Нарушения психологического здоровья по поведенческим признакам

Нарушения психологического здоровья по поведенческим признакам

Ребенок должен учиться обобщать опыт, получаемый в процессе жизнедеятельности. Важно гармоничное взаимодействие человека с окружающей средой. Это предполагает гармонию между умением челове­ка адаптироваться к среде и умением адаптировать ее в соот­ветствии со своими потребностями. Следует особо отметить, что соотношение между приспособляемостью к среде и при­способлением среды не является простым равновесием. Оно зависит не только от конкретной ситуации, но и от возраста человека. Если для младенца гармонией можно считать при­способление среды в лице матери к его потребностям, то чем старше он становится, тем более необходимым становится приспособление его самого к условиям среды. Вступление че­ловека во взрослую жизнь характеризуется тем, что начинают преобладать процессы приспособления к среде, происходит освобождение от инфантильного «мир должен соответствовать моим желаниям». И человек, достигший зрелости, в состоянии поддерживать динамический баланс между приспособлением и изменением внешней ситуации.

Основываясь на таком понимании нормы, как динамичес­кая адаптация, можно заключить, что нормальному развитию соответствует отсутствие деструктивного внутриличностного конфликта. Общеизвестно, что внутриличностный конфликт характеризуется нарушением нормального механизма адаптации и усилением психологичес­кого стресса. Для разрешения конфликтов используется ог­ромное количество разных способов. Предпочтение того или иного способа определяется полом, возрастом, личностными особенностями, уровнем развития, преобладающими принци­пами семейной психологии индивида. По типу разре­шения и характеру последствий конфликты могут быть конструктивными и деструктивными.

Конструктивный конфликт характеризуется максималь­ным развитием конфликтных структур, он является одним из механизмов развития личности ребенка, приобретения новых черт, интериоризации и сознательного принятия моральных ценностей, приобретения новых адаптивных умений, адекват­ной самооценки, самореализации и источником положитель­ных переживаний. М. Кляйн отмечает, что «конфликт и потребность в его преодолении — это фундамен­тальные элементы творчества». Поэтому столь популярные сегодня идеи по поводу необходимости абсолют­ного эмоционального комфорта полностью противоречат зако­номерностям нормального развития ребенка.

Деструктивный конфликт приводит к раздвоению личности, перерастает в жизненные кризисы и ведет к развитию невроти­ческих реакций, угрожает эффективности деятельности, тормо­зит развитие личности, является источником неуверенности и нестабильности поведения, приводит к формированию устойчивого комплекса неполноценности, потере смысла жизни, дест­рукции существующих межличностных отношений, агрессивно­сти. Деструктивный конфликт неразрывно связан с невротичес­кой тревогой, причем эта взаимосвязь двусторонняя. При постоянном неразрешимом конфликте человек может вытеснить из сознания одну сторону этого конфликта, и тогда появляется невротическая тревога. В свою очередь, тревога порождает чув­ства беспомощности и бессилия, а также парализует способ­ность действовать, что еще более усиливает психологический конфликт. Таким образом, сильное стойкое повышение уровня тревоги, то есть тревожность ребенка, является показателем на­личия деструктивного внутреннего конфликта, показателем на­рушения психологического здоровья. Однако необходимо иметь в виду, что тревога не всегда проявляется явно и нередко обнаруживается только при глу­боком изучении личности ребенка.

Рассмотрим причины появления деструктивного внутреннего конфликта. Ряд авторов считают, что определя­ющими в возникновении и содержании внутреннего конфлик­та ребенка являются трудности, возникающие на разных ста­диях созревания его Я. Развитие на этих стадиях понимается в русле теории Э. Эриксона. Если в младенчестве не формируется базовое доверие к окружающему миру, это приводит к возникновению страха внешней агрессии. Несформированная в раннем возрасте самостоятельность (Я сам) мо­жет явиться причиной страха независимости и соответственно стремления к зависимости от мнения, оценок окружающих. Отсутствие инициативности, истоки которой берут начало в дошкольном возрасте, обусловит появление страха новых си­туаций и самостоятельных действий. Однако то или иное нарушение развития может быть скомпенсировано при адекватном воздействии и помощи со стороны взрослых.

