Отрицательное влияние социально-значимой информации на общественное здоровье

Финансово-экономическая информация и общественное здоровье.

Информация, как экономическая категория, составляет одну из главнейших характеристик «постиндустриальной» эпохи. Оценки «ценности», «стоимости», «цены», «экономики» — тоже можно отнести к информационным процессам, формирующим мнение индивидуальное или коллективное. Великие умы XX века способствовали формированию благополучного информационного фона для устойчивого развития экономики (Приложение 2). Но удалось ли всех осчастливить, или, хотя бы не нанести вреда, при том, что: «Наличные — не единственная связь человека с человеком. Экономика — наука зловещая» (Т. Карлель, XIX век).

Экономическая информация все более воздействует на здоровье, как отдельного человека, так и человеческих сообществ. Информация, значимая в финансово-экономической сфере, при неожиданных ее изменениях, влияет на развитие «финансового стресса» (R.Thara, 1994). Такой финансовый стресс явно развился у многих в США в начале XX века во время «Великой депрессии». И эта ноша со всеми ее последствиями для здоровья нации не миновала в XX веке практически ни одну страну. Сложно определить в научных исследованиях (и остается актуально их проведение) влияние информации экономического характера на здоровье человека и человеческих групп. Между тем, ярким примером влияния неожиданных изменений в финансово-экономической сфере России на здоровье людей может служить то, что в Москве в «черный вторник» 1994 года, в момент небывалого скачка курса доллара стремительно возросло количество инсультов (с 70 накануне до 181), инфарктов (с 75 до 172), дорожно-транспортных происшествий (с 50 до 77, рост пострадавших в автокатастрофах — с 104 до 141), количество травм (с 618 до 813) (Российская газета, 6 декабря 1994). А был еще в России и дефолт 1998 года.

Межнациональная информация и общественное здоровье. Межнациональные и межконфессиональные вооруженные конфликты с большим количеством жертв, за всю историю человечества и до настоящего времени (в Ольстере, Боснии, Нагорном Карабахе, Таджикистане, Чечне, Афганистане, Иране, Сомали, Алжире, Македонии) распространены по всему миру.

Этносы в настоящее время рассматриваются как коллективы людей, существующие подобно энергетическим системам, противопоставляющие себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения подсознательной взаимной симпатии (антипатии) особей, определяющего деление на «своих» и «чужих» (Л. Н. Гумилев, 1990). «Ощущения» же эти могут складываться опять же на основе поступающей информации. Таким образом, межкультурный, межнациональный обмен информацией может иметь огромное значение для сохранения состояния психического, физического и социального благополучия (здоровья) большого количества людей. И, хотя коммунальная психология является относительно новой областью, известен опыт, когда при работе с непривилегированными культурными и этническими группами коммунальные психологи делают акцент на культурном плюрализме (У.Г.Хольцман, 1987). Следует отметить, что в современной Международной классификации болезней (МКБ, 1994) отмечается, что «культурально специфические психические расстройства» могут рассматриваться как варианты тревоги, депрессии, адаптационного расстройства. Между тем, не известны данные о рассмотрении причин межнациональной, межрелигиозной ненависти, агрессии отдельного человека с точки зрения необходимого и достаточного объема и качества информации о другой нации, о другой культуре, о другой вере. Возможно, исследования в области оптимизации информационного обмена, межкультурного, межнационального, межрелигиозного диалога могли бы способствовать в разработке международной стратегии информации, способствующей устранению предпосылок и предупреждению вооруженных конфликтов между теми или иными сообществами, а, следовательно, и сохранению их здоровья.

