«Красные песни» и «чунцинская модель»

Спрос на левую идеологию объективно присутствует в современном Китае, где быстрый рост экономики привел к значительному социальному расслоению

22 марта 2012

В марте 2012 года со свого поста был снят Бо Силай, 62-летний член Политбюро Китайской коммунистической партии. С 2007 года он возглавлял партийный комитет Чунцина – города центрального подчинения в континентальном Китае. До последнего времени он был одним из самых заметных кандидатов на место в Постоянном комитете Политбюро ЦК КПК, который должен быть избран по итогам XVIII съезда. Как ожидается, на этом съезде осенью 2012 года к власти в стране придет «пятое поколение» руководителей Коммунистической партии Китая. Председателем КНР должен стать Си Цзиньпин, премьером Госсовета – Ли Кэцян. Остальные 7 мест в Постоянном комитете будут распределены между партийными руководителями высшего ранга.

Бо Силай – представитель так называемого поколения «принцев» – детей партийной номенклатуры, любитель автомобилей марки «Ягуар» и дорогих костюмов. Однако он стал для китайских левых олицетворением другой, более справедливой модели развития, не основанной на рыночном либерализме. Его война с мафией и разложением чиновников вызывала симпатию и поддержку. Годы правления Бо Силая в Чунцине стали периодом своеобразного «левого возрождения». И оно заключалось не только в массовом пении «красных песен» и создании «красного ТВ» без рекламы. С 2007 года экономика Чунцина росла в среднем на 15,8% в год. В 2011 году рост ВВП составил 16,4%, – и этот показатель стал самым высоким для административных единиц КНР в этом году.

Современный Чунцин – территория с населением 32,5 миллиона человек и ВВП в 1001.1 миллиардов юаней (158.9 миллиардов долларов США). При этом, ВВП на душу населения в два раза выше, чем в среднем по Китаю. Эти показатели сами по себе не вызывают сильного удивления – внешние наблюдатели привыкли к двузначным показателям роста экономики КНР. Однако, экономический рост в Чунцине отличается от роста в других китайских провинциях. Он был основан другой стратегии – на ускорении урбанизации, снижении неравенства, атаке на мафию, предоставлении социального жилья, усилении роли государства в экономике и возрождении маоистской риторики.

В 2011 году Бо поставил цель снизить разрыв между средними доходами горожан и жителей сельской местности до 2,5 к 1 (с нынешних 3,3 к 1). Стоимость государственных активов в Чунцине выросла до 1,25 триллионов юаней (192 миллиарда долларов), что позволило провинции выйти по этому показателю с 19 на 4 место среди регионов КНР. В отличие от других провинций, доходы от государственных предприятий идут на социальные проекты в самом Чунцине. С использованием этих доходов в 2010 году была запущена программа строительства 800 000 социальных квартир с низкой стоимостью аренды, которая получила высокую оценку в национальной прессе.

Все эти особенности позволили левым интеллектуалам говорить о наличии специфической «чунцинской модели», основанной на преодолении «первородного греха» частного предпринимательства – накопления богатства за счет эксплуатации.

Основным идеологическим соперником Бо Силая стал Ван Ян, который до 2007 года возглавлял все тот же Чунцин, а с 2007 года стал олицетворением «гуандунской модели» либеральной рыночной экономики. Гуандун – приморская провинция с населением 104 миллиона человек и ВВП в размере 5,3 триллиона юаней (838.60 миллиардов долларов США). Участие государства в экономике провинции минимально – при этом партийное руководство позволяет активно действовать неправительственным общественным организациям и профсоюзам (особенно на предприятиях, принадлежащих иностранному капиталу).

Внешние наблюдатели ожидали, что оба секретаря войдут в будущий состав Постоянного комитета Политбюро, что позволило бы проводить взвешенную политику. Однако отставка Бо означает заметное усиление правого крыла КПК. Одновременно с объявлением о лишении Бо поста были заблокированы некоторые сайты левой направленности, активно поддерживавшие его экономический курс. Очевидно, что опала Бо – попытка руководства КПК предотвратить превращение «новых левых» в ведущую политическую силу. Это было бы вполне возможно, если бы Бо вошел в состав Постоянного комитета.

При этом спрос на левую идеологию объективно присутствует в современном Китае, где быстрый рост экономики привел к значительному социальному расслоению. Массовые трудовые протесты, всплески активности в деревне, где остро встает земельный вопрос, общее ожидание снижения темпов экономического роста – все это вызывает к жизни новое поколение китайских левых. И в ближайшее время Китай ожидает острая идеологическая борьба.