Здоровье человека

Согласно уставу ВОЗ (Всемирной Организации Здравоохранения), здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов. Критерии общественного здоровья: медико-демографические — рождаемость, смертность, естественный прирост населения, младенческая смертность, частота рождения недоношенных детей, ожидаемая средняя продолжительность жизни; заболеваемость — общая, инфекционная, с временной утратой трудоспособности, по данным медицинских осмотров, основными неэпидемическими заболеваниями, госпитализированная; первичная инвалидность; показатели физического развития; показатели психического здоровья. Все критерии нужно оценивать в динамике. Важным критерием оценки здоровья населения следует считать индекс здоровья, то есть долю наболевших на момент исследования (например, в течение года). Но такая формулировка обусловлена медико-биологическим аспектом и не может быть использовано для оценки здоровья на популяционном и индивидуальном уровне. По мнению ВОЗ, в медико-санитарной статистике под здоровьем на индивидуальном уровне понимается отсутствие выявленных расстройств и заболеваний, а на популяционном — процесс снижения уровня смертности, заболеваемости и инвалидности.

На сегодняшний день в конституции Российской Федерации, как в основополагающих государственных документах других стран мира провозглашается, что ЧЕЛОВЕК и его жизнь являются высшей ценностью и охраняются государством, а главное богатство человека — его здоровье. На протяжении многих столетий наши предки искали пути укрепления своего здоровья. Еще в далекие времена врачи обратили внимание на наличие различных степеней здоровья. Известные и легендарные врачи древности. Рази (Разес) Абу Бакр Мухаммед бен Закария и Абу Али ибн Сина (Авиценна) на основе трудов Гиппократа и Галена считали: что бывает тело здоровое до предела; здоровое, но не до предела; не здоровое и не больное; в хорошем состоянии, быстро воспринимающее здоровье; больное легким недугом; больное до предела. Авиценны уделял в своих трудах большое значение рекомендациям по поддержанию здоровья, исходя из различных его степеней, возраста и других условий. Разработанные в настоящее время шкалы здоровья напоминают степени здоровья, выведенные Авиценной: состояние здоровья очень высокое, высокое, выше среднего, среднее, ниже среднего, низкое и очень низкое. Феномен человека представляет собой диалектическое единство многих противоположностей, его составляющих: природной (животной) и человеческой; биологической и социальной; материальной и духовной; личной и общественной и т. п.

В (БМЭ) Большой медицинской энциклопедии здоровье характеризуется как состояние организма человека, когда функции всех его органов и систем уравновешены с внешней средой и отсутствуют какие-либо изменения. Но живой организм — это система неравновес­ная, и все время, особенно на протяжении своего развития, меняет формы взаимодействия с условиями окружающей среды. При этом меняется не столько среда, сколько сам организм. Резко проявившиеся в последние годы отрицательные для природы и человека последствия антропогенной деятельности заставляют пристальнее всмотреться в систему экологических взаимоотношений. И особенно важной является проблема взаимоотношений человека и природы, которая в нынешний переломный момент человеческой истории приобрела, к сожалению, трагическое звучание. Среди многочисленных социально значимых проблем, вставших перед народами на пороге третьего тысячелетия, главное место заняла проблема выживания человечества и всего живого на Земле. Все это заставляет задуматься над тем, какими же должны быть отношения человека и природы, как найти гармонию с природой, и почему недостаточно говорить, только об их единстве. И здесь логично обратиться к истории – важному свидетелю и судье сложных природно-человеческих отношений, и с позиции сегодняшнего времени увидеть то позитивное и негативное, что поможет современной цивилизации не разорвать последние нити связующие человека и природу.

История взаимодействия человека и природы – история смены одних взаимоотношений с другими. В первобытном обществе отношения к природе носили черты олицетворения.

Позднее отношение к природе характеризовалось такими определениями, как «стихийное», «созерцательное», а в капиталистическом, техногенном обществе – «потребительское», «хищническое».

