Предчувствие землятресения

«Завтра не сиди дома. »

Эти размышления тревожат меня уже давно. Время от времени я к ним возвращаюсь. Они расплывчаты, не оформлены, ибо информации для них мало, ничтожно мало, но и разрозненных фактов подчас бывает достаточно, чтобы высечь идею и выбрать путь исследований.

Интересно, что нащупали, предугадали тему писатели. Именно они, а не ученые, первыми отметили явление. Тот, кто занимается или интересуется проблемой землетрясений, не мог не обратить внимания на несколько мест в недавних летературных публикациях. Правда, оба произведения, примеры из которых я приведу ниже, полуфантастические, но ведь как часто фантастика предугадывала развитие науки, если основывалась на жизненных реалиях.

В 1981 году советские читатели познакомились с повестью болгарского прозаика П. Вежинова «Измерения». Приведу из нее маленький отрывок.

«- Завтра будет землетрясение! - прошептала бабушка.- И как раз над нами обрушится потолок. Слушай, Манол, слушай, мой мальчик. Завтра не сиди дома. Собери ребятишек и уходите подальше в луга - щеглов половите, синиц. На следующее утро мы отправились ловить птиц. Внезапно птицы на секунду затихли и вдруг с громким криком сорвались с места. И случилось то, что должно было случиться. Земля под ногами вдруг прогнулась, как живая, потом качнулась так сильно и резко, словно мы сидели на спине гигантского буйвола. »

14 апреля 1928 года Болгарию поразило исключительно сильное Пловдивское землетрясение. О нем и говорится в повести.

Или вот роман В. Орлова «Альтист Данилов»: «Данилов почувствовал себя скверно. Его тошнило. Кружилась голова. Билось сердце. И неприятнее всего было ощущение беспокойства, тоски пли даже безысходности. Минут десять. Потом прошло. Наутро Данилов развернул в троллейбусе газету и. увидел заметку: в Турции был зафиксирован подземный толчок силою в семь-восемь баллов. Именно в те минуты и было Данилову плохо. В те десять минут».

И далее: «Особенно чувствительны к колебаниям люди, обладающие развитым ощущением ритма. Прежде всего музыканты. Одному ташкентскому мальчику, ученику по классу фортепиано, было плохо за несколько часов до известного всем толчка».

Между прочим, магнитно-ионосферная станция в двадцати пяти километрах от Ташкента накануне землетрясения 26 апреля 1966 года уловила изменения в ионосфере, а за пять часов до события самописцы ташкентской гидрометеослужбы зафиксировали аномалии электростатического поля приземной атмосферы. За несколько часов до утренней катастрофы в эпицентре готовящегося землетрясения начали самопроизвольно светиться лампы дневного света, искрили близкие, но не соприкасавшиеся друг с другом провода.

Авторы приведенных отрывков почувствовали, что здесь может крыться явление.

А теперь - несколько отвлечений, которые на самом деле, скорее, приближение к теме.

Отвлечение первое - житейское

Американские медики опубликовали наблюдения над состоянием некоторых людей перед подземными возмущениями. У тридцатипятилетней жительницы одного из небольших городов на западе Соединенных Штатов Шарлотты Кинг головные боли предшествуют резким усилениям местной сейсмической н вулканической активности. По этому признаку Ш. Кинг предсказала извержение вулкана Сант-Хелен 9 мая и калифорнийские землетрясения 26 апреля и 17 июля 1981 года. Это сообщение не содержит необходимых для критического анализа исходных данных, и потому по существу его проверить трудно. Но допустить справедливость вполне возможно.

Покопавшись в специальной литературе тех лет, когда сейсмология в значительной мере оставалась описательной, можно найти отдельные прочно забытые сведения.

Например, случаи, когда перед землетрясениями у некоторых люден отмечалась неясная тревога и томление (перед Ашхабадским землетрясением 1948 года), головная боль (перед Казанджикским землетрясением 1946 года), тоскливое и крайне беспокойное состояние (землетрясение 1899 года в Карее). Возможно, и кое-кто из читателей журнала испытал нечто подобное и захочет поделиться своими воспоминаниями. Такие сообщения не имеют силы научных фактов, но могут побудить медиков к научным наблюдениям.

