Какими правами обладают лица, страдающие психическими расстройствами? В каких случаях и на основании какого акта они могут быть ограничены?

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от каких бы то ни было обстоятельств. Лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами, предусмотренными Конституцией РФ и федеральными законами.

Государство устанавливает для них меры социальной поддержки: социально-бытовую помощь и содействие в трудоустройстве; решение вопросов опеки, консультации по правовым вопросам и другие виды юридической помощи в психиатрических и психоневрологических учреждениях; общеобразовательное и профессиональное обучение несовершеннолетних и инвалидов с психическими расстройствами; социально-бытовое устройство инвалидов и престарелых, страдающих психическими расстройствами, а также уход за ними.

Ограничение прав и свобод граждан, в том числе связанное с наличием психического расстройства, допустимо лишь в случаях, предусмотренных федеральными законами (а не законами субъектов Федерации, постановлениями Правительства или ведомственными положениями и инструкциями), и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ограничение прав и свобод лиц с психическими расстройствами только на основе психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением, в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается (ст. 5 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при его оказании»). Государство гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации, обусловленной наличием у них каких-либо заболеваний (ст. 17 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан). Лица, виновные в нарушении этих положений, несут установленную законом ответственность.

Какова роль международно-правовых документов при защите прав лиц с психическими расстройствами? Как обеспечивается их исполнение?

Международным договорам, вступившим в силу для России, принадлежит первостепенная роль в сфере защиты прав и свобод граждан, в том числе страдающих психическими расстройствами.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Это означает, что, во-первых, решения органов власти, органов местного самоуправления, должностных лиц и процедура их принятия не должны противоречить положениям международных договоров и, во-вторых, нормы международного договора (конвенции, пакта, соглашения и т.д.) органами власти, включая суды  [ См. постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10 октября 2003 г. № 5 (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003, № 12). ]. могут применяться напрямую, если по условиям договора для их применения не требуется издания внутригосударственных актов.

Общие фундаментальные права, распространяющиеся на всех граждан, зафиксированы в принятых ООН Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, (1966 г.), а также в Факультативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах (1966), предоставляющем гражданам право направлять в Комитет по правам человека сообщения о том, что их права, содержащиеся в Пакте, были государством нарушены. Рассмотрение таких сообщений может завершиться направлением уведомления соответствующему государству, которое в течение шести месяцев обязано представить Комитету письменное объяснение или разъясняющее заявление.

Кроме того на лиц, страдающих психическими расстройствами, распространяется ряд специализированных документов ООН: Декларация о правах умственно отсталых лиц (1971 г.), Декларация о правах инвалидов (1975 г.), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988 г.), а также Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи . утвержденные Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1991 г.

Принципы ООН представляют собой максимально полный перечень требований к обеспечению прав лиц с психическими расстройствами. И хотя данный документ не является международным договором и носит лишь рекомендательный характер, он имеет исключительно важное значение при разработке внутригосударственного законодательства о психиатрической помощи, правах пациентов, по вопросам признания больного недееспособным; при определении соответствия законодательных актов и практики их применения международным стандартам.

Одним из положений Принципа I является недопущение какой-либо дискриминации на основании психического заболевания. Дискриминация согласно документу означает «любое отличие, исключение или предпочтение, следствием которого является отмена или затруднение равного пользования правами». Специальные меры, принимаемые исключительно с целью защиты прав или улучшения положения психически больных лиц, не считаются дискриминационными. Дискриминация не включает в себя любое отличие, исключение или предпочтение, осуществляемое в соответствии с настоящими Принципами и необходимое для защиты прав человека психически больного лица или других лиц.

На основе Принципов ООН Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) разработала Инструкцию по содействию реализации прав человека для лиц, страдающих психическими расстройствами, которая может быть использована при оценке степени защищенности прав данной категории лиц, а также состояния психиатрической службы в конкретной стране.

В вопросах защиты прав лиц с психическими расстройствами следует использовать возможности независимых национальных учреждений и объединений граждан, осуществляющих защиту прав человека и основных свобод. Обеспечение и поддержка их создания и развития является обязанностью государства. Это правило закреплено в Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1998 г.

Международно-правовыми актами, на которых можно основывать требования по защите прав и свобод российских граждан, страдающих теми или иными психическими расстройствами, либо граждан, не имеющих психических расстройств, но «соприкасавшихся» с психиатрической службой, служат документы не только на уровне ООН, но и в рамках Совета Европы. Вступив в Совет Европы, Россия ратифицировала в марте 1998 г. Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 года, признав таким образом юрисдикцию Европейского суда по правам человека. к которому получили доступ российские граждане.

