Отдых и покой. Значение отдыха для здоровья человека

После известного количества физической или умственной работы наше тело требует покоя для восстановления затраченных сил и веществ. Поэтому его не без основания сравнивают с фабрикой, на которой, как известно, для получения того или иного изделия требуется совместная работа всех машин и аппаратов54. И в нашем теле, а именно в грудной и брюшной полостях, существует много аппаратов, органов, гармонически работающих вместе и вырабатывающих особый фабрикат в виде телесного и душевного благополучия. Подобно фабричным машинам, требующим перерыва в работе, во избежание слишком быстрого изнашивания, и органы человеческого тела ощущают настоятельную потребность в приостановке работы после известного периода деятельности. Разница состоит только в том, что в человеческом организме в отправлениях органов не наблюдается полного покоя, но лишь изменения в характере отправлений отдельных органов, так как полная остановка всех умственных и телесных функций была бы равносильна смерти.

Если человек не желает подвергнуться серьезным, вредным для своего здоровья последствиям, то он должен в определенное время отдаваться покою, так как потребности в последнем необходимо удовлетворять в такой же мере, как и потребности утолять голод, делать движение и т. п. Покой есть отдых, и уже одно разнообразие в работе, ее смена доставляет отдых. Занимаемся ли мы умственной или физической работою, мы почти всегда бываем вынуждены продолжать более или менее долго все одну и ту же работу, а всякая односторонность, всякое однообразие вредны для нашего организма, и мы нуждаемся в подходящем разнообразии нашей деятельности. Смотря по роду занятия, мы после непрерывного сидения или стояния уже непроизвольно ощущаем потребность в известной перемене и стараемся удовлетворить нашему желанию, изменяя положение тела, начиная двигаться и т. п. Продолжительные умственные занятия одним и тем же предметом равным образом утомляют нас, и мы заменяем одну умственную работу другой или же беремся за физическую работу. Кто вынужден целый день оставаться в oдном и том же помещении, тот освежается физически и душевно, переходя в другое помещение, где он дышит другим воздухом, но он поступит еще лучше, если будет делать движение на открытом воздухе. Мы отдыхаем, меняя окружающую нас обстановку. Болезнетворное влияние тюрем, исправительных учреждений и т. п. на их обитателей в значительной мере зависит от однообразия окружающей обстановки, от полной невозможности изменить ее.

Профессор доктор Густав Иегер сообщает следующие интересные данные55. «После того как человек побудет довольно долго в закрытой комнате, открытый воздух для него истинное наслаждение, и что причина этого заключается не в том только, что воздух в комнате был плох, а открытый воздух хорош, это доказывается обратным примером. Так, если человек провел под открытым небом целый день или даже несколько дней, как это бывает в походе, он с радостью приветствует самую вонючую трущобу, потому что это перемена, выводящая его из томительного состояния равновесия. В том же самом можно убедиться также, предприняв большую прогулку пешком: когда гуляющий долго ходил по полям, он радостно вдыхает в себя лесной воздух, и, наоборот, пробыв долго в лесном воздухе, он чувствует удовольствие и особую легкость, выйдя в открытое поле». Уже одно обстоятельство должно пробудить нас смотреть на перемену воздуха, как на момент отдохновения, и признать, что для человека, постоянно сидящего в комнате, ежедневная прогулка на свежем воздухе является существенной необходимостью. Однако не следует думать, что этого достаточно для того, чтобы сохранять работоспособность человека в полной силе. Тело имеет замечательную способность привыкать даже к переменам, если только в повторении их наблюдается известный ритм, известная периодичность, и это привыкание равносильно уменьшению жизненной энергии. Под влиянием «человека привычки» вряд ли всегда разумеют человека с большей работоспособностью и с особенно сильным здоровьем, но чаще человека с пониженной жизненной энергией. Из этого ясно, что ежедневной прогулки, вошедшей в обыкновение, еще недостаточно; к ежедневной перемене воздуха необходимо присоединить еженедельную (праздничные загородные прогулки) и, наконец, продолжительные полугодовые или хотя бы годовые, как, например, каникулярные путешествия, посещение курортов и т. п. Чем богаче такое разнообразие, тем свежее остается тело, а с ним и ум.

