Психические расстройства

Введение.

Проблема психических расстройств – одна из важнейших проблем в современном мире. По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) число людей, страдающих психическими расстройствами, составляет в среднем 200-300 миллионов, и оно постоянно растёт. Таким образом, перед психологами встаёт проблема исследования ненормального поведения и отличия его от нормы. В России данный вопрос приобрёл популярность несколько лет назад, что связано со сменой политического и общественного строя. В своём докладе я постаралась рассмотреть способы определения ненормальности и остановилась на проблеме шизофрении. Но для начала я бы хотела дать несколько фактов для понимания важности проблемы.

24-летний мужчина, вооружённый револьвером 44-ого калибра носился по окрестностям Нью-Йорка поздно ночью, высматривая «красоток» для того, чтобы пострелять. Когда его через год наконец схватила полиция он убил шесть и ранил семь человек. Сейчас он говорит, что это демоны толкали его на преступления.

Бизнесмен средних лет, бессильный справиться с напряжённой работой, одночасовыми поездками и требованиями жизни в пригороде, упаковывает небольшую сумку с вещами и сбегает в горы, где он селится в заброшенной хижине, решив жить в уединении.

Девушка, подающая большие надежды в науке в высшей школе, начинает испытывать трудности с учёбой в колледже. Она верит, что то и дело забрасывает работу. Она чувствует одиночество, всё больше впадает в депрессию и становится замкнутой.

Насколько поведение этих четырёх людей ненормально? Все ли они нуждаются в психологической помощи? Как профессионалы оценивают их состояние? И какой вид терапии может быть рекомендован? Для того, чтобы ответить на последние вопросы, необходимо определить ненормальное состояние – задача не такая простая, как кажется. Некоторые модели поведения этих людей действительно аномальны. Человек, который слышит голоса демонов, побудившие его убивать молодых женщин, безусловно не сознаёт реальности и поступает таким образом, который большинству из нас непонятен. Но будем ли мы оправданы, если гипотетически назовём измучившегося бизнесмена или угнетённого студента колледжа ненормальными? На это ответить гораздо труднее. Каким образом психологи определяют, что нормально, а что – нет? В сущности, они судят о поведении конкретного человека, соотнося его с некоторыми критериями, учитывая отклонение от статистических норм, недостаточное соответствие широко принятым социальным нормам и отклонение от некоторого абсолютного стандарта, определяющего, что значит «здоровый» и «хороший». Обратимся к каждому из этих критериев.

Методы определения ненормальности.

Простейший подход отличить нормальное от ненормального –определить, что делают большинство людей. Тогда ненормальное - это то, что существенно отличается от среднего статистического. Рассмотрим человека, который испытывает беспокойство после начала новой работы. Так как большинство людей испытывают беспокойство в стрессовых ситуациях, подобной данной, то терапевты считают этот образец мягкого беспокойства нормальным. Крайняя степень беспокойства, или его отсутствие вовсе, возможно, будут рассмотрены как отклонение от нормы. Конечно, не всегда чётко выражена статистическая частота или редкость. Предположим, недавно овдовевшая женщина говорит вам, что она слышала её умершего мужа, разговаривающего с ней. Вы можете допустить, что это очень необычное поведение и оно должно быть классифицировано как ненормальное; но это предположение будет неправильным. На самом деле, 50-90% исследуемых недавно овдовевших людей переживают такие галлюцинации. Таким образом, поведение, которое кажется ненормальным, не такая уж статистическая редкость.

Другой путь определить ненормальность – сравнить поведение человека с поведением, ожидаемым обществом. Женщина, которая гуляет по окрестностям, одевшись в тяжёлое пальто летом и выкрикивающая оскорбления в адрес прохожих, по этому критерию будет признана ненормальной. Она нарушит общественные правила, касающиеся одежды и поведения. Такие действия, конечно, всегда встречаются редко. Таким образом, статистический подход к определению ненормальности часто соответствует подходу, базирующемуся на ожидании общества.

Но даже взятые вместе эти два критерия не всегда достаточны. Иногда поведение, которое статистически встречается нечасто и которое нарушает общественные нормы, не должно рассматриваться как ненормальное. Например, как насчёт разведённого отца тридцать лет назад, который захотел стать опекуном своих маленьких детей. В то время его позиция и была достаточно редкой, и противоречила общественным нормам, но сегодня мало найдётся людей, которые назовут его поведение ненормальным. То же самое можно сказать о людях, которые преследовали необычные, но достойные цели. Большая часть энергии общества заключается в тех людях, которые осмеливаются выступить против норм и пойти в новых направлениях. Наклеить ярлык ненормального на такие действия будет означать отказ от новаторства.

Единственный путь обойти эту проблему – это подход к ненормальности не с точки зрения каких-то статистических или социально принятых норм, но с позиции некоторого абсолютного стандарта, означающего «здоровый» с точки зрения психологии. В теории этот подход звучит достаточно разумно. Но на практике такие стандарты определить трудно. Рассмотрим критерий отсутствия эмоционального утомления. На поверхности это кажется вполне обоснованной меркой умственного здоровья. Но буде ли человек, всю жизнь испытывающий лёгкое беспокойство и огорчение, обязательно признан психологически пригодным? Вероятно, нет. Есть моменты, когда огромное эмоциональное утомление является психологически ожидаемой реакцией, например, когда родитель переживает смерть своего ребёнка. Человек, остающийся в такой ситуации равнодушным, с трудом может быть признан нормальным. Действительно, недостаток эмоциональной отзывчивости и участия к другим людям – симптом каких-то серьёзных психологических нарушений. И даже небольшое отсутствие эмоционального утомления не обязательно является здоровым. Некоторые психологи верят, что мы не можем вырасти и достичь полного расцвета без принятия каких-то шагов, которые будут вести нас к стрессу. С этой перспективы, болезненный выбор – это необходимая часть в реализации своих возможностей. Другие абсолютные стандарты влекут за собой всевозможные оговорки.

Таким образом, мы должны использовать несколько критериев прежде чем объявить поведение ненормальным. Очень трудно прийти к единому мнению, где провести грань между нормой и ненормальностью. На полюсах их отличить легко, но на середине одни условия говорят в пользу нормы, а другие – в пользу ненормальности.

Отличия неврастенического и психического.

Рассматривая ненормальную сторону нормы-ненормальности, часто бывает полезно разделить тяжёлые и лёгкие формы психических расстройств. Для этого психологи иногда применяют термины неврастенический и психотический.

Большинство людей знакомо со словом неврастеник. В обыденном языке оно обозначает такие формы поведения, которые мы бы не могли назвать чудаковатыми, но которые тем не менее необычны и часто внушают некоторое беспокойство. Женщина, которая патологически моет свой дом, освобождая его от каждого микроба, мужчина, который постоянно осматривает своё тело, остерегаясь признаков рака, и человек, который смущается и обезумивает от принятия малейшего решения – это те люди, которые входят в усреднённое понятие неврастеник. Множество специалистов по душевному здоровью используют термин неврастеник в несколько ином смысле. Под неврастеническими они подразумевают расстройства, достаточно лёгкие и не включающие в себя потерю связи с реальностью. Неврастеник ещё способен достаточно ясно ощущать мир, хотя он или она часто беспокоятся и чувствуют себя несчастными.