Нам не известны данные литературы об исследованиях воздействия на здоровье людей многоязыковой информационной среды. С одной стороны, каждый национальный язык является как средством общения, так и основой национальной культуры. С другой стороны, неблагоприятные социальные последствия недопонимания людей в многоязыковой среде образно описаны еще в библейской легенде о строительстве Вавилонской башни. Эффект «Вавилонской башни» — это трагедия отсутствия взаимопонимания между людьми при необходимости реализации общего дела. При введении в XX веке понятия «ноосферы» учитывалось в качестве предпосылки, что «человечество стало единым целым» (В. И. Вернадский, 1988). В том числе, с целью преодоления языковых барьеров ООН определены 6 языков для межнационального общения. Была предпринята попытка введения единого международного языка «эсперанто». В условиях развития земной цивилизации, возможно, было бы важным определение преимуществ и недостатков много- и моноязыковой среды, с целью рекомендаций, учитывающих обеспечение благополучного взаимопонимания, безопасности и здоровья людей.

Информация в политике и общественное здоровье. В известных нам источниках — «информационная безопасность» рассматривается с точкизрения государственной информационной политики. При этом изучаются следующие аспекты: исходный материал информационной политики, экономика правительственной информации, общественный доступ к правительственной информации и информационная безопасность правительственных сетей. Подчеркивается, что не существует единого свода законов США по координации информационной политики федеральных организаций (P.Hernon, 1991).

В литературе подчеркивается особо важная роль информационных процессов при нарушении межэтнического информационного обмена, мультикультурного диалога и взаимопонимания, идеологическом противостоянии и влияние их на возникновение межнациональных (В. А. Авксентьев, 1997), религиозных войн с многочисленными жертвами, возникновение революционных процессов в гражданском обществе, социальных катаклизмов и вооруженных конфликтов, приводящих к ухудшению здоровья и к гибели множества людей. Результат этого, в совокупности с другими факторами влияния — ущерб здоровью населения Земли от межнациональных конфликтов, который за последние 500 лет в 107-ми государствах составляет только погибшими около 142-х миллионов человек, причем Россия по количеству жертв (29,9 млн) лидирует в этом списке 0. Carter, 1992). За 1990—2000гг. актуальность этой проблемы в России возрастала с увеличением общего количества жертв среди гражданского населения и военных в результате многочисленных вооруженных межнациональных конфликтов в Кавказском регионе и вдоль среднеазиатских границ.

Прекращение переговорного процесса между российским и чеченским руководством, между руководством западных стран и Сербии, руководством Израиля и Палестинской автономии привели к бомбардировкам Грозного в 1995 году, Югославии в 1999 году, Палестины в 2001 году и многочисленным жертвам. И наоборот, во время «Карибского кризиса» своевременный обмен информацией между руководителями США и СССР способствовал предупреждению ядерного конфликта и гибели многих людей. При отсутствии переговорного процесса между правительством Великобритании и лидерами Ирландской республиканской армии активно проводились террористические акты с многочисленными жертвами. И наоборот, своевременная связь и обмен информацией между премьер-министром России и чеченскими боевиками, захватившими в 1995 году несколько сотен заложников в больнице города Буденновска,предупредили возможную гибель людей. Между тем, при разнообразных фактах и их трактовке, нам не известно, чтобы в реальной политике были бы четко обозначены и провозглашены приоритеты информационной стратегии при разрешении конфликтов.

Информация и последствия вооруженных конфликтов. Военными медиками отмечается, что главной особенностью современной военно-политической обстановки, констатируемой в «Концепции строительства Вооруженных сил РФ», является отказ от конфронтации в сфере идеологии. Военный конфликт — любое столкновение, противоборство, форма разрешения противоречий между государствами, народами, социальными группами с применением военной силы. Вооруженный конфликт — одна из форм разрешения национально-этнических, религиозных и других некоренных противоречий с применением средств вооруженного насилия, при которой государство (или государства) не переходит в особое состояние, определяемое как война (В. Н. Большаков, 1999).