Ввиду этого, нельзя не приветствовать радостно большого прогресса в этом отношении, выразившегося в организации летних школьных поездок, в устройстве дачных колоний и в основании больничными кассами больших городов особых убежищ в горных местностях для выздоравливающих и т. п. Благодаря этому, если не все, то по крайней мере, многие получают возможность испытать благодетельные последствия перемены воздуха и восстановить свое здоровье.

Какую пользу приносят дачные колонии для детей беднейших обывателей городов, видно из недавнего превосходного, в высшей степени тепло составленного доклада одного из лейпцигских учителей Клеберга. Между прочим он сказал: «Во всяком городе есть дети слабые и хилые уже от рождения. Но не подлежит сомнению, что сутолока жизни больших городов оказывает гибельное влияние и на душевный склад. Поэтому цель дачных колоний заключается в укреплении не только физической, но и духовной системы детей. Вода и лес, хороший стол,«ласковое обращение, движение на открытом воздухе и беседы во время игр должны произвести это оздоровление. Многие дети впервые здесь узнают, что значит питательная пища, и привыкают к большим прогулкам, благодаря которым они прибывают в весе. Далеко немалую цену имеет также умственное и нравственное влияние, приучение детей к опрятности. Наглядное обучение в поле и в лесу, в свою очередь, делает свое дело и расширяет умственный кругозор детей. Некоторые дети, ведущие беспризорную жизнь на улице, возрождаются нравственно в тиши горного ландшафта. Здоровые дети склонны к хорошему. Быть здоровым и хорошим столь же естественно, как быть хорошим и довольным».

В гигиеническом отношении весьма важное значение имеет далее и воскресный отдых, введенный ныне уже законодательным порядком, но все еще вызывающий среди многих коммерсантов энергичную оппозицию; правы ли эти последние или нет, этого мы здесь не будем касаться. Не говоря уже о том, что религиозные установления и обычаи с сотворения мира предписывают покой в седьмой день недели, такой опыт представляется необходимым и с физиологической точки зрения. По воззрениям физиологии, работоспособность есть своего рода упругая сила, действующая в течение шести дней, но нуждающаяся на седьмой день в ослаблении, если только желают, чтобы в следующие рабочие дни она опять развила свою деятельность с прежней энергией. Воскресный отдых сохраняет рабочую силу, здоровье и продолжительность жизни как людей, так и рабочего скота.

Приведем по этому поводу следующую весьма интересную правдивую историю: «В то время, когда не было еще железных дорог, и большие возы, нагруженные товарами, делали сотни миль, причем они нередко оставались в дороге по 10—12 недель без перерыва, приверженцы и противники воскресного отдыха заключили между собою пари следующего рода: два воза одинакового типа, одинаково нагруженные и запряженные одинаковым числом лошадей, должны были отправиться одновременно в понедельник утром в один и тот же пункт, причем один извозчик должен был по воскресеньям давать лошадям отдых, а другой продолжать путешествие и в воскресные дни. Оба воза выехали и прибыли в назначенное место. Чем же кончилось пари? А вот чем.

В то время возы с кладью могли проехать в день лишь определенное расстояние от одного постоялого двора до другого, где извозчики останавливались для отдыха и корма; в сутки делали, обыкновенно, приблизительно мили четыре. Таким образом, извозчик„ «ездивший по воскресеньям», назовем его для краткости «врагом воскресного отдыха», к концу первого воскресенья опередил на 3—4 мили своего товарища, «друга воскресного дня», т. е. того, который отдыхал в этот день. Так. продолжалось до шестой недели, когда «друг воскресного отдыха» со своими отдыхавшими бодрыми лошадками обогнал «врага воскресного отдыха», лошади которого выглядели слабыми и замученными. В конце концов «друг воскресного отдыха» первый доехал до цели».

Смысл этой маленькой истории ясен как Божий день!

