Предваряя постановку проблемы, мы хотели бы остановиться на основных аспектах РКД применительно к условиям нашей страны.

Прежде всего, следует заметить, что в настоящее время в России осуществляются запуски ракет, двигатели которых работают как на жидком, так и на твердом топливе. Твердотопливные космические аппараты экологически наиболее безопасны. Именно им будет, по-видимому, отдано предпочтение на новом космодроме Свободный. Наряду с этим в течение многих лет в отечественной космонавтике интенсивно эксплуатировались и продолжают использоваться жидкотопливные ракеты. Как раз с их запусками и связано подавляющее большинство проблем экологической безопасности и безопасности жизнедеятельности населения.

Характеризуя виды ракет и применяемое в их двигателях топливо, отметим лишь основные их типы, пуски которых обуславливают наибольший риск возникновения экологической дестабилизации на территориях, прилежащих к пусковым площадкам, и в подтрассовых районах. К таким типам космических летательных аппаратов относятся ракеты классов «Протон», «Циклон», «Циклон-М», «Космос». Отделяющиеся ступени этих ракет-носителей содержат токсичные компоненты ракетных топлив. Стоит заметить, что наибольшую опасность для растительного и животного мира представляет падение первых ступеней, в топливных магистралях которых находится достаточно значительное количество топлива и окислителя. В то время как вторые ступени, разрушаясь на больших высотах (порядка 35-50 км), падают в виде относительно мелких обломков, а остатки топлива рассеиваются в атмосфере.

С учетом того, что проблемы Байконура сегодня - это проблемы Казахстана, на территории России наибольшей экологической опасности, обусловленной РКД, оказался подвержен Север Европейской части страны. Это, прежде всего, Архангельская область, Ненецкий автономный округ (НАО) и Республика Коми. Именно в этом регионе расположены основные поля падения РКТ. Причем, если территориям, расположенным за Уралом, угрожает загрязнение в основном лишь в связи с падением обломков вторых ступеней, то наша область вместе с НАО становится лидером как по числу районов падения (РП) отделяющихся частей ракет-носителей, так и по степени загрязнения этих регионов. Так как именно на эти площади падают первые ступени с остатками невыгоревшего токсичного топлива.

Несколько слов о ракетном топливе. Сведения об основных компонентах ракетных топлив не относятся к разряду секретных. Они опубликованы в многочисленных источниках, в том числе и в бюллетенях ВОЗ (Гидразин, 1996). В качестве основных элементов горючего в ракетных двигателях используются такие вещества, как несимметричный диметилгидразин (НДМГ), азотные окислители (азотный тетраоксид - АТ и азотная кислота - АК), углеводороды (керосин, нафтил и синтин), криогенные окислители (жидкий водород и жидкий кислород). Считается, что криогенные окислители не оказывают вредного воздействия на окружающую среду. Проблемы загрязнения последней связаны преимущественно с токсичностью для биоты НДМГ, АТ, АК и керосина, а также продуктов их деградации в почве, воде, тканях растений и животных.

Учитывая специфику РКД, необходимо заметить, что возникающие при этом проблемы экологического характера на гражданских объектах могут быть обусловлены несколькими причинами. Во-первых, это воздействие компонентов ракетных топлив и продуктов их сгорания как при штатных, так и при аварийных запусках непосредственно вблизи пусковых площадок. Во-вторых, загрязнение окружающей среды высокотоксичными компонентами ракетных топлив в районах падения отделяющихся частей ракет-носителей. В-третьих, замусоривание районов падения металлоломом. И, наконец, воздействие на верхние слои атмосферы, влекущее изменения в ее составе (в том числе и уменьшение, хотя и не очень существенное и продолжительное, озонового слоя).

