Безбарьерное пространство для людей с ограниченными возможностями

«Одна из обязанностей государства заключается в заботе о тех гражданах, которые оказались жертвами неблагоприятных обстоятельств. Помощь должна быть предоставлена правительством не в форме милостыни, а в порядке общественного долга»

32-й президент США Франклин Делано Рузвельт

По данным Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации на сегодняшний день в России насчитывается более 13 миллионов человек, имеющих инвалидность. Как отмечают многие эксперты, в т.ч. и в Агентстве социальной информации, эта цифра намного больше, т.к. в официальную статистику попали только те люди, которые имеют непросроченное свидетельство об инвалидности, выданное в Бюро медико-социальной экспертизы (БМСЭ). Но даже данные официальной статистики более, чем красноречивы - около 10% россиян являются инвалидами.

Возникает резонный вопрос: Если практически каждый десятый россиянин имеет инвалидность, то почему же о них практически ничего не известно? Почему они так редко встречаются на улицах, общественном транспорте, кинотеатрах, кафе? Неужели все так тяжело больны, что не могут выйти на улицу? Или, может быть, они не хотят этого делать и предпочитают сидеть дома?

Да, многие не могут покинуть дом в связи с тяжелым состоянием здоровья. Однако подавляющее большинство инвалидов просто не может этого сделать в силу различных причин, не связанных с их заболеваниями и степенью мобильности.

В России довольно продолжительное время существовала медицинская модель реабилитации, которая предполагала максимально возможное восстановление соматического здоровья и трудоспособности человека, который вследствие травмы, врожденных или приобретенных заболеваний получал какие-либо нарушения здоровья со стойким расстройством функций организма и ограничениями жизнедеятельности. Если восстановить здоровье не удавалось до прежнего уровня, то такой человек получал определенную материальную компенсацию за потерю трудоспособности и находился на попечении государства, получая пенсию и различные социальные пособия. Некоторые категории инвалидности все же предполагали трудоустройство, но в основном, это были люди с нарушениями зрения и слуха, да и работа эта высокой квалификации не требовала и особым разнообразием не отличалась. Большинство же людей с инвалидностью просто оставались дома один на один со своими проблемами.

Не будем огульно охаивать подобную систему социальной защиты, все же определенную помощь люди с инвалидностью получали, хотя ее недостатки видны невооруженным глазом. И главным недостатком медицинской системы реабилитации является то, что люди, получив определенную помощь в плане лечения и физической реабилитации, но при невозможности восстановления здоровья до прежнего состояния, оказывались фактически выброшенными из жизни общества.

Социальная модель реабилитации, помимо необходимых мероприятий по восстановлению здоровья, предполагает также максимально возможную интеграцию инвалидов в социум - получение образования, трудоустройство, активное участие в жизни общества. Это предполагает не только изменение методов реабилитации, но и изменение подхода к самому понятию инвалидности. Более тридцати лет назад американский адвокат Н. Кюнк в своей «Декларации независимости инвалида» указывал на то, что все люди в какой-то мере зависимы от современной бытовой техники, средств коммуникации, транспортных средств и т.д. Согласитесь, не все ведь обладают одинаковым уровнем здоровья и физического развития - кто-то участвует в Олимпийских играх, а кто-то и двух остановок пешком не пройдет. Да и в плане интеллекта далеко не все одинаковы - не каждый может писать гениальные стихи, создавать новые модели самолетов, да и просто быть высококлассным специалистом в какой-либо сфере. Т.е. все люди отличаются как в физическом и функциональном, так и в психическом плане. Только некоторые из них отличаются в большей степени, потому и ограничены в своих возможностях. Именно поэтому социальная модель реабилитации предполагает к таким людям относиться, как ограниченным не в своих способностях, а возможностях, отсюда и термин «люди с ограниченными возможностями».

Одной из главных задач социальной реабилитации является предоставление людям с ограниченными возможностями доступа к получению полноценного образования, работы, а также к тем благам цивилизации, которыми пользуются обычные люди. Все это возможно только при наличии безбарьерного пространства в населенных пунктах, проще говоря - надо дать возможность человеку в инвалидной коляске, незрячему или с глухотой попасть в школу или университет, добраться до места работы, посещать кинотеатры, кафе, стадионы и т.п. Все это предполагает существование определенных элементов городской инфраструктуры - адаптированных для людей с ограниченными возможностями транспортных средств, специальных архитектурных решений в конструкции зданий, а также различных технических средств, позволяющих передвигаться по городу слабовидящим или слабослышащим людям, колясочникам, инвалидам-опорникам, использующим костыли, трости и т.д.

Существовавшая ранее медицинская модель реабилитации не предполагала, что людям с инвалидностью придется передвигаться по городу самостоятельно и посещать различные учреждения. Было бы, наверное, не совсем правильным обвинять архитекторов и строителей в том, что большинство тротуаров ограничены бордюрами высотой в 15-20 см, к большинству зданий ведут ступеньки, что является непреодолимым препятствием для инвалидной коляски. Да и ширина дверей в некоторых зданиях не позволяет попасть внутрь на инвалидной коляске. Повторюсь - городская инфраструктура изначально создавалась без учета того, что ней будут пользоваться люди с ограниченными возможностями.

Для того, чтобы в полной мере понять все препятствия на пути колясочника, надо либо самому попробовать в инвалидной коляске добраться от дома до поликлиники, например, или хотя бы попытаться отследить его путь.

