Преступность несовершеннолетних с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

Тронева А.М. ,

ст. преподаватель кафедры уголовного права и процесса

Белгородского университета потребительской кооперации (Ставропольский филиал), член Российского союза юристов

Определенная часть несовершеннолетних, совершивших преступления, имеет отклонения в психике от нормы не исключающие вменяемости и в силу ст. 22 УК РФ, подлежащих уголовной ответственности.

В целях получения определенной информации об изучаемом процессе нами проведены исследования данных о несовершеннолетних преступниках Ставропольского края, направленных в связи с совершением преступления на судебно-психиатрическую экспертизу и признанных вменяемыми, но с определенными отклонениями в психической деятельности.

Было установлено, что из числа несовершеннолетних с психическими аномалиями преступления совершают, как правило, те, которые, страдают олигофренией (врожденным умственным недоразвитием) в степени легкой либо умеренной дебильности (около 60 %), или те, которые являются психопатами либо имеют иные психопатические расстройства без признаков слабоумия (около 40 %). ( В дальнейшем для краткости будем называть первых «олигофренами», вторых – «психопатами»). Другие аномалии встречаются очень редко (1,5 – 2 %). Из них наиболее регулярна эпилепсия.

В общем количестве совершивших преступления несовершеннолетних с психическими аномалиями доминируют олигофрены. Однако это характерно лишь для общего количества. Чтобы уяснить качественную сторону вопроса, необходимо было знать, сколько всего несовершеннолетних, страдающих данными видами аномалий, находится на диспансерном учете и каков соответственно коэффициент пораженности преступным поведением каждого вида аномалий.

Согласно расчетным данным, ежегодно на диспансерном учете олигофренов в возрасте от 14 до 18 лет находится примерно в 15-19 раз больше, чем психопатов, а коэффициент пораженности преступным поведением у несовершеннолетних психопатов примерно в 7-10 раз выше, чем у олигофренов, и в 40-50 раз выше, чем у эпилептиков. Что касается преступности психически здоровых несовершеннолетних, не имеющих никаких аномалий, то она в различных районах Ставропольского края примерно в 1,7 – 2 раза ниже, чем у олигофренов, в 15-16 раз ниже, чем у психопатов, и в 3-3,5.

Олигофрены и психопаты наиболее представительны в числе несовершеннолетних с психическими аномалиями преступников. При этом указанные психические аномалии существенным образом отличаются не только их клиникой, но и характером преступного посягательства.

Олигофрены в основном совершают преступления ненасильственного характера, психопаты не склонны к совершению насильственных преступлений. У олигофренов ежегодно примерно 65-70 % преступлений приходится на кражу и грабеж, не соединенный с насилием, в то время как у психопатов на эти преступления приходится чуть более 40%, а на преступления, требующие агрессивных, решительных действий – более 50%. Психопаты чаще олигофренов совершают сексуальные преступления, убийства, разбойные нападения, занимаются мужеложством, хулиганством. Однако и олигофрены совершают те же самые преступления, хотя и реже. Поэтому необходимо подробнейшим образом изучая личность каждого, устанавливать те зависимости, которые ведут к образованию соответствующей структуры.

Совершивших преступления несовершеннолетних олигофренов можно разделить на три группы. В первую группу входят олигофрены с уравновешенной эмоционально-волевой сферой, которым присущи такие черты, как добродушие, спокойствие, податливость. Как показали исследования, эти несовершеннолетние, если и совершают преступления, то как правило будучи втянутыми в группы, а самостоятельно практически не совершают преступлений. Исключения составляют кражи необходимых для удовлетворения их элементарных потребностей конкретных вещей.

Ко второй группе относятся олигофрены с неуравновешенной эмоционально-волевой сферой, нервозные, расторможенные, но без признаков психопатических расстройств.

Третью группу составляют олигофрены с признаками психопатии. В ходе исследований было выявлено, что то или иное преступление несовершеннолетнего олигофрена является результатом тесного переплетения неблагоприятных социальных факторов с клиникой олигофрении, выражавшейся в одном или нескольких следующих моментах: явный недоучет ситуаций и недоосмысление предъявляемых к гражданам требований закона, недостаточно адекватные аффективные разряды, дисфории, импульсивные поступки, своеобразный олигофренический «негативизм» (вариант тупого упрямства) или, наоборот, повышенная внушаемость и некритическое следование чужому примеру.

При детальном анализе преступности несовершеннолетних с психическим аномалиями было установлено следующее. Из общего количества несовершеннолетних с психическими аномалиями, привлекшихся за исследуемый период по ст. 105 УК РФ, психопаты составляли 60%, по ст. 162 – 72,7%, по ст. ст. 213, 317 – 50%; из психопатов, привлекавшихся за убийство, совершили это преступление в одиночку 66,7% (из них 48% будучи в нетрезвом состоянии), в соучастии – 33,3%; разбойные нападения, независимо от того, совершались они психопатами самостоятельно или в группе, все были совершены в момент алкогольного опьянения (25% самостоятельно, 75% в группе); из общего числа психопатов, привлекшихся за хулиганство и связанные с ним преступления, совершили эти деяния в одиночку 52,9%, в группе – 47,1% ( из них половина находясь в нетрезвом состоянии).