Осознание того, что же нам может дать природа, зависит от того, как мы воспринимаем природу: как ресурс, как сферу проживания или как ценность. Ведь только потребность выхода из настоящего кризисного состояния вызывает необходимость становления особой формы единства человека и природы, которая и обеспечила бы это. Таковой и является гармония человека с природой. Отсюда вытекает и цель работы: рассмотреть процесс взаимодействия природы и человека, как гармоничного союза, и вытекающие из этого взаимодействия проблемы. Сегодня все чаще поднимая вопросы о взаимодействии человека и природы, современный человек обращается не просто к опыту других стран и цивилизаций, но также и к опыту, который оставили нам предыдущие поколения. В данном случае, обратимся к античным философам.

Представления о связях, существующих между человеком и природой, имеют давнюю историю, в процессе которой «происходило, с одной стороны, эстетически-художественное осмысление места человека в природе, а с другой, вырабатывались предпосылки теоретического анализа связей человека с природой. На первом этапе человеческой истории преобладало нравственно - эстетическое понимание сущности природной жизни человека, изобретающего орудие труда»[1, С 9] Античная философия разрабатывала и обосновывала идеи гармонии человека, природы и космоса. «Человек есть частица Космоса «микрокосмос», в нем нет ничего, чего бы не было в Космосе в неизмеримо больших размерах. Подобно тому, как тело его состоит из элементов, рассеянных в Космосе, так и разум его есть частица мирового Разума».[12, С 134] С другой стороны, сам Космос рассматривается как некий живой и одушевленный, совершенно упорядоченный организм, подчиненный ритму, логосу и закону. Жизнь природы наделялась человеческими свойствами. Природа одушевляется и одухотворяется. Человек проецирует себя на природу как будто для того, чтобы сделать понятной природу. Перенося свои свойства на природу, человек хотел сделать себя понятным природе, включить себя в природное целое. «Сначала все выступало в форме мифологических и фантастических представлений, в них заключалась идея об очеловечивающем природу характере человеческой деятельности»[2, С178].

Действительное очеловечивание природы осуществлялось в той мере, в какой люди втягивали природу в свою практическую деятельность, преобразовывали ее согласно общественно диктуемым задачам и целям. Первоначально человек роднил природу

идеально, с помощью силы воображения перескакивая через тот реальный процесс, который осуществляет практически его единство с природой. «Другой путь разработки единства человеческого и природного – рассмотрение человека по аналогии с природой, Космосом. Этот путь предполагает определенное развитие научно-философской мысли. Здесь за исходное сознательно берется не человек, а мир с его собственными, независимыми от человека законами, и человек понимается как одно из проявлений всеобщей совокупности Космоса, единого природного целого. Идеи о естественном происхождении человека из атомов, из ила, из тины, от низших существ развивали Демокрит, Эмпедокл, Лукреций Кар.[12, С 136] Мир в воззрениях древних выступал как человечески-природное единство, взаимопроникновение человеческого и природного. Поэтому человеческая деятельность естественно вплеталась в жизнь вещей, которые сами выводились из объективированных условий и определений человеческой деятельности. Вода, земля, огонь и воздух являлись первыми естественными условиями и предметами труда. Наиболее основательно к проблеме взаимоотношения общества и природы подошел Аристотель. Его заинтересовала идея места человека в органическом мире. Он первый ввел в лексический оборот слово «антропология». Он выдвинул идею, так называемой «Лестницы существ» - ряд последовательного усложнения организации живых существ. Аристотель ставил вопрос о специфическом отличии человека от других живых существ. Этот отличительный критерий он видел в разуме человека. Итак, центральной проблемой философии Аристотеля есть проблема практической деятельности, в которой реализуется то, что еще не есть, но может быть осуществлено. «Понимание отношения человека и природы, сформировавшееся на почве античного мира, принципиально отличалось от того, которое начало складываться в философии Нового времени и нашло свое завершение в современном господстве техницизма. Древние греки принимали природу в ее непосредственной полноте, в богатстве, в своеобразии живого бытия. Но так видит природу только человек открытый для видения. Такими людьми были древние греки, и это имеет свое объяснение в исторических особенностях античной эпохи»[12, С 136].