Отвлечение второе - медицинское

Пока что приходится констатировать: специальные медицинские обследования перед землетрясениями не проводились. Поэтому квалифицированными детальными наблюдениями наука не располагает. Может быть, для нашей цели можно использовать медицинские наблюдения во время землетрясений?

Насколько известно, только при Ташкентском землетрясении удалось изучить влияние подземных толчков на состояние здоровья людей. На статистическом материале медики убедительно показали увеличение в Ташкенте в 1966 году по сравнению с предыдущими и последующими годами острых приступов стенокардии, инфаркта миокарда, гипертонических кризов, нарушений мозгового кровоснабжения, эндокринных заболеваний. Отмечена прямая зависимость количества сосудистых заболеваний от силы и частоты подземных толчков. Появился даже такой медико-сейсмологический термин: «синдром землетрясения».

Проведено одно строгое исследование течения болезни у гипертоников перед и после землетрясения. Гипертонические кризы в течение пятидневки за год до землетрясения возникали столь же редко, как и в течение пяти дней перед землетрясением. За пятидневку после первого толчка в Ташкенте число кризов возросло и увеличилась их тяжесть.

В середине 1982 года появилась еще одна публикация. Ташкентские сейсмологи и медики проанализировали статистические данные по вызовам врачей «скорой помощи» перед восьмибалльным землетрясением 11 декабря 1980 года с эпицентром вблизи города. Количество вызовов выросло в течение десяти дней перед землетрясением в три раза с пиком за три дня до события. К сожалению, этот период пришелся на ежегодное увеличение простудно-гриппозных заболеваний в городе, и интерпретация не может быть однозначной. Когда обработали данные о вызовах раздельно по наиболее близкому и наиболее удаленному от эпицентра участкам, оказалось, что количество вызовов перед землетрясением резко увеличилось в первом случае и совсем не изменилось, во втором. По отдельности были рассмотрены заболевания психические, сердечно-сосудистые и нервной системы. Перед землетрясением - за шесть дней - наблюдался максимум (до 230 процентов) психических заболеваний. Сами исследователи признают результаты предварительными, и действительно, в методике еще много неясного. Но главное - исследования начаты и пути нащупываются.

Промелькнуло сообщение об исследовании болгарских ученых в этой области. По их наблюдениям, некоторые даже здоровые люди за несколько часов до землетрясения ощущали безотчетный страх, головокружение, слабость.

Конечно, один-два примера ни о чем не говорят. Нужны и массовые, и более тонкие исследования, да и подбор людей-детекторов должен быть избирательным.

Предощущение людьми землетрясений не имеет пока не только научного объяснения, но и строгого научного подтверждения. Между тем сама проблема возникла и становится все более явной и актуальной.

Отвлечемся теперь от землетрясений - это будет, однако, научным приближением к главной теме. Для выяснения существа возможных воздействий на человека предшествующих землетрясениям процессов придется воспользоваться данными наук, досконально изучающих воздействие на человека различных физических полей и поведение человека в разных условиях.

Первое научное приближение - гелиобиологическое

Какие невидимые, не фиксируемые нашими обычными чувствами причины могут лежать в основе «предчувствия» землетрясений человеком? Прежде всего естественно обратить внимание на электромагнитные поля.

Воздействие естественных электромагнитных полей на организм человека изучает гелиобиология. Еще в начале века А. Л. Чижевский выявил чувствительность нервной системы человека к колебаниям солнечной активности. При возрастании солнечной активности изменяется функциональное состояние нервной системы, нервно-психический тонус человека. Недаром в дни повышения солнечной активности увеличивается количество несчастных случаев, происходит обострение психических заболеваний, повышается смертность от инфарктов миокарда и инсультов. Но что такое повышение солнечной активности для Земли? Это изменения в геомагнитном поле, увеличение поглощения радиоволн в ионосфере и другие явления. Задолго до эры спутников было известно, что качество земной радиосвязи зависит от событий на Солнце. Спутниковые наблюдения доказали зависимость состояния тропосферы нашей планеты от солнечной активности. Колебаниям числа солнечных пятен соответствуют изменения напряженности магнитного поля Земли. Солнечные магнитные поля создают в земной ионосфере электрические токи.