Европейский суд дает толкование оспариваемых в жалобах норм внутреннего законодательства страны, оценку правоприменительной практики, с точки зрения их соответствия Конвенции, и выносит постановления, содержащие предписания в адрес соответствующего государства в случае нарушения им требований Конвенции.

Право российских граждан обращаться с жалобами в Европейский суд по правам человека можно считать реальным и одним из наиболее эффективных механизмов защиты. Оно гарантировано ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, устанавливающей право каждого в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Так, первое же дело, рассмотренное Европейским судом по жалобе гражданки из России, связанное с недобровольной госпитализацией в психиатрический стационар («Ракевич против Российской Федерации», Страсбург, 28 октября 2003 г.) было заявительницей выиграно. Суд обязал Правительство России выплатить ей 3 тыс. ЕВРО в качестве компенсации морального вреда. В своем постановлении Европейский суд помимо констатации имевших место нарушений, допущенных российским судом при рассмотрении вопроса о госпитализации Ракевич в психиатрический стационар в недобровольном порядке, указал также на пробелы в российском законодательстве, влекущие ущемление прав пациента и подлежащие устранению.   [ Перевод на русский язык указанного постановления Европейского суда, комментарий к нему, а также анализ предполагаемых изменений российского законодательства – см. Независимый психиатрический журнал, 2003, № IV, 2005, № IV. ]

Как отмечают специалисты в области международного права, по смыслу ст. 25-27 Конвенции, право подачи такой жалобы распространяется даже на тех лиц, страдающих психическими расстройствами, которые признаны недееспособными. что исключительно важно, т.к. по российскому законодательству недееспособный лишен права самостоятельно обращаться с жалобами в суд и другие государственные органы.

Практика Европейского суда показывает, что в европейских странах в отношении лиц с психическими расстройствами чаще других нарушаются: ст. 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), ст. 6 (право на справедливое и скорое судебное разбирательство), ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и ст. 3 (запрет пыток, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения). Выявляются нарушения и других статей Конвенции. Так, в решении по делу «Херцегфалви против Австрии» от 24 сентября 1992 г. было констатировано нарушение права заявителя на неприкосновенность переписки, а тем самым и его права на получение информации в период, когда он находился на принудительном лечении в психиатрическом стационаре. Европейский суд в этом случае применил ст. 10 Конвенции (свобода выражения мнений).

Важно иметь в виду, что п. «е» ч. 1 ст. 5 Конвенции (о праве на свободу и личную неприкосновенность) «законное задержание душевнобольных» относит к лишению свободы.

8 октября 1977 г. Парламентской ассамблеей Совета Европы были приняты Рекомендации 818 (1977) о ситуации с психическими заболеваниями, а 22 февраля 1983 г. Комитет министров Совета Европы принял специальные Рекомендации по правовой защите недобровольно госпитализированных лиц с психическими расстройствами (R(83) 2), в 1994 г. была принята Декларация о политике в области обеспечения прав пациента в Европе. И хотя государством-членом Совета Европы Россия стала много позже, указанные и другие последовавшие за ними документы должны приниматься во внимание как в законотворческой, так и правоприменительной практике. Учитываться должны также Рекомендации по защите прав человека и достоинства лиц с психическими расстройствами (R(2004) 10). Как руководство к действию следует воспринимать принятую в 2005г. Европейскую декларацию по охране психического здоровья.

Для предупреждения и устранения нарушений прав российских граждан, в том числе страдающих психическими расстройствами, находящихся на территории государств ближнего зарубежья, а также граждан государств ближнего зарубежья, оказавшихся на территории России, следует использовать возможности, которые открывает реализация положений многосторонних и двусторонних актов, заключенных в рамках СНГ.

Универсальный характер в сфере прав человека имеют Устав СНГ от 22 января 1993 г. и Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. Основополагающим документом Союза Беларуси и России является Устав от 23 мая 1997 г.

В Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека помимо перечня гражданских, политических и социально-экономических прав, перечисленных в ранее названных документах ООН, закреплены и гарантии, связанные с учетом особых условий СНГ: это касается, в частности, прав на социальное и медицинское обеспечение. Согласно ст. 15 в целях обеспечения эффективного осуществления права на охрану здоровья государства-участники СНГ обязуются предпринимать меры по устранению в максимально возможной степени причин ухудшения здоровья; по обеспечению консультативных услуг и учебной базы для укрепления здоровья и поощрения личной ответственности в вопросах здоровья и др. В целях эффективного осуществления права на социальную и медицинскую помощь государства «обязуются обеспечить, чтобы любое лицо, которое не имеет достаточных средств и не может добыть их своими усилиями или из других источников, в частности за счет льгот в системе социального обеспечения, получало необходимую помощь, а в случае болезни – уход, необходимый в его состоянии» (ч. 2 ст. 16).