Олигофрены, совершившие перечисленные выше преступления самостоятельно, буквально все были в нетрезвом состоянии и все относились ко второй и третьей группам принятой нами классификации. Из числа олигофренов, совершивших эти преступления в группе, все были в нетрезвом состоянии в момент разбойного нападения и убийства и 70% – в момент хулиганских действий.

В общем количестве психически неполноценных несовершеннолетних, совершивших сексуальные преступления, олигофренов было 54,1%; высок удельный вес этого преступления и в преступности несовершеннолетних олигофренов. Видимо, существенное влияние здесь оказывает клиника олигофрении несовершеннолетних. Совершившие эти преступления в одиночку олигофрены относились ко второй и третьей группам. При этом олигофрены с неуравновешенной эмоционально-волевой сферой, но без признаков психопатии в момент совершения изнасилования все были в нетрезвом состоянии, олигофрены же с психопатическими расстройствами – все в трезвом виде. Ни один несовершеннолетний олигофрен с уравновешенной эмоционально-волевой сферой и покладистым характером ни в пьяном, ни в трезвом виде не совершил самостоятельно ни рассмотренных выше, ни других преступлений, требующих активных, решительных, агрессивных действий. Что же касается соучастия этих олигофренов в группах преступников, то они выполняют лишь вспомогательные функции. Иными словами, говоря о причинах криминала, нельзя объяснить все каким-то одним явлением, необходимо находить взаимосвязь и взаимозависимость различных факторов действительности.

Самым распространенным преступлением среди несовершеннолетних с психическими аномалиями является кража. Чаще всего этот вид преступления обнаруживается среди олигофренов. Причем кражи совершаются в основном самостоятельно (среди олигофренов в 60,5% случаев краж, среди психопатов – 62,5%) и являются по сравнению с другими самым «трезвым» видом преступления. Среди олигофренов, совершивших данное преступление, в состоянии опьянения находилось 17,3%, среди психопатов – 40%. Простота, доступность, конкретность этого преступления обусловливают распространенность его среди психически неполноценных несовершеннолетних и особенно среди олигофренов, так как им от рождения присущи конкретность мышления, узкий круг интересов, примитивность потребностей.

Все совершенные несовершеннолетними с психическими аномалиями преступления являются практически монополией мужского пола. Удельный вес женского пола в этом контингенте составляет ежегодно примерно 6,5%. При детальном рассмотрении было установлено, что из них 83,4% совершают кражи, причем 61,1% – кражи личного имущества и крадут только предметы личного потребления (продукты питания, одежду, обувь). Они чаще своих сверстников мужского пола совершают кражи самостоятельно (78,8%). Другие же преступления они совершают только в соучастии с несовершеннолетними мужского пола, и все эти преступления приходятся на страдающих олигофренией с психопатоподобным поведением. Из других преступлений, совершаемых несовершеннолетними женского пола, зафиксировано лишь соучастие в грабеже и в изнасиловании.

В такой структуре преступности кроме вида аномалий и пола определенная роль принадлежит также возрасту изучаемого контингента. При проведении подобного же анализа среди взрослых преступников, страдающих психическими аномалиями, не лишающими вменяемости, было установлено, что арсенал их преступных посягательств намного разнообразнее, однако характер аномалии и здесь создает определенный фон. Здесь также наименее криминогенны эпилептики и относительно устойчиво количество олигофренов и психопатов, между которыми по видам преступлений наблюдается почти такое же соотношение, как и среди несовершеннолетних, страдающих этими аномалиями. Взрослые психопаты также чаще олигофренов совершают насильственные преступления, за исключением изнасилования, что, видимо, имеет связь с особенностями аномалии. Но этот вопрос требует специальных медицинских и психологических исследований.

Как у психопатов, так и у олигофренов с повзрослением увеличивается удельный вес насильственных преступлений. С повзрослением меняется также соотношение между видами аномалий в общем количестве психически неполноценных преступников. На первое место здесь выходят хронические алкоголики, за ними примерно на одном друг против друга уровне находятся олигофрены и психопаты, а эпилептики также в последнем ряду. Что же касается коэффициента пораженности преступным поведением, то здесь, так же и у несовершеннолетних, он наиболее высокий у психопатов, самый низкий – у эпилептиков.

Таким образом, характер преступного посягательства несовершеннолетних с психическими аномалиями являются результатом взаимосвязи и взаимодействия таких факторов, как вид и степень психического отклонения, пол, возраст, состояние опьянения, между собой и с другими социальными и биологическими явлениями действительности. Поэтому познать истинные причины преступности и разработать эффективные меры предупреждения можно лишь на основе комплексного социально-биологического изучения личности, совершившей преступление.