Социальное бытие отрицало свое отношение к природе как к простому объекту, материалу технического потребления и использования. Личность древнего грека формировалась внутри условий античного полиса, в котором политическое общение выступало естественной человеческой связью, не разрушавшей, а утверждавшей живую всесторонность личности. Аристотелевское определение человека как политического животного утверждало, что человек по своей природе есть гражданин городской республики. Для классической древности это также характерно как для буржуазного века определение Франклина, что человек есть созидатель орудий. Касаясь древнегреческого искусства К. Маркс писал: «Разве тот взгляд на природу и на общественные отношения, который лежит в основе греческой фантазии, а поэтому и греческого искусства, возможен при наличии сельфакторов, железных дорог, локомотивов и электрического телеграфа». Древний грек жил в живом сознании своей органической связи с целым, которому он принадлежал по природе, но не был подавлен или нивелирован гигантски развившимися в последующие эпохи разделением труда. Это своеобразное мировосприятие сохранилось и в последующие веке заката эллинского мира. В этом отношении очень характерна философия стоиков, основным мотивом которой было жить в соответствии в природой. В целом необходимо отметить, что античное мировосприятие, пронизанное гуманистическим утверждением природы и самоутверждением человека в ней пережило недолгую победоносную реставрацию в эпоху Возрождения.

«В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.» БЫТИЕ. Первая книга Моисея.

Совершенно другое понимание природы сложилось в средневековой христианской культуре. Здесь, окружающая человека природа рассматривалась как нечто сотворенное богом и более низкое, чем сам человек, поскольку только он в процессе творения был наделен Божьим началом - душой. Более того, природа нередко понималась как источник зла, который нужно преодолеть или подчинить, а жизнь человека при этом выступала как творение Божественного начала - души с греховным природным началом - телом. И это служило оправданием для негативного отношения к природе и даже обоснованием применяемого к ней насилия. С другой стороны, одновременно появляются и существенно новые моменты в определении природы: природа предстает как

«творение Бога, а «начало ее движения и покоя» — не в ней самой, а в Творце. Отсюда характерное разделение на «природу творящую» и «природу сотворенную», отсюда и новое понимание различия между естественным и искусственным, различия, которое вплоть до нового времени свое значение сохраняет» (11, С 15). Вот почему у философов и ученых Х V П-Х V Ш вв. возникли описанные выше затруднения с самим понятием природы, которое теперь выглядело для них неясным, двусмысленным, а потому и излишним, ненужным для естествоиспытателя» [11, С 17]. Здесь мы видим сложное взаимодействие человека и природы, которое, с одной стороны обусловлено страхом перед величием природы, ее силой, который вынуждает подчинить себе природу, тем самым возвысив себя над ней. Это, в определенной мере, провозглашает и религия, в основном христианство. «Христианство не только установило дуализм человека и природы, но и настояло на том, что воля Божья именно такова, чтобы человек эксплуатировал природу ради своих целей» [2, С 197]. «Разрушив языческий анимизм, Христианство открыло психологическую возможность эксплуатировать природу в духе безразличия к самочувствию естественных объектов» [2, С 197].

И здесь можно наблюдать предпосылки к становлению природного потребительства, к разрушению той гармонии человека и природы, которая накапливалась годами. Человеческая жажда к познанию механизмов природы стала той разрушительной силой,

которая из-за своих интересов, амбиций вбила клин в природно-человеческое единство.

И хотя эксплуатация природы в эпоху Средневековья не достигла еще такого размаха, однако новые географические открытия, начавшиеся в Позднем Средневековье определили направленность развития в отношениях человека и природы. Появилась заинтересованность в изучении механизмов природы.

Однако в этот период человечество еще не осознает о тех последствиях, к которым может привести такая заинтересованность. Человек использует природу в своих определенных целях, не видя при этом «односторонней гармонии». Односторонность проявляется в том, что человек, беря многое от природы, зачастую не просто для удовлетворения своих жизненных потребностей, а скорее для удовлетворения жажды познания, жажды возвышения (что подкрепляется религиозными идеалами), ничего взамен не дает. И если здесь еще нельзя говорить об использовании глубинных ресурсов, то само исследование бытия природы, ее глубокий анализ представляет собой некое хирургическое вмешательство в живой организм. И неумение человека, заглянув, вернуться обратно, показывает его начинающееся безразличие к ранее установленным связям с природой. Каждая из рассмотренных эпох представляет собой неоднозначную ситуацию, в которой оказались природа и человек. И если в эпоху Античности интерес человека не разрушал гармонию с природой, то в Средние Века страх, ведущая религиозная идея, боязненный интерес, жажда открытий стали основоположниками разъединения человека и природы. И этот запущенный «двигатель» уже начинает влиять на судьбы цивилизаций.

