Профессиональные факторы риска психического выгорания

Сравнительный анализ выгорания в различных профессиях (по результатам зарубежных исследований) затруднен тем, что авторы используют различный инструментарий для оценки психического выгорания. К тому же сопоставление данных зарубежных авторов осложняется различиями в социокультурных (ментальных) особенностях респондентов. С целью получения сопоставимых данных, позволяющих сравнивать профессиональные группы российских специалистов, было проведено исследование выгорания с помощью единого инструментария - опросника ПВ. Исследование (общая выборка 506 человек) позволило установить, что практически во всех группах специалистов «коммуникативных» профессий имеются достаточно большое количество лиц с высоким и средним уровнем выгорания. Все обследованные - представители «коммуникативных» профессий (по признаку преобладания в трудовой деятельности ситуаций напряженного делового общения). Содержание труда всех обследованных нами профессиональных групп системы «человек-человек» отличает:

- высокая насыщенность рабочего дня общением;

- большое количество разных по содержанию и эмоциональной напряженности контактов;

- высокая ответственность за результат общения;

- определенная зависимость от партнеров общения: необходимость понимания их индивидуальных особенностей, притязаний и экспектации, частые притязания на неформальные отношения при решении их проблем;

- конфликтные или напряженные ситуации общения, обусловленные недоверием, несогласием и проявляющиеся в различных формах отказа от дальнейшего взаимодействия (общения).

В результате сравнительного анализа специалистов различных профессиональных групп нами были обнаружены определенные отличия между ними как по типу выгорания, так и по количеству «выгоревших на работе». Наибольшее количество «выгоревших» наблюдается среди учителей средних школ: 71% учителей (из 54 человек) имеют высокое эмоциональное истощение и 64% - мотивационно-установочное «выгорание» (редукцию личных достижений). Врачи-терапевты и медсестры хирургических отделений наиболее часто характеризуются эмоциональным истощением и деперсонализацией, а медсестры реанимационных отделений чаще подвержены редукции личных достижений и самоэффективности. Большое количество лиц с высоким и средним уровнем «выгорания» обнаружено нами среди социальных работников.

В сфере коммерческой деятельности количество менеджеров с высоким уровнем эмоционального истощения составляет 29% у мужчин и 47% у женщин. При этом «выгорание» у менеджеров-мужчин чаще, чем у женщин, развивается по типу «деперсонализация» (интерперсональная отстраненность, жесткость и холодность межличностных отношений - glavsovet.ru). Среди женщин-менеджеров эмоциональное истощение встречается чаще, чем у менеджеров-мужчин. Однако менеджеры коммерческих организаций выгорают реже, чем служащие административно-государственных структур.

Очевидно, психологическая и социально-экономическая специфика предпринимательской деятельности как более творческая и динамичная (мобильная) играет не последнюю роль в противостоянии профессиональному выгоранию менеджеров по сравнению с более авторитарно-бюрократическими профессионально-ролевыми требованиями в административно-государственных организациях. Специалистами обнаружено, что выгорание у чиновников государственных (административных) структур характеризуется более широким спектром стресс-симптомов по сравнению с менеджерами коммерческих организаций и часто проявляется одновременно в аффективной (эмоциональной) и в мотивационно-установочной сферах.

В группах продавцов торговых центров количество лиц с высоким эмоциональным выгоранием составляет 38%. Высокий процент эмоционально «выгоревших» наблюдается у агентов по продаже недвижимости (риэлтеров): 30% у лиц со стажем 1-2 года и 46% у лиц с опытом работы 3-5 лет. Наименьшее количество «выгоревших» обнаружено у служащих коммерческих банков с небольшим стажем работы. По сравнению с ними у служащих, работающих с клиентами более 6 лет, высокий уровень выгорания встречается в среднем в 2 раза чаще, эмоциональное истощение - в 60%, деперсонализация - в 40%, а мотивационно-установочное редуцирование - в 60% случаев. Служащие с небольшим стажем в возрасте 21-25 лет имеют меньшую склонность к выгоранию, чем служащие старше 35 лет с большим стажем.