Когда же война уже началась, около 20% всех солдат, нуждающихся в медицинской помощи, не имеют ранений, однако страдают от «военного стресса», связанного с их участием в сражении. А при чрезвычайно напряженной борьбе до 80% медицинских потерь связано с психическими факторами (I.Weisath, 1994). Е связи с этим можно предположить, что в мировом сообществе необходимы исследования по изучению значения информации в политике, разработка международной информационной стратегии для профилактики и разрешения конфликтов между государствами, правительствами, их первыми лицами и представителями с целью сохранения здоровья, предупреждения войн и терроризма, гибели людей.

Экологическая информация и общественное здоровье. Известны утверждения, что получение информации о факторах риска должно быть сегодня одним из основных прав человека (Common observation, 2000; P.Puska, 1992). В настоящее время на жителей разных стран обрушивается лавина информации о риске, которому они подвергаются со всех сторон, в том числе — в связи с загрязнением окружающей среды. Ряд инцидентов, связанных с аварийными ситуациями (Чернобыль, Бхопал, Севезо и др.), получил широкое освещение в прессе и обострил чувствительность общественности к экологическим опасностям. В дополнение к этому средства массовой информации переполнены сообщениями о различных случаях, связанных с местами захоронения токсичных отходов, предостережениями о вредном влиянии лучей «активного солнца», обсуждением опасности, связанной с присутствием радона, асбеста в помещениях (И. В.Сутокская, 1993), вредных для здоровья ингредиентов в пище, воде, воздухе и т. д. При этом по результатам социологического опроса в Австрии население наиболее обеспокоено следующими факторами: кислотные дожди — 58%, страх потерять работу — 57%, рак — 56%, СПИД — 56%, загрязнение химическими веществами — 52%, в том числе воздуха — 50%, терроризм — 47% (O.Hutzinger, 1986).

По определению Комитета по восприятию риска и информированию о нем Национального исследовательского совета США «опасность» — есть «. действие или явление, причиняющее потенциальный ущерб или вред людям или предметам»; «величина опасности» выражается «числом лиц или предметов, которые могут подвергнуться ее действию, а также серьезностью последствий»; «риск» — количественная мера опасности в отношении вероятности того, что связанные с ней ущерб или нежелательные последствия станут реальностью (И. В. Сутокская, 1993; F. Baker, 1990). Ощущение же людьми «опасности», «величины опасности», «риска» может приводить к повышению их тревожности, эмоциональному напряжению, а следовательно, и к эмоциональному стрессу.

Информация и последствия для общественного здоровья при экологических и техногенных катастрофах. Под катастрофой в медицинском смысле обычно понимается внезапное, быстротечное, чрезвычайно опасное для здоровья и жизни людей событие. К основным медицинским последствиям катастроф относится возникновение нарушения психики у людей в зоне поражения (Э.А.Нечаев, 1990). Вводятся термины «психиатрия катастроф», «экологическая психиатрия», «социальная экология». Отмечается, что здоровье человека, и его психическое здоровье в особенности, отражает состояние экологической среды (В. К. Смирнов, 1990).

Ученые обосновывают необходимость развития таких направлений как экогигиена (М.П. Захарченко, 1993), медицина экстремальных ситуаций (Э. А. Нечаев, 1990), психиатрия катастроф (В. К. Смирнов, 1990).

Гигиенистами отмечается, что информация при экологических и техногенных катастрофах влияет на развитие «экологического стресса» (Г.М.Румянцева, 1996), «социального стресса» (М.И.Бобнева, 1995; Н. И. Мельник, 1995; А.И.Стечний, 1995), паники (В.А.Моляко, 1992), изменение психических состояний (М. А. Кремень, 1995), возникновениепограничных нервно-психических нарушений (В. Т. Кондратенко, 1991), психогений, психических расстройств, состояний психической дезадаптации и психосоматических нарушений (Ю.А.Александровский, 1993; О.И.Гарнец, 1992; В.И.Краснов, 1992; В.Д.Королев, 1992; А.В.Мельников, 1989; А. И. Нягу, 1991; В. К. Смирнов, 1990). Недостаток или отсутствие при чрезвычайных ситуациях информационных стратегий (3. А. Безверхая, 1995), доверия к источникам информации (Г.В.Архангельская, 1995), стратегий поведения средств массовой информации (А.М.Нагорная, 1995), реабилитационных мероприятий информационного характера (Т.М.Шаршакова, В.В.Семенова, 1996), информационно-аналитической поддержки программ ликвидации последствий экологических и техногенных катастроф (Р. В. Арутюнян, 1995), усугубляет и способствует при экстремальных ситуациях отрицательному воздействию информации на здоровье населения.

