Преступления посягающие на жизнь и здоровье личности

Особенности квалификации преступлений посягающих на жизнь и здоровье личности

Приступая к изучению данной темы, необходимо помнить, что ст. 2 Конституции Российской Федерации провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». В соответствии с этим Уголовный кодекс Российской Федерации охрану прав и свобод человека и гражданина поставил на первое место среди стоящих перед ним задач (ст. 2 УК РФ), а Особенная часть Уголовного Кодекса начинается с раздела VII о преступлениях против личности. Таким образом, уголовное право современной России на первое место среди объектов уголовно-правовой охраны ставит именно личность.

Для решения практических вопросов, связанных с квалификацией многих преступлений против личности, важное значение имеет установление природы возникновения соответствующих прав и свобод как объектов уголовно-правовой охраны. В этом случае Конституция Российской Федерации признает, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ст. 17). Таким образом, Конституция Российской Федерации законодательно закрепила положение естественно-правовой доктрины, сложившейся еще в XVII – XVIII вв. о естественной природе прав человека. Это означает, что не Конституция (либо другой Закон) «дарует» эти права, а они принадлежат человеку от рождения, независимо от того, зафиксировано это каким-либо документом (свидетельство о рождении, паспорт и т. д.) или нет.

Раздел VII, открывающий Особенную часть УК РФ, состоит из пяти глав (с 16 по 20), каждая из которых содержит нормы об ответственности за преступления, посягающие на те или иные права и свободы личности. Соответственно родовым объектом всех этих преступлений является личность как таковая, а видовым – определенные права и свободы личности. С учетом видового объекта все преступления против личности разделяются на следующие группы:

- преступления против жизни и здоровья (гл. 16, ст. ст. 105 – 125);

- преступления против свободы, чести и достоинства личности (гл. 17, ст. ст. 126 – 130);

- преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (гл. 18, ст. ст. 131 – 135);

- преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19, ст. ст. 136 – 149);

- преступления против семьи и несовершеннолетних (гл. 20, ст. ст. 150 – 157).

При изучении вопроса квалификации преступлений против жизни и здоровья следует обратить внимание на то, что в Конституции Российской Федерации провозглашается, что высшей ценностью общества и государства являются личность, человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ). Исходя из этого, одной из важнейших задач УК РФ является охрана личности от преступных посягательств. Личность рассматривается как единство биологических и социальных качеств и признаков человека. Это совокупное понятие характеризует родовой объект преступлений, выделенных в разделе VII УК РФ.

Законодатель группирует составы преступлений против личности с учетом видового объекта.

Жизнь и здоровье человека являются наиболее важными объектами уголовно-правовой охраны. В данном случае жизнь и здоровье понимаются как биологические признаки, позволяющие человеку существовать в природе и нормально развиваться. За посягательства на эти ценности, невосполнимые качества личности законодатель установил самые суровые санкции – длительные сроки лишения свободы, пожизненное лишение свободы и, как исключительную меру наказания, смертную казнь.

Жизнь человека объявлена основополагающей ценностью, высшим благом, данным природой. Ранее говорилось, что жизнь дается Богом, и одна из основных заповедей Христа гласит: «Не убий». Поэтому убийство рассматривается церковью как тяжкий грех, а законодатель относит убийство к особо тяжким преступлениям. По УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку, неосторожное причинение смерти не признается убийством, а рассматривается как самостоятельное преступление (ст. 109 – причинение смерти по неосторожности). Также не признается убийством и доведение до самоубийства (ст. 110).

Очень важно четко представлять себе состав данного преступления. Объект убийства – жизнь другого человека. Следует признать, что именно объект преступления является общим признаком для всех видов убийств. Жизнь человека – это совокупность биологических и социальных факторов, которые дают возможность существовать человеку в природе и в обществе себе подобных. Началом жизни с точки зрения уголовного права признается рождение ребенка. Наступлением смерти принято считать окончательное прекращение деятельности мозга в связи с распадом клеток центральной нервной системы (биологическая смерть). Такой подход к моменту начала жизни и ее окончания позволяет квалифицировать сознательное умерщвление плода ребенка в утробе матери не как убийство, а как криминальный аборт. Вместе с тем посягательство на мертвого ребенка, который ошибочно принят за живого, следует оценивать по правилам фактической ошибки как покушение на убийство.

Убийством признается и лишение жизни человека с его согласия. Эвтаназия, т. е. процесс умерщвления безнадежно больных людей по их просьбе, по нашему законодательству недопустима и приравнивается к убийству. Следует заметить, что уголовный закон охраняет жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и социальных признаков, моральных качеств.

Вместе с тем для квалификации в ряде случаев имеет значение личность потерпевшего, особенно для квалифицированных видов убийств. В определенных ситуациях на квалификацию влияет не столько личность потерпевшего, сколько поведение перед преступлением. Речь идет о провокационно-преступном, противоправном или аморальном поведении потерпевшего. Например, убийство в состоянии аффекта, убийство при превышении пределов необходимой обороны и при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

С объективной стороны убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего это активные действия, нарушающие анатомическую целостность жизненно важных органов человека (проникающее ножевое ранение, огнестрельное ранение, утопление, удушение, отравление ядом и т. п.). Путем бездействия убийство может иметь место только в случаях, когда виновный был обязан заботиться о потерпевшем или должен был и мог предотвратить наступление смерти. Не имеет значения для квалификации время наступления смерти. Важно установить наличие причинной связи между деянием и наступившей смертью. На квалификацию в некоторых случаях влияют факультативные признаки объективной стороны – время, место, способ и обстоятельства совершения преступления, которые в ряде случае являются обязательными и должны быть четко установлены в ходе расследования.