В то же время в некоторых ситуациях происходит резонанс между нарушениями развития на детских стадиях и неблаго­приятными влияниями внешней среды, то есть совпадением со­держания конфликта, вызываемого внешними факторами, с со­держанием уже имеющегося внутреннего конфликта. Тем самым осуществляется усиле­ние внешними факторами внутренних трудностей ребенка и их последующее закрепление. Таким образом, именно резонанс можно считать определяющим в возникновении и содержании внутреннего конфликта ребенка

Какие внешние причины можно назвать факторами риска в плане возникновения резонанса? Для до­школьников определяющей является семейная ситуация, по­скольку влияние детского сада ею опосредуется. К примеру, ребенок, даже абсолютно неуспешный в детском саду, при поддержке семьи и создании ситуаций успеха в других облас­тях может не испытывать внутреннего конфликта, связанного с теми или иными трудностями в саду.

Соответственно все семейные факторы риска можно услов­но разделить на три группы:

  • нарушения психологического здоровья самих родителей, и
в первую очередь их повышенная тревожность или эмоциональная холодность;
  • неадекватный стиль воспитания ребенка, и в первую очередь гиперопека или сверхконтроль;
  • нарушения механизмов функционирования семьи, и в первую очередь конфликты между родителями или отсутствие

    одного из родителей.

  • Неблагоприятное влия­ ние на психологическое здоровье ребенка оказывает не сама актуальная или прошлая семейная ситуация, а субъективное восприятие ее ребенком, его отношение к ней. Ряд авторов описывают так называемых неуязвимых или жизнестойких де­тей, выросших в трудных условиях, но сумевших состояться в жизни. Почему же объективно неблагоприятная ситуация не оказала на них негативного влияния? Было проведено доста­точно глубокое изучение личностных особенностей молодых незамужних беременных женщин. Все они выросли в ситуа­ции материнского и отцовского отвержения, некоторые из них подвергались сексуальному и физическому насилию. Однако часть женщин продемонстрировала очень высокий уровень тревоги, другая — низкий, адекватный ситуации, причем вто­рая группа отличалась от первой тем, что женщины принима­ли свое прошлое как объективный факт, а родителей как ре­альных фигур, которые таковы, какие они есть. Уних отсутствовал разрыв между субъективными ожиданиями и объективной реальностью. Таким образом, вто­рая группа женщин отличалась от первой не прошлым опы­том, а отношением к нему. Эти выводы можно распространить на детей. Неблагоприятная семейная ситуация будет негативно влиять на ребенка только в том слу­чае, если она субъективно воспринимается им как неблагопри­ятная, если она служит источником страдания, чувства рев­ности или зависти к окружающим.

    Если внутренний конфликт имеет своим источником пробле­мы младенчества, то есть формирования недоверия к окружа­ющему миру, то резонанс — усиление и закрепление внутреннего конфликта — будет вызываться наличием высокого уров­ня тревоги у самих родителей, что внешне может проявляться как повышенное беспокойство по поводу ребенка (здоровья, учебы и т.п.) или как тревога в связи со своей профессиональ­ной деятельностью, взаимоотношениями друг с другом, ситуа­цией в стране. Дети в этом случае отличаются выраженным чувством незащищенности, ощущением небезопасности окру­жающего мира. Усиливают его педагоги, обладающие этим же чувством. Но они, как правило, прячут его под маской автори­тарности, иногда доходящей до открытой агрессии.

    Если внутренний конфликт сформировался в раннем воз­ расте (1—3 года), то есть у ребенка не появилась автоном­ная позиция, то к резонансу приведут гиперопека и сверхкон­троль, имеющийся в актуальной семейной ситуации. Под ав­тономной позицией понимается формирование потребности и умений чувствовать, думать, действовать самостоятельно. Ре­бенок с таким внутренним конфликтом будет страдать от чув­ства несвободы, необходимости соответствовать требованиям окружения и в то же время, будучи зависимым от окружения, избегать проявления самостоятельных действий. Усиливают это, как и в предыдущем случае, педагоги, сами имеющие тот же внутренний конфликт. Понятно, что внешне они научи­лись его не проявлять, хотя их стремление быть первыми, лучшими, а также супераккуратность, повышенная ответствен­ность и чувство времени могут свидетельствовать о наличии проблем, берущих начало в раннем детстве.