Английский врач, доктор Варрен, говорит: «Опыт мой неизменно убеждал меня в том, что люди, освобождавшиеся по воскресеньям от всяких мирских работ и забот, в течение недели были способны к наибольшему количеству труда. Я не сомневаюсь также в том, что такие люди в шесть дней успели бы сделать больше и справились бы со своею задачей лучше, чем тогда, когда им пришлось бы работать семь дней подряд».

Доктор Фарре, также англичанин, и также врач, говоря в парламенте по поводу продолжительности рабочего дня на фабриках, сказал, между прочим, следующее: «Я смотрю на воскресенье, как на необходимейший день отдыха, благодаря которому сила, живущая в нашем организме, возобновляется. Раз эта сила потеряна, — не поможет уже никакое лекарство. Правда, ночной отдых отчасти восстанавливает силы, но во всяком случае, не в достаточной мере. Поэтому Божественный Промысл назначил один день из семи — днем покоя для пополнения ночного отдыха и для того, чтобы истощенные силы вполне могли восстановиться. Вредное влияние непрерывной работы сказывается на человеке не так заметно, как на животных, но зато тем скорее наступает в конце полное истощение. Установление дня покоя после шести рабочих дней есть необходимость, указываемая самой природой, а не произвольное измышление людей. Человеческий организм так устроен, что нуждается из семи дней в одном дне отдыха от умственной и физической работы».

К сожалению, при наших современных, противоестественных условиях существует еще целый ряд профессий, которые не дают возможности пользоваться воскресным отдыхом или допускают сокращенный праздничный отдых. Мы говорим о служащих на почте и телеграфе, на железных дорогах, о хозяевах гостиниц и ресторанов, ресторанной прислуге, поварах и т. д. Насущнейшие интересы здоровья всех этих людей настоятельно требуют в течение недели одного дня полного отдыха, в действительности же все они имеют право на отдых не чаще, чем раз в две недели, а это безусловно мало. Переутомление горько мстит за себя, поэтому не удивительно, что люди, работающие и в праздники, к сорока годам, т. е. в возрасте собственно полного расцвета сил, оказываются уже инвалидами, неработоспособными. Врачи больничных касс и обществ страхования жизни могли бы много порассказать о том, сколько есть больных, которые, благодаря переутомлению, утратили трудоспособность и, за невозможностью снискивать себе пропитание, нуждаются в пожизненном вспомоществовании. В большинстве случаев эти больные бывают жертвой переутомления в бытность свою на службе или во время занятия частой работой, и это переутомление является следствием отсутствия воскресного отдыха в течение целого ряда лет непрерывного труда.

Согласно немецким законам, на фабриках взрослые должны работать, вычитая перерывы в 1,5—2 часа, от 10 до 13 часов. Женщины работают меньше. Дети старше 12 лет и до 14 лет должны работать не более 6 часов, освобождаясь в ночное время от всякой работы. Подростки до 16 лет не должны работать более 10 часов. После обеда (от 12 до 13 часов) обыкновенно бывает часовой перерыв, в послеобеденное время — получасовой перерыв (в 16 час), а если работа начинается уже с 6 утра, то назначается еще один получасовой перерыв утром (в 8 час).

«Всего правильнее следовало бы разделить сутки следующим образом: 8 часов работать действительно интенсивно, с полным напряжением умственных и физических сил, 8 часов предаваться покойным занятиям (чтению и т.п.) или отдыху (прогулке, гимнастике, плаванью и т. п.) и 8 часов спать. Но в настоящее время, конечно, нет ни одного работающего человека, начиная от самых высокопоставленных и кончая самыми низшими, которые могли бы обойтись восьмичасовой работой. Все мы должны большую часть дня посвящать работе. В тем большей степени следует нам использовать время отдыха и не указывая времени ночного отдыха ( в хорошо проветриваемых помещениях)».

«Всякий работник, начиная от министра и до последнего поденщика, должен был бы возможно дальше от того места, где он работает, для того, чтобы он был вынужден каждое утро и каждый вечер совершать большой путь на свежем воздухе и тем мог укрепить свое тело. Рабочие, занятые технической работой, безразлично занимаются ли они совместно, например, на фабриках, в мастерских или же в одиночку, должны бы были селиться вне города в ближайших селениях, где они могли бы иметь более дешевые помещения, вдобавок садик .при доме. В нем они могли бы заниматься огородничеством, что, с этой стороны, послужило бы ценным подспорьем их хозяйству, а, с другой — значительно закалило бы и укрепило их здоровье и силы» (Реклам, «Ключ к здоровью», стр. 95).