Человек и природа в эпоху Возрождения

«Культура эпохи Возрождения характеризуется глобальной сменой общемировоззренческих позиций. В центре возрожденческого мировосприятия оказывается уже не Космос античности и не Бог средневековья, а человек» [ФКУЗ, С.46].

«Человек ставиться в центр вселенной, и выступает как творец самого себя. Это не просто природное существо, но господин природы. Возрождается и пантеизм: Бог как бы сливается с природой, а природа представляется единым целым, в котором все взаимосвязано» [ФКУЗ, С.47]. Тема человека в работах мыслителей Возрождения тесно переплетается с темой природы, которая рассматривается как нечто живое и одухотворенное. Природа — не просто результат божественного промысла, но нечто, обладающее креативностью, самодостаточностью. А законы природы равноценны божественным установлениям. В эпоху Возрождения, как видим, отношение к природе опять-таки меняется. Человек открывает для себя красоту и великолепие окружающей природы, начинает видеть в ней источник радости, наслаждения, в противовес мрачному аскетизму средневековья.

Природа начинает пониматься как убежище, противостоящее развращенной и порочной человеческой цивилизации. Жан-Жак Руссо прямо утверждал, что переход человека от природного естественного начала к социальному является источником всех наших несчастий. Философы этой эпохи рассматривают человека как органическую часть природы, как существо, действующее по естественным законам. Постигая разумность действительности, он познает тем самым цель и смысл собственной жизни. Согласно представлениям ведущих мыслителей Возрождения, природа сама производит все формы вещей, из которых наиболее идеальной и соответствующей сущности самой красоты является гармония. По их представлениям, мир наполнен гармонией, которая проявляется буквально во всем: в сочетании красок лесов и полей, изменяющихся в соответствии с временами года, в чередовании дня и ночи, в наличии различных видов животных и птиц, которые взаимодополняют друг друга. Но если мир, созданный творцом гармоничен, то отсюда вытекает, что гармоничным должен быть и человек, являющийся частью этого мира. Причем речь идет не только о гармонии души и тела, но и гармонии самой души, которая тоже должна подчиняться всеобщим законам, установленным природой. «Гармония, без сомнения, источник всякой прелести и красоты. Ведь ее назначение и цель — упорядочить части, вообще говоря, различные по природе, неким совершенным соотношением так, чтобы они одна другой соответствовали, создавая красоту. И не столько во всем теле в целом или в его частях живет гармония, сколько в себе самой и в своей природе. Она охватывает всю жизнь человеческую, пронизывает всю природу вещей. И нет у природы большей заботы, чем та, чтобы произведенное ею было совершенным. Этого никак не достичь без гармонии, ибо без нее распадается высшее согласие частей»[6]. Стоит подчеркнуть, что в работах мыслителей Ренессанса понятие гармонии рассматривается не просто как элемент эстетической теории, а как принцип организации социальной жизни и воспитания. Философская антропология эпохи Возрождения формируется под влиянием зарождающихся капиталистических отношении, научного знания и новой культуры, получившей название гуманизм. Если религиозная философия Средневековья решала проблему человека в мистическом плане, то философия эпохи Возрождения (Ренессанса) ставит человека на земную основу и на этой почве пытается решить его проблемы. В противоположность учению об изначальной греховности человека она утверждает естественное стремление его к добру, счастью и гармонии. Ей органически присущи гуманизм и антропоцентризм. В философии этого периода Бог не отрицается полностью. Но, несмотря на пантеизм, философы делают своим знамением не его, а человека. Вся философия оказывается проникнута пафосом гуманизма, автономии человека, верой в его безграничные возможности. В период Возрождения появляются попытки человека обратиться к гармонии его с природой. Но здесь не стоит забывать и том, что внимание в основном нацелено на создание внутренней гармонии человека под влиянием гармонии природы, что представляет собой сложно «структурированную модель» гармонии человека и природы, а значит здесь представлены более сложные взаимоотношения, чем они виделись в Античности.