Касаясь риска возникновения экологической дестабилизации на гражданских объектах, расположенных вблизи пусковых площадок ракетной техники, заметим, что он обусловлен преимущественно нештатными ситуациями при аварийных запусках, а также атмосферными переносами продуктов сгорания топлива, содержащихся в выбросах из сопел ракетных двигателей (Пономаренко. 1996). Аналогичные ситуации весьма вероятны и в районах падения ОЧРН.

Траектории полета ракет при пусках выверены настолько, что специалисты всегда точно знают координаты падения ступени ракеты. На территории как Архангельской области, так и других субъектов Федерации выделены заранее согласованные с Минобороны районы, так называемые поля, или районы, падения. Таких РП в нашей области несколько. Наиболее интенсивно используется РП «Койда» в Мезенском районе. И хотя ракетчикам известно, куда упадет тот или иной блок, это далеко не всегда известно жителям населенных пунктов, расположенных вблизи РП. Система оповещения гражданского населения, к сожалению, практически не работает. И это тоже одна из нерешенных проблем безопасности РКД. Проблема очень серьезная. Так как, кроме обозначенных выше процессов загрязнения атмосферы непосредственно продуктами горения топлива (а это шлейф токсичных веществ, тянущийся на многие сотни и тысячи метров), при падении ступени ракеты возможен взрыв с разбрасыванием вокруг нее обломков (что относится, кстати, к категории штатных ситуация пуска). Разрушение баков с горючим сопровождается интенсивным испарением топлива, загрязнением атмосферы, почвы, грунтовых и поверхностных вод. При этом следует помнить, что в топливных магистралях отделяющихся частей жидкотопливных ракет содержится масса опасных для человека и животных веществ. Это, в одних случаях, гидразин и его производные с азотным окислителем, в других - остатки углеводородного горючего (керосина). Азотный тетраоксид вызывает кислотные ожоги растений, гибель гидробиоты и микрофлоры почвы. Керосин, очень устойчивый в почве и почти не разрушающийся химическим путем, накапливаясь в водоемах, ведет, в конечном итоге, к уничтожению нерестилищ рыб. Но наибольшую опасность из множества компонентов ракетных топлив представляет гидразин, который, по данным экспертов Всемирной организации здравоохранения, являясь веществом 1-го класса, вызывает тяжелые отравления даже в малых дозах. По иронии судьбы, гидразин в небольших дозах выступает для растительности в роли удобрения. Но птицы, рыбы и дикие животные, поедающие эти растения и пьющие зараженную воду, становятся опасными для человека. Возникает драматическая экологическая цепочка «загрязненная среда обитания - растения - животные и рыба - человек». Опасно как вдыхание, так и поступление гидразина через кожные покровы и желудочно-кишечный тракт (Ю.М. Антонов, 1995; ВОЗ, 1996). Экспериментальные исследования на животных свидетельствуют о его канцерогенном и мутагенном эффектах (ВОЗ, 1996). Клиническая картина отравления гидразином зависит от пути поступления его в организм, дозы и длительности воздействия. Она настолько полиморфна (от легкой тошноты до тяжелых бронхоспазмов, нейротоксикоза и поражения печени) и настолько неспецифична, что трудно доказать, чем именно вызваны наблюдаемые явления. Верифицированный диагноз возможен лишь при определении в крови гидразина или продуктов его деградации (НДМГА).

Таким образом, реально наибольшую опасность для растительного, животного мира и человека представляет токсичное гидразиновое топливо в местах его пролива (районы падения ОЧРН и участки аварийных проливов вблизи пусковых площадок).

РП формально находятся во временном отчуждении, а поэтому ведение сельскохозяйственной деятельности, охота, рыболовство, выпас скота на них запрещены, однако, на практике это почти не соблюдается. Архангельская область, НАО и Республика Коми, на которых сосредоточены основные районы падения ОЧРН, представляют собой территории с огромным количеством промысловых озер и густой сетью мелких рек, многие из которых являются нерестилищами для проходных рыб. Это также места выпаса оленей и сенокосные угодья. Замусоривание РП упавшими ступенями ракет-носителей на многие годы делает непригодными их для природопользования человеком. В соответствии с действующим законодательством (1995), реабилитация выделенных из хозяйственной деятельности земель должна проводиться за счет и силами тех военных ведомств, которые повинны в возникших экологических бедствиях. Однако на самом деле эти постановления правительства не выполняются.