Полученные данные не позволяют пока определить, что в большей мере оказывает влияние на выгорание - возраст или стаж. Тем не менее есть основания полагать, что стаж работы банковских служащих - более 6 лет в системе «компьютер-клиент» - способствует развитию синдрома «выгорания». Данное предположение основывается на результатах корреляционного анализа. Значимая связь обнаружена между стажем и мотивационно-установочным редуцированием. Возраст не имеет значимых корреляций ни с одним из показателей выгорания.

Работники бюджетной сферы в большей мере подвержены эмоциональному истощению и мотивационно-установочному выгоранию по сравнению с персоналом коммерческих структур. Можно предположить, что фактором, опосредующим выгорание, является не только коммуникативная нагрузка (интенсивность, продолжительность и когнитивная сложность служебного общения), но и более низкое материальное вознаграждение, а также связанная с этим неудовлетворенность качеством жизни: переживание социальной несправедливости, незащищенность, потеря социальной престижности и ролевого статуса и др.

В «коммуникативных» профессиях продолжительные, многообразные и сложные когнитивно-эмоциональные ситуации общения с другими людьми предъявляют высокие требования к качеству отношений (доверительности, профессионализму, эмоциональной устойчивости и др.) и коммуникативной компетентности, поскольку от этого в наибольшей мере зависят результат данного взаимодействия и перспективы будущих деловых и интерперсональных контактов. Для «коммуникативных» профессий характерно ежедневное многообразие эмоционально и когнитивно-сложных ситуаций общения, высокая ответственность за результат коммуникации, частое отсутствие положительного результата или мотивационного подкрепления (положительной обратной связи - glavsovet.ru). Все перечисленные особенности служебного общения в той или иной мере представлены в обследованных группах специалистов. Очевидно, данные особенности интерперсонального общения выступают в качестве общих профессиональных стрессов для всех «коммуникативных» профессий. Этим можно объяснить большой процент лиц с высоким уровнем выгорания, обнаруженный в обследованных группах, что свидетельствует о наличии у данной категории работников «коммуникативных» профессий высокого риска снижения качества здоровья и субъективного благополучия, опосредованного профессиональными стрессами в ситуациях служебного общения.

Таким образом, к профессиональным факторам риска выгорания относятся:

- когнитивно-сложные коммуникации;

- эмоционально-насыщенное деловое общение;

- высокие требования к постоянному саморазвитию и повышению профессиональной компетентности;

- высокая ответственность за дело и за других людей;

- высокая динамичность и большое количество служебных контактов;

- необходимость быстрой адаптации к новым людям и быстро меняющимся профессиональным ситуациям;

- высокие требования к самоконтролю и интерперсональной чувствительности.

Наряду с этим потенциальными факторами риска выгорания могут быть экзистенциальные факторы:

- нереализованные жизненные и профессиональные ожидания;

- неудовлетворенность самоактуализацией;

- неудовлетворенность достигнутыми результатами;

- разочарование в других людях или в избранном деле;

- обесценивание и потеря смысла своих усилий;

- переживание одиночества;

- ощущение бессмысленности активной деятельности и жизни и др.

Несмотря на достаточно большое количество исследований по проблеме выгорания, остается значительный круг неразрешенных вопросов, возникающих в связи с данным феноменом .

Что в большей степени опосредует процесс «горения»? Личностные характеристики, профессия, организационная среда или ролевые позиции? Как и насколько препятствует выгорание профессиональному, духовному и личностному росту (самореализации)? Является ли выгорание следствием только эмоционально- и информационно-напряженных коммуникаций или же оно в большей мере - следствие экзистенциональной неудовлетворенности и переживания субъективного неблагополучия? Может ли выгорание быть следствием деструктивного семейного общения? Является ли выгорание кратковременной и обратимой психологической деформацией? Возможно ли восстановление психологической комфортности и реабилитация работников, страдающих от выгорания? Какие трудности испытывают те люди, которые взаимодействуют (работают, учатся, консультируются или лечатся) с «выгоревшими» специалистами? Какая помощь, когда и как может быть оказана «жертвам» выгорания и тем, кто общается с ними?

Эти и другие вопросы возникают при контакте с лицами, демонстрирующими высокую степень выгорания.