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной формой вины. Умысел может быть и прямой, и косвенный. Виновный сознает, что лишает жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает, либо сознательно допускает наступление смерти, либо безразлично относится к такому результату. Кроме того, квалификация убийства очень часто зависит от направленности умысла (особенно при так называемых фактических ошибках). Покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, так как все действия виновного свидетельствуют о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смерть не наступила по причинам, не зависящим от его воли. При этом дополнительной квалификации по фактически наступившим для потерпевшего последствиям не требуется. Мотивы и цели преступления в ряде случаев являются обязательными признаками и имеют решающее значение для оценки деяния (например, убийство из хулиганских побуждений, убийство из корыстных побуждений и т. д.). Целенаправленные, мотивированные действия виновного характеризуют прямой умысел на причинение смерти.

Все убийства можно классифицировать следующим образом:

а) «простое» убийство – ч. 1 ст. 105 УК РФ;

б) убийство с отягчающими обстоятельствами – ч. 2 ст. 105;

в) убийство со смягчающими обстоятельствами – ст. 106–108.

Под «простым» убийством теория и практика подразумевают убийство из ревности, из мести на почве личных неприязненных отношений, убийство в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), из трусости, из зависти, из сострадания к безнадежно больному или с его согласия. Иначе говоря, по ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируются убийства без смягчающих и отягчающих обстоятельств, указанных в уголовном законе.

Для правильной квалификации убийств определяющее значение имеют разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в постановлении от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве. В большей части судебное толкование касается так называемого квалифицированного убийства (убийство при отягчающих обстоятельствах, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ). Следует подчеркнуть, что перечень отягчающих обстоятельств является закрытым и не подлежит расширительному толкованию. Вместе с тем убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Пленум Верховного Суда РФ очертил и другие особенности квалификации такого убийства с отягчающими обстоятельствами. При этом в постановлении особо подчеркнуто, что при рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. По каждому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

Наиболее опасны убийства, совершаемые с отягчающими обстоятельствами, перечисленными в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Однако для более подробного изучения квалификации каждого отягчающего обстоятельства, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ, следует обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.1999 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» и др. источникам, предложенным к изучению данной темы.

При оценке преступлений, посягающих на здоровье человека, следует помнить, что уголовный закон не раскрывает понятие «вред здоровью». Данное понятие сформулировано наукой уголовного права с учетом медицинских аспектов, согласно которым причинение вреда здоровью (как уголовно-наказуемое деяние) – это противоправное, совершенное виновно причинение вреда здоровью другого человека, выразившееся в нарушении анатомической целостности его тела либо в нарушении функций органов человека или организма в целом.

При квалификации таких деяний необходимо четко представлять, что классификация и признаки вреда здоровью определены в Правилах судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, введенных в действие в соответствии с приказом Министерства здравоохранения РФ от 10 декабря 1996 г. Уголовный закон называет тяжкий вред здоровью, вред средней тяжести и легкий вред здоровью. Кроме того, в УК называются и иные способы причинения вреда здоровью: побои, истязания, мучения, установление которых не входит в компетенцию судебно-медицинского эксперта, а относится к компетенции органов дознания, следствия, прокуратуры и суда. По делам данной категории обязательно должна быть проведена судебно-медицинская экспертиза.

В статьях о преступлениях данной категории встречаются и оценочные понятия, которые не раскрываются в УК РФ, нуждаются в судебном толковании и вызывают у студентов значительные затруднения в вопросах квалификации. Так, неизгладимое обезображение лица является юридическим, а не медицинским понятием. Судебная практика признает, что если для устранения наступивших патологических изменений лица требуется оперативное вмешательство, а лицо имеет неприятный, отталкивающий вид, то такое обезображение признается неизгладимым. Под издевательствами и мучениями следует понимать действия оскорбительного, циничного характера, связанные с глумлением над жертвой, либо причиняющие ей страдания и боль (лишение пищи, воды, тепла, воздуха, выкручивание рук, сильное шумовое воздействие и т. п.).

Наиболее сложный состав преступления – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). При применении данной нормы очень часто возникают трудности. Состав этого преступления необходимо отграничивать, с одной стороны, от убийства, а с другой – от причинения смерти по неосторожности. Главное отличие заключается в содержании субъективной стороны. При убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни. Причинение смерти по неосторожности означает, что у виновного вообще отсутствует умысел как на причинение вреда здоровью, так и на причинение смерти. В ч. 4 ст. 111 УК РФ речь идет о двойной форме вины: умысел на причинение тяжкого вреда здоровью и неосторожность по отношению к смерти потерпевшего. При этом Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что, решая вопрос о содержании умысла виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств и учитывать способ и орудия преступления, количество, характер, локализацию телесных повреждений, причины прекращения преступных действий, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. При неправильном определении субъективного отношения виновного к возможным последствиям своего опасного поведения возникают ошибки в квалификации. Так, по делу Ф. его действия, совершенные по неосторожности, ошибочно были квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ, хотя кассационная инстанция установила, что, причиняя удары в грудь и челюсть В. Ф. не желал наступления тяжких последствий, не предвидел возможности их наступления, хотя при определенной внимательности мог и должен был их предвидеть.