание которых в дальнейшем может стать причиной повторных общественно опасных действий. Иногда психически больные стремятся скрыть свою болезнь и произвести впечатление здоровых, чтобы не лишиться гражданских прав.

При паранойяльных идеях больные психопатией, шизофренией чаще всего скрывают определенные антисоциальные замыслы и агрессивные намерения, причем эти идеи не воспринимаются ими как болезнь (в отличие от диссимуляции других психотических синдромов, частично осознаваемых как отклонение от нормы) [Чудновский С. В. 1984]. Д. Р. Лунц, Т. А. Валюженич (1970) подчеркивали, что в связи с относительной интеллектуальной сохранностью, в частности при психопатии, имитация критического отношения к якобы перенесенному и редуцировавшемуся болезненному состоянию может выглядеть особенно убедительно.

Помимо больных с бредовыми переживаниями, к диссимуляции нередко прибегают больные депрессией, скрывающие суицидальные намерения. В отдельных случаях диссимулированное депрессивное состояние может стать причиной неожиданного для окружающих расширенного суицида.

Распознавание диссимуляции нередко представляет значительные трудности, так как больные могут не только скрывать тy или иную психопатологическую симптоматику, но и описывать анамнез, исходя из общепринятых представлений о ничем не примечательных событиях жизни.