Влияние электрических и магнитных полей на самочувствие человека не вызывает сомнения. Гелиобиологи полагают, что усиление солнечной активности, то есть изменения в геомагнитном поле, начиная с определенного уровня, могут восприниматься

людьми как сигнал тревоги. Клинические исследования показали, что человеческий организм, вне всяких сомнений, реагирует на усиление солнечной активности. На сердечно-сосудистую систему, например, воздействуют электромагнитные поля с частотой в несколько герц, нервная система чувствительна к полям в широком диапазоне частот.

Гелиобиологические исследования в нашей стране и за рубежом четко установили: возмущения электромагнитного фона влияют на всех представителей биосферы - от бактерий до человека. Изменение электромагнитных полей безусловно сказывается на нервно-психическом состоянии и самочувствии людей, в первую очередь больных. Запомним этот факт. Он имеет для нашей темы принципиальное значение, подтверждая реальную возможность ощущения, во всяком случае некоторыми людьми, возмущений естественного электромагнитного поля.

Второе научное приближение - электромагнитобиологическое

Еще один путь к оценке степени и условий воздействия электромагнитных полей на живые организмы и человека - лабораторные эксперименты. Этим путем давно и успешно идет электромагнитная биология, имеющая дело с искусственными и контролируемыми электромагнитными полями.

История электромагнитной биологии полна примеров открытий и опровержений. Долгие годы, по-видимому, сказывалось и различие методик, и работа на пределе чувствительности организма. Но для нас важно одно: было обнаружено, что эффекты воздействия электромагнитного поля зависят от индивидуальных особенностей людей и не всегда вновь воспроизводятся.

Возможность влияния слабых электромагнитных полей на функции нервной системы подтверждена теперь в нескольких лабораториях по обе стороны Атлантики. Эти поля, как установлено, могут изменять электрическую активность мозга, изменять и нарушать формирование навыков и так далее.

Имеется целая серия опытов, доказывающих влияние магнитного поля не только на организм в целом, на его отдельные органы (преимущественно на мозг), но и на различные ткани и клетки, в первую очередь нервные. Среди электромагнитных волн множества частот и разного происхождения (естественного - космического и земного, искусственного - промышленного и лабораторного) наиболее активными оказываются волны с частотами, близкими к естественным электромагнитным полям. Самым сильным биологическим эффектом обладают переменные магнитные и электромагнитные поля с частотами, близкими "к биоритмам мозга. И если пульсации геомагнитного поля не всегда воздействуют на организм людей, то это можно объяснить разными соотношениями таких параметров, как интенсивность, градиент, вектор, частота и форма импульсов, экспозиция и локализация. Очевидно, очень многое здесь зависит от индивидуальных особенностей и состояния человеческого организма.

Биофизики и психофизики на ряде опытов продемонстрировали, что человек может воспринимать колебания геомагнитного поля не только бессознательно,- отдельные люди способны ощущать их, то есть обладают сенсорной реакцией, особенно при частоте порядка 10 герц. А эта частота как раз соответствует частоте электроэнцефалограммы мозга человека. Испытуемые ощущают в таких случаях чувство тяжести, «мурашки», покалывание.

Вопрос к науке, которой еще нет

А существуют ли не только космические или искусственные, лабораторные, но и реальные земные геомагнитные поля? Обусловленные Солнцем геомагнитные пертурбации, строго говоря, нельзя исключить из арсенала возможных явлений-предвестников, но все же причины и предвестники земные кажутся более реальными и важными для рассмотрения. Одним словом, надо ответить на вопрос, могут ли проявляться и проявляются ли перед землетрясениями нарушения внутриземных электромагнитных полей и создают ли они импульсы, способные воздействовать на нервно-психическую систему человека?