Итак, чтобы из квартиры попасть на улицу, нужен лифт. Большинство зданий оборудованы лифтами, двери которых слишком узкие для большинства моделей инвалидных колясок и, чтобы попасть в лифт, приходиться либо снимать колеса на коляске, либо втискиваться туда, придерживая дверь. Т.е. нужна посторонняя помощь. Опустившись на первый этаж, придется спускаться по ступенькам, ведущим на улицу, а они во многих зданиях очень крутые. Опять нужна посторонняя помощь. О проблемах высоких бордюров мы уже говорили - придется либо объезжать их, либо пользоваться помощью сопровождающего или прохожих. Далее - проблема с транспортом. Большинство автобусов, троллейбусов и трамваев недоступны из-за высоких ступенек и узких дверей. Без посторонней помощи в них не попасть. Опуститься в метро также мешают пороги и ступеньки на входе, а самостоятельный спуск на эскалаторе - довольно рискованное и травмоопасное занятие. После всего этого необходимо будет попасть в здание, подавляющая часть которых также недоступна из-за все тех же ступенек, высоких порогов, узких дверей. Если все же удастся добраться, то человека ждет еще и обратный путь, со всеми теми же препятствиями и барьерами. Не меньшие трудности ожидают и людей с нарушениями зрения или слуха, ведь городская инфраструктура не приспособлена и для них.

Оптимальным вариантом создания безбарьерного пространства для людей с ограниченными возможностями - учитывать их потребности еще на стадии проектирования жилых и общественных зданий, дорог, тротуаров. В старом здании еще можно сделать пандус для въезда в подъезд (да и то не всегда), а вот расширить проходы и двери, убрать ступеньки внутри здания, заменить лифт - практически нереально. Поэтому в настоящее время к потребностям людей с ограниченными возможностями более-менее приспособлены новые объекты городской инфраструктуры, а ранее построенные здания с трудом, но все же пытаются адаптировать.

Не лишним будет также сказать, что наличие безбарьерного пространства необходимо не только людям с ограниченными возможностями. Существует такое понятие, как «маломобильные группы населения», к ним, помимо инвалидов, относятся также пожилые люди, которым трудно передвигаться, родители с детскими колясками. Ими тоже будет востребовано изменение городской инфраструктуры для более комфортного передвижения по городу.

Наверное, было бы глупо заново изобретать велосипед и не воспользоваться опытом западных стран, в которых адаптация городской инфраструктуры для людей с ограниченными возможностями активно началась осуществляться в начале 70-х годов ХХ столетия. При планировке зданий учитывается возможность того, что в них будут жить или работать колясочники, люди со сниженным зрением или слухом. Устанавливают лифты, в которые свободно проходит инвалидная коляска, ступеньки и пороги делают максимально низкими, а проходы и двери - нужной ширины для передвижения в инвалидной коляске. Такие же условия создаются и для передвижения в инвалидной коляске по улицам города - низкие тротуары и специально оборудованные спуски на перекрестках, пандусы в подземных переходах и при входе в здания, лифты и подъемники - при невозможности установки пандуса. Для слепых людей устанавливают звуковые маячки и тактильную разметку на пешеходных переходах, светофорах, местах общественного пользования. Для глухих и слабослышащих - визуальное дублирование звуковых сигналов.

Проблема общественного транспорта решается использованием низкопольных автобусов, а также специального транспорта с пандусами и подъемниками. Станции метро оборудуются специальными лифтами и подъемниками для колясочников. Так, в Нью-Йоркском метро каждая шестая станция оборудована необходимыми для колясочниками подъемниками. Для тех же, кто пользуется личным транспортом, выделяются специальные места на автостоянках. Чикагский парк «Миллениум» полностью адаптирован для людей с ограниченными возможностями, вплоть до зигзагообразных пандусов, ведущих к высоким аттракционам. В Сан-Антонио специально проложены дорожки для колясочников вдоль всей реки, протекающей через город, а доступ в городской центр обеспечивают три пандуса, четыре подъемных трассы и мост через реку. Да и в маленьких городах США стремятся не только выполнять стандарты, определенные «Законом об инвалидах», но и превзойти их.

Во многих городах Российской Федерации проводится активная работа по созданию безбарьерного пространства для людей с ограниченными возможностями - в Великом Новгороде, Улан-Удэ, Томске, Чите. Однако наиболее показателен в этом плане опыт Москвы, где, помимо федеральных законов, действуют также распоряжения и постановления Правительства Москвы, а также разработаны различные социальные программы, направленные на адаптацию городской инфраструктуры к потребностям инвалидов.

В городе более 20 тысяч объектов оборудованы пандусами, в т.ч. и более четверти московских школ. в туалетах зданий общественного пользования оборудуются кабинки для инвалидов. В Москве действуют десятки маршрутов с низкопольными автобусами, в которые можно войти на костылях или заехать на коляске, 16 станций московского метрополитена оборудованы подъемниками для инвалидных колясок. Очень популярна среди людей с ограниченными возможностями служба «Социального такси», где микроавтобусы оснащены подъемниками. Впервые за многие годы в Москве стали строить жилые дома с квартирами, приспособленными для проживания инвалидов.

Не смотря на то, что работа по созданию безбарьерного пространства для людей с ограниченными возможностями проводится во многих российских городах, проблем еще предостаточно. В той же Москве, где проживают более 1 миллиона 200 тысяч инвалидов, далеко не все городские объекты доступны для инвалидов. Невозможно за 10-15 лет изменить инфраструктуру города, которая создавалась десятки лет без учета потребностей людей с ограниченными возможностями. Российские эксперты утверждают, что приемлемая городская инфраструктура для инвалидов появится в российских городах через 20-30 лет. Подобная работа в США, начатая в начале 70-х годов ХХ века принесла свои плоды лишь к середине 90-х годов.

В любом правовом государстве невозможно игнорирование прав огромного количества его граждан. В современной России постепенно меняется отношение к инвалидам. И создание безбарьерного пространства для людей с ограниченными возможностями во многом поможет решить вопросы их социальной реабилитации и более полной интеграции в общество.