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, опубликованной в 2000 году, под «информационной безопасностью» России понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства.

В Доктрине отмечается, что сокрытие, задержка поступления, искажение и разрушение оперативной информации, несанкционированный доступ к ней могут привести как к человеческим жертвам, так и к возникновению разного рода сложностей при ликвидации последствий аварий, катастроф, стихийных бедствий чрезвычайной ситуации, связанных с особенностями информационного воздействия в экстремальных условиях: к приведению в движение больших масс людей, испытывающих психический стресс; к быстрому распространению среди них паники и беспорядков на основе слухов, ложной или недостоверной информации.

В Доктрине подчеркивается, что сложившееся положение дел требует безотлагательного решения таких задач, как:

  • разработка основных направлений государственной политики, федеральных целевых программ, критериев и методов оценки эффективности систем и средств обеспечения информационной безопасности России;
  • совершенствование нормативно-правовой базы, усиление ответственности должностных лиц, координация деятельности федеральных органов;
  • развитие научно-практических основ, разработка и создание механизмов формирования и реализации, методов повышения эффективности, современных методов и средств защиты информации, обеспечения без опасности информационных технологий, и прежде всего, используемых в системах управления войсками и оружием, экологически опасными и экономически важными производствами;
  • создание и развитие современной защищенной технологической основы управления государством в мирное время, в чрезвычайных ситуациях и в военное время, расширение взаимодействия с международными и зарубежными органами и организациями при решении научно-технических и правовых вопросов обеспечения безопасности информации, передаваемой с помощью международных телекоммуникационных систем и систем связи;
  • создание единой системы подготовки кадров в области информационных технологий и информационной безопасности.

Таким образом, можно утверждать, что имеются данные о неблагоприятном воздействии информации на здоровье человека, социальных групп и всего человеческого сообщества.

Между тем, пока в экологии человека, гигиене окружающей среды и социально-гигиенической науке остаются не определены:

  • какая по объему и качеству информация для человека полезна, а какая вредна для его здоровья; гигиенически обоснованные стандарты и рекомендации по «вредной» и «здоровой» информации; профилактическая стратегия и гигиенические рекомендации по устранению такой информации или ее дефицита, которые ведут к возникновению эмоционального стресса и его отрицательным влияниям на здоровье человека; коды, алгоритмы, кодексы информационного поведения в производственной деятельности различных профессиональных групп с целью сохранения здоровья людей;
  • влияние изменений, наблюдаемых за последние 15 лет в российской информационной среде, на здоровье населения России; причины межнациональной ненависти, агрессии отдельного человека, с точки зрения не обходимого и достаточного объема и качества информации о другой нации, о другой культуре, о другой вере с целью определения стратегий по сохранению здоровья людей и этносов; приоритеты информационной стратегии в реальной политике при разрешении конфликтов и кризисов, экстремальных и чрезвычайных ситуаций с целью сохранения жизни и здоровья людей.

В связи с вышеизложенным, многоплановые вопросы, связанные с отрицательным воздействием информации на психическое, физическое здоровье, социальное благополучие и продолжительность жизни человека, социальных групп и человеческого сообщества в целом, а также меры по профилактике этого влияния рассмотрены в книге в целом ряде сфер человеческой деятельности.