Наиболее серьезная проблема для медицинской науки и практики заключается в том, что при загрязнении среды обитания токсичными компонентами ракетных топлив существует реальная угроза для здоровья людей, проживающих на территориях, подверженных влиянию РКД.

Рекогносцировочные исследования в районах падения ОЧРН и подтрассовых зонах полета ракетной техники, проведенные специалистами Архангельской государственной медицинской академии совместно с бригадой врачей из г. Москвы, показали, что вероятность отравления компонентами ракетных топлив представителей животного мира и человека весьма высока. Население собирает на территориях, содержащих ОЧРН, грибы и ягоды, занимается охотой и рыболовством, а также использует их в качестве сенокосных угодий и выпасов для оленей. Имели место и нештатные ситуации, когда упавшая ступень перегораживала русло судоходной реки. Далеко не все ОЧРН локализованы, и определены не все координаты их падения. Это означает, что есть озера, на дне которых покоятся обломки ракетной техники, а вода этих водоемов заражена. В соответствии с данными паспортизации РП ОЧРН в отдельных воронках концентрации НДМГ достигают многих десятков ПДК даже через год после падения ступени. А как указывается в справочнике по гидразину (ВОЗ, 1996), это вещество представляет реальную угрозу живому даже в самых бесконечно малых дозах.

Характерно, что обычные методы обследования жителей этих районов, равно как и анализ отчетов медицинских статистиков, оказались малоинформативными. Они не позволили объяснить многие факты, установленные в процессе выборочных медицинских осмотров населения и анализа заболеваемости в Мезенском и Плесецком районах. Применение комплекса биохимических, функциональных и морфологических методов позволило специалистам медакадемии г. Архангельска обнаружить у большого числа обследованных признаки нарушений функции печени с явлениями ее функциональной недостаточности, выраженные анемии и лейкопении, а также явления эндогенной интоксикации неясного генеза.

Так, в соответствии с программой НИР «Оценка здоровья населения, проживающего в районах влияния полигона Плесецк», в экспедиционных условиях врачебной бригадой сотрудников медицинской академии обследовано население двух сел - Долгощелье (Мезенский район) и Тарасово (Плесецкий район). Первое располагается вблизи района падения ОЧРН «Койда», другое - в подтрассовой зоне, примерно в 50 км от полигона Плесецк.

Проанализирована заболеваемость населения в Долгощелье и Тарасово по данным выкопировки диагнозов из амбулаторных карт. В структуре патологической пораженности болезни системы пищеварения как системы-мишени гепатотропных ядов, к которым относятся компоненты ракетного топлива, выходят на 3 место.

Предварительные результаты обследования населения позволяют констатировать следующие факты:

1. По данным биохимического исследования, у 79% обследованных жителей с. Долгощелье и у 90% - Тарасово имеются патологические изменения. В том числе признаки нарушения функции печени выявлены более чем у 50%. Характерна гипоферментемия как проявление функциональной недостаточности печени (от 20 до 50% обследованных).

У более чем 40% лиц установлено наличие эндотоксемии, обусловленной нарушением функции гепатобилиарной системы.

2. Результаты ультразвукового исследования свидетельствуют о высокой частоте признаков поражения гепатобилиарной системы, особенно в Тарасово (Плесецкого района) - до 90,8% обследованных. Значительно чаще, чем в районах сравнения (с. Майя, Якутия), в данных районах имеет место поражение собственно паренхимы печени, что является косвенными признаками токсического влияния веществ неизвестного происхождения.