Раннее окончание работы вечером в будни далеко не может заменить воскресного отдыха. Санитарный советник доктор Павел Нимейер рассказывает, что во время своей многолетней деятельности в лейпцигском «Обществе для развития рабочих» (при жизни знаменитого гигиениста в этом обществе насчитывалось несколько тысяч членов) он вполне убедился, что с рабочим, кончившим свой рабочий день в 6 часов, трудно было уже начинать что-либо серьезное. «На основании этого, что я видел, — говорит Нимейнер в своей премированной работе «Воскресный отдых», — я считаю для рабочего полезнее поработать еще часок, затем поужинать и отправиться на отдых. В субботу же надо дать ему лишний час, чтобы он мог сходить в баню, а воскресенье, уже начиная с восхода солнца должно всецело принадлежать ему».

«Против раннего окончания рабочего дня, — пишет далее Нимейер, — как равно и против всяких вечерних собраний вне дома, с врачебной точки зрения необходимо высказаться самым категорическим образом, так как свободное время проводится в кабинетах, т. е. местах, переполненных табачным дымом, где искусственно развивается желание пить пиво, где испарениям тела нет выхода и где на присутствующих действуют все те вредные влияния, которым они подвергаются уже достаточно в своих закрытых рабочих помещениях. Даже мыслящие люди не отдают себе отчета в убийственном действии табачного дыма на кровь и нервы, потому что чувства их уже притупились».

Так говорит доктор П. Нимейер. Решение вопроса, как доставить всем полный воскресный отдых, крайне трудно; всеобщий абсолютный воскресный отдых невозможен, так как уход за больными, хозяйственные обязанности, условия передвижения и пр. уже сами по себе делают его уже немыслимым. И все-таки заповедь “в седьмой день отдыхать от работы” остается настоятельной необходимостью, и потому долг всякого человека настаивать на требовании, которое в равной мере предъявляют и нравственность, и гигиена, и политическая экономия.

Наилучший отдых и наиболее естественное состояние покоя есть сон. Это — покой нервов и мозга. Короткий сон, длящийся иногда всего несколько минут, может, как бы по волшебству, устраивать усталость, разбитость и расслабление и вновь оживить и укрепить человека; и, наоборот, долгий сон может не принести освежения и бодрости. Как прав поэт, говоря: «В глубину тайн природы не проникает ни один человеческий ум». И действительно, жизненный процесс, совершающийся в нашем теле во время сна. остается для нашего ума во многих отношениях столь же необъяснимым и загадочным, как и многие явления, происходящие в нашем организме во время состояния бодрствования.,

Одно, однако же. установлено с достоверностью, а именно что поглощение кислорода и отдача углекислоты легкими и кожей обнаруживают существенное различие в состоянии сна и бодрствования. Днем мы вдыхаем меньше кислорода, чем ночью, а ночью выделяем меньше углекислоты, чем днем. Это вполне доказали исследования профессоров Фойта и Петтенкофера. Днем, частью под влиянием действия пищи, работы и движения, выделяется больше углекислоты соответственно с количеством поглощаемого в это время кислорода; наоборот, ночью поглощается больше кислорода по сравнению с выделяемой в то же время углекислотою. Кислород, накопленный в течение ночи, идет тогда на следующий день на образование углекислоты.

Опыты с дневным покоем показали сходные результаты, г. е. что при этом так же, как и во время ночного отдыха, накопляется кислород, который затем во время работы и движения потребляется для образования углекислоты.

Эти исследования необыкновенно важны в физиологическом отношении. Они не только объясняют нам необходимость ночного сна, но также и то, почему нам необходим отдых в течение дня и полный покой в воскресенье после шестидневной работы.

Отдых столь же необходим для телесного и умственного здоровья, как движение, пища, воздух и свет.

«Кто работает и отдыхает,

Тот врача совсем не знает».