Особо оговариваются права физически и умственно нетрудоспособных лиц на восстановление трудоспособности, профессиональную подготовку и возвращение к общественной жизни (ст. 18, 28). С этой целью государства обязуются: а) принимать надлежащие меры по организации учебных заведений, в т.ч. в случае необходимости, государственных или частных специализированных учреждений; б) принимать надлежащие меры по трудоустройству нетрудоспособных лиц, в т.ч. по созданию специализированных служб по трудоустройству, учреждений со специальными условиями труда, и меры по поощрению работодателей в приеме инвалидов на работу.

Специальным органом по наблюдению за выполнением Конвенции является Комиссия по правам человека СНГ со штаб-квартирой в Минске. Комиссия рассматривает как запросы государств-участников Конвенции, так и индивидуальные и коллективные обращения любых лиц и неправительственных организаций по вопросам, связанным с нарушением прав человека любой из Сторон Конвенции. Критерии приемлемости жалоб аналогичны правилам Европейского суда по правам человека. В частности, заявитель должен был исчерпать все доступные внутригосударственные средства правовой защиты и с этого момента не должно пройти более 6-ти месяцев. При рассмотрении вопроса Комиссия может, но не обязана заслушивать на своей сессии заявителя, обращение которого рассматривается, или его представителя. Решения Комиссии фиксируются в виде договоренностей, заключений и рекомендаций.

Право граждан государств-участников СНГ на бесплатную медицинскую помощь в необходимых объемах гарантировано Хартией социальных прав и гарантий граждан независимых государств от 29 октября 1994 г. Такая помощь включает амбулаторно-поликлиническое обслуживание, в т.ч. визиты врача на дом, специализированное обслуживание в больницах, клиниках и вне стен этих учреждений. Государства Содружества согласно ст. 33 Хартии обеспечивают потребности населения в медикаментах и предметах ухода за больными, сохраняют льготный порядок обеспечения лекарственными средствами инвалидов и других категорий граждан в соответствии с национальным законодательством.

Другим важным международно-правовым актом Содружества является Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. именуемая часто Минской конвенцией.

Минская конвенция гарантирует, что граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также лица, проживающие на ее территории, пользуются на территории всех других Договаривающихся Сторон в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой, как и собственные граждане данного государства. Они имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, могут выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия. При этом они пользуются бесплатной юридической помощью на тех же условиях, что и собственные граждане.

Государства СНГ, участвующие в Минской конвенции, оказывают друг другу правовую помощь путем выполнения процессуальных и иных действий (составление и пересылка документов, проведение экспертизы, допрос сторон, обвиняемых, свидетелей, признание и исполнение судебных решений по гражданским делам и др.). Свидетелю, потерпевшему, эксперту запрашиваемого государства возмещаются расходы, связанные с проездом и пребыванием в запрашивающем государстве, а также неполученная заработанная плата за дни отвлечения от работы; эксперт, в т.ч. и эксперт-психиатр, имеет также право на вознаграждение за проведение экспертизы.

Предусматривается, таким образом, возможность оказания правовой помощи в виде проведения экспертизы, а значит и судебно-психиатрической (СПЭ). Минская конвенция регламентирует лишь порядок вызова эксперта в учреждение юстиции запрашивающего государства и не устанавливает правовых оснований для проведения экспертизы в экспертном учреждении запрашиваемого государства. Так, документ специально не оговаривает возможности направления обвиняемого, например, по определению суда Украины на СПЭ в экспертное учреждение России.

Минская конвенция обязывает подписавшие ее государства СНГ по просьбе друг друга пересылать без перевода и бесплатно документы, касающиеся личных или имущественных прав и интересов граждан запрашиваемого государства и иных лиц, проживающих на его территории. К таким документам можно вполне отнести и медицинскую документацию. необходимую, например, при производстве СПЭ по уголовному или гражданскому делу, когда стало известно, что подэкспертный проходил ранее лечение на территории одного из государств СНГ. В этом случае учреждение юстиции, назначившее СПЭ, оформляет соответствующий запрос в учреждение юстиции запрашиваемого государства о высылке необходимой документации. Документы, которые на территории одного из государств СНГ рассматриваются как официальные документы, пользуются на территории других государств СНГ доказательной силой официальных документов.

Правоохранительные органы на местах, а также граждане не достаточно знакомы до сих пор с положениями Минской конвенции, а некоторые вовсе не знают о ее существовании. Лица, в отношении которых назначена СПЭ, их представители, а также эксперты вправе в случае необходимости требовать от учреждений юстиции предоставления историй болезни и другой медицинской документации для производства СПЭ, ссылаясь на нормы данной Конвенции.