Не будет ошибкой утверждать, что философская мысль Ренессанса создала предпосылки для появления европейской натурфилософии XVII века, дала мощный толчок к развитию естественнонаучного знания, обусловила появление ряда гениальных открытий, которые были совершены в Новое время. Возвращение к античным традициям выражалось в формировании новой натурфилософии (философии природы), как нерелигиозного, нетеологического, а светского осмысления сути бытия природы и ее законов посредством философии. Поскольку еще сохраняется традиционный взгляд на философию как "науку наук". Натурфилософия Возрождения в понимании и истолковании сущности бытия природы и мира опирается на естественно-научные и географические открытия того периода. Особую роль сыграли открытия и естественнонаучные теории Леонардо да Винчи, Дж. Бруно, Николая Коперника в области астрономии и движения небесных тел Усиливается рационалистическое и вместе с тем доказательное, а не схоластическое понимание законов Бытия мира как универсального Единства. «Религиозная философская мысль Возрождения создает новую пантеистическую картину мира, тяготеющую к отожествлению Бога и мира, к обожествлению природы и человека. Одним из первых подошел к пантеизму Н.Кузанский» [ФСТ, С.91]. Так, Никола Кузанский выдвигает идею бесконечности не только Бога, но и природы, Вселенной, поскольку Бог в ней незримо присутствует. Поэтому Бог – бесконечный максимум, а природа хоть и ограниченный, но тоже максимум. А поскольку природа состоит из отдельных предметов, конечных величин, то между бесконечностью и конечностью нет пропасти, они стороны одной и той же сущности мира. Природе присуща диалектика бесконечного и конечного, бесконечное состоит из конечного, а конечное переходит в бесконечное. Это невольно приводит к выводу о вечности самой природы и бесконечности, отдельных вещей. Вечен не только Бог, но и Природа как таковая. Придерживаясь точки зрения творения мира совершенным Богом, Кузанский утверждает, что и природа совершенна и прекрасна, поскольку творец не создает несовершенного. В Возрожденческой идее, концепции человека как прекрасной и совершенной индивидуальности, акцентируется внимание на два момента: Человек от природы не только совершенное существо (как и сама природа), но и разумное существо, определяющее его совершенство. Сам человек по своей природе не есть ни греховное и ни порочное существо. Как природные существа люди равны друг перед другом, каждый есть гармоничная и совершенная индивидуальность. Как видим, многие мыслители того времени рассматривали понятие гармонии человека и гармонии природы, однако не все из них видели эту гармонию в единстве. Однако выдвигаются и точки зрения, которые уже можно определить как идея гармонии природы и человека. Так, придерживаясь принципа пантеизма, Бруно понимает природу как Бога в вещах. А значит, если Бог присутствует везде и во всем, то можно предположить, что и нигде. И раз мир предстает как рядоположенность различных существ от низших до высших, то и человек един с миром природы, телесное и духовное связаны непосредственным образом и между ними нет пропасти, а присутствует единство. А раз так, то и человеческая жизнь осуществляется по естественным законам природы. Однако гармония здесь выступает скорее не как взаимодействие человека и природы, а как соотнесение целого и его части.

Наряду с эти философская мысль того времени подчеркивала, что человек - это продукт окружающей природы, а не результат собственной деятельности. Антропоцентризм оказался, таким образом, внутренне противоречивым мировоззрением. Это дало повод Н.А.Бердяеву охарактеризовать это мировоззрение как «ложный гуманизм», поскольку человек в эпоху Возрождения рассматривался преимущественно как самодостаточный индивид, противостоящий всем другим людям и миру (почти сверхчеловек) Антропоцентризм. Возрождения есть, по мнению Бердяева, мировоззрение природного человека, стремящегося преодолеть рабскую зависимость от сил внешнего мира, угнетенность этим миром. В целом же для философской антропологии эпохи Возрождения характерно противопоставление человека природе. И хотя природное начало в человеке подчеркивается, он все же ставится выше природы, над ней Человек, с точки зрения данной эпохи, красив, деятелен и свободен. Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что проблема взаимоотношений человека и природы в эпоху Возрождения характеризовалась некой противоречивостью. Ведь человек здесь, с одной стороны, часть гармоничной природы, с другой – внутренне гармоничен, но возвышается над природой.