    В дошкольномвозрасте ребенок проходит через норматив­ный эдипов конфликт, важный для личностного развития. Мальчики направляют большую часть нежных «обладательных» стремлений на мать, девочки — на отца, соответственно однополый родитель становится соперником. При благоприятных обстоятельствах эдипов конфликт завершается идентифи­кацией с эдиповым соперником, обретением спокойствия и формированием сверх-Я. Особенно важно, что в процессе идентификации с родителями ребенок включает в свое еще неокрепшее Я сильное Я родителей, тем самым существенно укрепляя собственное Я.

    Можно утверждать, что для ребенка-дошкольника особую важность имеют семейные взаимоотношения. Однако конф­ликты, развод или уход из жизни одного из родителей могут привести к нарушению эдипова развития. Так, в случае раз­вода родителей или конфликтов между ними он заменяется на конфликт лояльности. Как указывает Г. Фигдор в книге «Дети разведенных родителей. » (1995), конфликт лояльности заключается в том, что ребенок вынужден выбирать, на чьей стороне он находится: на маминой или на папиной. И если он проявляет любовь к одному из родителей, под угрозой оказы­ваются его отношения с другим. Следствием конфликта лояль­ности может явиться развитие тех или иных невротических симптомов: страхов или фобий, сильно выраженной общей го­товности к реагированию, излишней покорности, недостаточ­ности фантазирования и т.п. При этом ребенок чувствует свою ненужность, покинутость, поскольку переживание родителями супружеских конфликтов отвлекает их внимание от эмоцио­нальных трудностей ребенка. Более того, нередко нарушения в развитии ребенка в той или иной степени используются ро­дителями в ссорах, а его душевные страдания вменяются в вину друг другу. Возможен несколько иной вариант, когда ро­дители частично переносят на ребенка свои негативные чув­ства к партнеру, что делает их отношения довольно противо­речивыми, имеющими существенный агрессивный компонент. Необходимо отметить, что конфликты между родителями или развод далеко не всегда имеют такие выраженные неблагопри­ятные последствия, а только тогда, когда родители бессозна­тельно или осознанно привлекают детей в качестве союзников вборьбе друг против друга. Иногда к такому же итогу приво­дит рождение в семье второго ребенка, в особенности, если до этого старший являлся кумиром семьи. У ребенка появляется чувство оди­ночества. Однако оно нередко возникает у дошкольника и в полной семье, если у ребенка нет возможности вступать с родителями и эмоционально близкие отношения. Причинами этого может быть сильная занятость родителей или стремление заниматься собственной жизнью. Достаточно часто такой ребенок живет рядом с эмоционально холодной матерью, замкнувшейся в собственном одиночестве. Нередко такую семью дополняет одинокий отец. По сути дела, одинокий ребенок страдает от отсутствия сопричастности к людям, поэтому ощущает свою слабость и малоценность.

    Однако один и тот же внутренний конфликт по-разному проявляется внешне в зависимости от стиля поведения ребен­ка в конфликте. Современные исследователи выделяют два основных дест­ руктивных стиля поведения в конфликте. пассивный и ак­ тивный. Пассивный стиль поведения характеризуется стремлением ребенка приспособиться к внешним обстоя­тельствам в ущерб своим желаниям и возможностям. Некон­структивность проявляется в его ригидности, в результате чего ребенок пытается полностью соответствовать желаниям окружающих. Ребенок с преобладанием активных средств, на­оборот, занимает активно-наступательную позицию, стремится подчинить окружение своим потребностям. Неконструктив­ность такой позиции заключается в негибкости поведенческих стереотипов, преобладании экстернального локуса контроля, недостаточной критичности.

    От чего зависит выбор ребенком активных или пассивных средств? По мнению Л. Крейслера, «пара "активность — пассивность" появляется на сцене уже в первый период жизни» (см. Мать, дитя, клиницист, 1994, с. 137), то есть даже младенцев можно различить по преобла­данию активного или пассивного поведения. Более того, уже в младенчестве дети с линией активности и линией пассивностипроявляют различные психосоматические симптомы, напри­мер, пассивные дети склонны к тучности. Можно предположить, что склонность ребенка к активным или пассивным средствам во многом определяется темпераментными особен­ностями, закрепленными, естественно, условиями развития. Ребенок может в разных ситуациях использовать и тот, и другой стили, например, в детском саду и дома. По­этому можно говорить лишь о преобладающем стиле поведе­ния для конкретного ребенка. Основываясь на стиле поведения в конфликте и его содержании, можно со­ставить классификацию нарушений психологического здоро­вья детей.

    Классификация нарушений психологического здоровья по поведенческим признакам