Среди гражданских правоотношений, регулируемых Минской конвенцией, важными для защиты прав лиц с психическими расстройствами являются вопросы дееспособности и опеки.

Государства СНГ договорились, что дееспособность лица определяется законодательством того государства СНГ, гражданином которого оно является. Дееспособность лица без гражданства определяется по правилам страны, в которой он имеет постоянное место жительства. В случае же, если суду одного из государств станут известны основания для признания недееспособным проживающего на его территории лица, являющегося гражданином другого государства СНГ, он уведомляет об этом суд государства, гражданином которого данное лицо является. Если суд, получивший такое уведомление, в течение 3-х месяцев не начнет дело или не сообщит свое мнение, дело о признании лица недееспособным будет рассматривать суд того государства, на территории которого этот гражданин имеет место жительства. Решение о признании лица недееспособным направляется затем компетентному суду государства, гражданином которого лицо является. Эти положения применяются соответственно и при восстановлении дееспособности лица.

Установление или отмена опеки. правоотношения между опекуном и подопечным регулируются по законодательству государства, гражданином которого является недееспособный. Важно иметь в виду, что опекуном лица, являющегося гражданином одного государства СНГ, может быть назначен гражданин другого государства СНГ, если он проживает на территории государства, где будет осуществляться опека.

К Минской конвенции следует обратиться и в случае решения на межгосударственном уровне вопросов в сфере семейных правоотношений: применительно к условиям заключения брака, препятствиям к его заключению, признанию недействительным брака, заключенного с недееспособным, расторжению брака с лицом, признанным недееспособным.

Специальным международно-правовым актом, касающимся прав психически больных, совершивших на территории другого государства Содружества уголовно-наказуемого деяния в состоянии невменяемости, является Конвенция СНГ о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения от 28 марта 1997 г.

Хотя Россия и выступала в качестве инициатора разработки  [ Автор настоящего пособия (Ю.А.) по заданию Генеральной прокуратуры РФ являлся единственным разработчиком данной Конвенции, а также участником ее обсуждения на заседании Секретариата СНГ в Минске. ] и принятия Конвенции, ее ратификация нашей страной была произведена лишь в декабре 2000 г. В 2004 г. компетентным органом Российской Федерации по Конвенции была определена Генеральная прокуратура РФ.  [ См. Федеральные законы от 6 декабря 2000 г. № 142-ФЗ и от 22 апреля 2004 г. № 19-ФЗ. ]

Конвенция исходит из Принципа 7 упомянутых выше международных Принципов защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи, в соответствии с которым «при лечении в психиатрическом учреждении пациент имеет право во всех случаях, когда это возможно, проходить лечение вблизи от своего дома либо дома своих родственников или друзей и имеет право как можно скорее вернуться в свою общину».

Передача лица для прохождения принудлечения в то государство, гражданином которого он является или на территории которого постоянно проживает, осуществляется, если имеется вступившее в законную силу решение суда о применении принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему деяние, которое является уголовно-наказуемым по законодательству обоих государств. При этом принимающее государство должно располагать возможностью обеспечить необходимые лечение и меры безопасности. Получение согласия больного обязательно. В случае его неспособности к свободному волеизъявлению требуется согласие его законного представителя.

Заявление о своей заинтересованности в передаче вправе подать не только лицо, подлежащее принудлечению, или его законный представитель, но и его близкие родственники. Заявление на территории России подается в Генеральную прокуратуру РФ, которая затем выступает с обращением в адрес компетентного органа другого государства СНГ. Компетентный орган, в свою очередь, не позднее 40 дней принимает решение о согласии либо отказе в передаче (принятии) лица. О принятом решении в письменной форме сообщается больному или его законному представителю.

Инициатором передачи может быть как государство, судом которого вынесено решение о принудлечении, так и государство, гражданином которого лицо является или на территории которого постоянно проживает.

Место, время и порядок передачи лица определяется по договоренности между Генеральной прокуратурой РФ и компетентным органом другого государства СНГ. Правительству РФ еще в 2004 г. было предписано определить порядок участия федеральных органов исполнительной власти в организации этого процесса. Однако соответствующего постановления до настоящего времени не принято, что, безусловно, тормозит механизм реализации положений Конвенции и негативно сказывается на возможности реализации психически больными своих прав. Отказ же в принятии заявления у граждан по причине отсутствия указанного нормативного акта следует расценивать как неправомерный. Такой отказ может быть обжалован в суде.

Важно иметь в виду, что решение об отмене или изменении принудительных мер медицинского характера с учетом изменения (улучшения) психического состояния лица вправе принять как суд государства, передавшего лицо для прохождения принудлечения, так и суд по месту прохождения такого лечения.