3. По данным анализа периферической крови у взрослого населения, наряду с анемиями и лейко-лимфопениями достаточно часто наблюдается токсическая эозинофилия (от 21 до 44% в разных группах), что служит проявлением экзотоксемии неизвестного генеза.

4. Среди обследованных детей анемии и лейкопении обнаружены у 38 и 20% в Тарасово и у 8 и 26% в Долгощелье, соответственно.

5. Признаки вегетативной дестабилизации, по данным симметрийного анализа ЭКГ, выявлены у 78% жителей с. Долгощелье.

6. Психофизиологическое обследование жителей с. Долгощелье позволило установить, что у 80,8% имеется та или иная степень депрессивных состояний, что более чем в 5 раз выше, чем в Архангельске.

Таким образом, установлено, что у обследованного населения районов, находящихся в зоне влияния космодрома, имеются признаки, свидетельствующие о наличии вегето-астенического синдрома, интоксикации неясного генеза, функциональной недостаточности печени и морфологических изменений ее структуры. Установленные клинические проявления в соответствии с рекомендациями НИИ гигиены и профпатологии (г. Санкт-Петербург) по диагностике отравлений гидразином и его производными вполне могут рассматриваться как проявления экзотоксемии, обусловленной воздействием компонентов ракетного топлива. Особенно при наличии в анамнезе у большинства обследованных инцидентов контакта с токсичными компонентами топлив. Однако дальнейшие исследования ввиду отсутствия финансирования в настоящее время прекращены, а делать решающее заключение без проведения контрольных исследований в районах сравнения («экологически чистых») не корректно.

И все же, несмотря на имеющиеся проблемы с оценкой причин негативных изменений в здоровье жителей районов, находящихся в зоне явного влияния РКД, можно с уверенностью говорить, что риск получить отравление в районах, где находятся поля падения ОЧРН, весьма высок.

Результаты проведенных исследований показывают настоятельную необходимость создания на территории области стационарного мониторинга за состоянием окружающей среды, природных систем и здоровьем населения этих территорий.

В попытках отстоять интересы области и ее жителей за период с 1992 по 1997 годы по инициативе и при участии администрации Архангельской области и департамента по охране окружающей среды состоялось около десятка совещаний различного уровня, от местного до всероссийского масштаба. На них рассматривались вопросы взаимодействия ракетно-космических ведомств и области. Последнее такое совещание прошло 21 апреля в г. Архангельске. В его работе участвовали представители космодрома, ракетно-космического агентства, экологи Министерства обороны, Госкомэкологии и регионов России, территории которых находятся в зоне влияния космической деятельности, а также ученые из Москвы, Санкт-Петербурга и Архангельска, в том числе и разработчики ракетного топлива.

Задачей совещания было объединение усилий администраций областей по решению проблемы взаимодействия между субъектами Федерации и Минобороны России при осуществлении космической деятельности и согласование договорных отношений. В итоге форма договора выработана и принята.

На совещании была одобрена комплексная программа «Экологический мониторинг на территориях, находящихся в зоне влияния ракетно-космической деятельности», разработанная учеными г. Архангельска. Признано необходимым проведение научно-исследовательских работ по 7 основным разделам программы, включающим как оценку состояния экосистем (растительного, животного мира, человека), так и разработку системы мониторинга и методики расчета риска нанесения ущерба природе и человеку в результате РКД, а на Архангельский объединенный научный центр (АОНЦ) рекомендовано возложить обязанности головного исполнителя данной НИР.

В итоговом документе совещания «Обращение к председателю правительства РФ В.С. Черномырдину» указывается, что космическая деятельность на территории России требует особого режима обеспечения экологической безопасности и безопасности населения. Необходима разработка и введение механизма компенсаций населению территорий, находящихся в зоне влияния ракетно-космической деятельности, за тот реальный риск нанесения ущерба здоровью, который возникает в результате РКД.