Явления, которые нас интересуют, относятся по существу к геобиологии. Но пока нет не только такой науки, но и такого названия.

Мы уже начали» привыкать к парадоксу: ученые, а вместе с ними и широкая публика, гораздо лучше представляют некоторые космические явления, чем собственно земные. Именно потому, что геобиологии пока не существует, нам понадобились приближения к интересующей проблеме через гелиобиологию и электромагнито-биологию. Однако и геофизика может сказать свое слово. Это, кстати, последнее сегодняшнее слово отечественной геофизики и, как можно думать, первое слово мировой геофизики завтрашнего дня. Перед некоторыми землетрясениями на земной поверхности и в атмосфере зарегистрированы импульсные возмущения электромагнитного излучения. Интенсивность излучения может увеличиваться за несколько суток, часы и десятки минут до землетрясения и длиться несколько минут. Наблюдения пока не обнаружили строгой связи между магнитудой, эпицентральным расстоянием землетрясения и «амплитудой» электромагнитного сигнала, временем его проявления. Но ясно, что величина возмущения в общем возрастает по мере приближения к эпицентру и с увеличением магнитуды землетрясения. При отсутствии связи с атмосферными и солнечно обусловленными возмущениями это может свидетельствовать о геофизической, земной в прямом смысле, природе таких возмущений. Недавно группа исследователей Института физики Земли имени О. Ю. Шмидта Академии наук СССР выдвинула интересную гипотезу: наблюдаемые эффекты обязаны своим появлением возбуждению в земной коре электромагнитных импульсов. Эти импульсы возникают при трении и разрушении горных пород на стадиях, предшествующих землетрясению. Гипотеза имеет некоторые лабораторные подтверждения, но натурных наблюдений пока нет.

В том, что подобные импульсные электромагнитные излучения внутриземной природы могут воздействовать на людей, как и на животных, теперь уже трудно сомневаться. Почему же до середины XX века вопрос о воздействии электромагнитных полей на организм людей вообще практически не возникал? Что же, приходится допустить, что человек, выделившись из животного царства путем развития психических способностей, трудовых навыков, языка, одновременно утратил чувствительность к рядовым и экстраординарным явлениям окружающей среды. Действительно, мы менее чувствительны по сравнению с животными, например, к запахам и звукам. Но, может быть, именно высокая нервная организация и выработка физиологических защитных механизмов на клеточном уровне, то есть лучшая адаптация к часто повторяющимся изменениям среды, лишила нас чувствительности к очень редким и потому как бы не« учтенным эволюцией воздействиям? И только люди с нарушенными защитными механизмами - обычно больные или старые, или особенно чувствительные - способны воспринимать и фиксировать аномальные сигналы.

Наши бабушки, случалось, предсказывали непогоду по ломоте суставов, когда в природе еще, казалось, ничто не предвещало ненастья. И их предсказания чаще всего оправдывались. Стоит ли отмахиваться от сейсмических предсказаний особо чувствительных людей? Не вернее ли будет развернуть специальные медико-геофизические исследования в подверженных землетрясениям районах? И для начала хотя бы установить квалифицированный контроль над людьми с особо чувствительной нервной организацией.

Если в очагах готовящихся землетрясений возникает излучение, а среди людей имеются восприимчивые к такого рода излучению, то не следует ли подумать о том, как зафиксировать предупредительные сигналы Земли, принимаемые человеком?

Конечно, пока не разработан научный способ восприятия импульсов не приборами, а отдельными, особо чувствительными людьми, не следует увлекаться прогнозами и каждую головную боль принимать за сигнал из подземного очага. Но все-таки, коль идея родилась, она должна подвергнуться проверке экспериментами и всесторонними исследованиями.

А. Никонов, доктор геолого-минералогических наук