Рубенс

«У Рубенса было столько талантов, что его умение

рисовать следует отнести к самому последнему».

Один из покровителей Рубенса

Последний автопортрет, 1639.

Исторический Музей, Вена

Даже великие художники очень редко заслуживают чести называться основоположниками нового стиля в живописи. Рубенс — исключение. Он стал создателем живого, волнующе-яркого стиля художественного выражения, позже названного барокко. Сегодня 432 года со дня рождения художника. Представляю вашему вниманию рассказ о жизни и творчестве Рубенса.

Он был красив собой, обладал острым умом и отменным здоровьем. Художник на протяжении всей жизни вставал очень рано, в четыре часа утра, и, если не считать подагры, никогда ничем серьезно не болел.

В детстве Рубенс не считался особо одаренным ребенком. До нас дошли лишь немногие из его ранних работ. В это трудно поверить, но они действительно ничем не примечательны.

ЖЕНЩИНЫ РУБЕНСА

Венера перед зеркалом, 1615.

Коллекция принца Лихтенштейна, Вена, Австрия

Вряд ли можно назвать противоречием, что этот величайший религиозный художник своего времени был также еще и великим мастером женских форм.

Вирсавия у фонтана, 1635.

Дрезденская Картинная Галерея, Германия

Он рисовал пышных, полнотелых моделей не только потому, что они лучше отражали идеалы его времени, а еще потому, что тело с роскошной плотью, с его складками, выпуклостями и изгибами ему было куда интереснее рисовать.

Похищение дочерей Левкиппа, 1617.

Альт Пинакотека, Мюнхен

Похищение дочерей Левкиппа. Мифологические двоюродные братья Кастор и Поллукс похищают дочерей короля Мессены. Вся картина пропитана волнующей подвижностью стиля барокко. Контрастные поверхности доведенных до блеска лат, шерсть и кожа лошадей, шелковые ткани и женская обнаженная плоть оживляют картину своей почти осязаемой текстурой. В самих фигурах точно выписана каждая ямочка плоти.

Три Грации, 1639. Музей Прадо, Мадрид

Три Грации. Изображен спокойный танец служанок Венеры. Написанная за год до смерти, эта картина представляет нам идеал рубенсовской женской красоты. Ее композиция, представляющая собой вариант разработанной греко-римскими скульпторами позы и перенесенной на холст такими мастерами, как Рафаэль и Боттичелли, наделена энергией и силой, которые Рубенс обычно тратит на гораздо более сложные сюжеты. Здесь эти три обнаженные фигуры художник наполнил дивной жизненной силой.

РЕЛИГИЯ И МИФОЛОГИЯ

Три Распятия, 1620.

Музей Бойманаса ван Бенингена, Роттердам

«Охота на ведьм», поражающий воображение размах религиозного усердия, густо замешанного на слепом фанатизме и суеверии, превратили XVI и XVII века в настоящий кошмар — по всей Европе тысячи людей, мужчин и женщин, заканчивали свою жизнь на кострах в наказание за то, что они якобы совершили преступления против человечества и природы.

Положение во гроб, 1611-1612. Дерево, масло, 88х66.

Национальная Галерея Канады, Оттава

Возрожденная из средневековья инквизиция старательно выискивала врагов римской церкви, что неизбежно приводило к массовым преступлениям и пыткам подозреваемых в ереси людей. Религиозные войны, одна за другой, подрывали установившийся в Европе мир.

Похищение Европы, 1630.

Музей Прадо, Мадрид, Испания

И все же темперамент, свойственный Рубенсу, заставлял его обращать внимание на светлые стороны человеческой жизни, а не на одни лишь невзгоды. Очень немногие великие художники с большей проникновенностью и уверенностью выражали на своих полотнах поразительную щедрость природы и заключенное в человеке потенциальное счастье.

Тайная Вечеря, 1631-1632.

Пинакотека ди Брера, Милан, Италия

Рубенс несколько остудил свой энтузиазм, который вызывала у него античность, и вложил собственное, глубоко затрагивающее душу благочестие в мощное живописное искусство, черпая вдохновение из языческих источников, чтобы придать новый масштаб отражению христианских тем, передавая мифологическим образам человеческую теплоту.

ПОРТРЕТЫ РУБЕНСА

Инфанта Изабелла, правительница Нидерландов, 1625.

Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Портреты Рубенса можно назвать настоящим живописным справочником «кто есть кто» представителей западноевропейской знати XVII столетия. В 1609 году после возвращения в Антверпен Рубенс стал придворным живописцем при правителях Испанских Нидерландов эрцгерцоге Альберте и эрцгерцогине Инфанте Изабелле. На этой должности он получил особую привилегию посещать дома самых богатых и знатных дворян.

Портрет королевы Франции Марии Медичи, 1622.

Музей Прадо, Мадрид, Испания

Он написал портреты английского короля, герцога Бекингемского, графиню Шрюсберийскую, испанского короля Филиппа IV, французских королей Генриха IV и Людовика XIII, польского короля Владислава IV Вазы и Марию Медичи.

Портрет юной девочки, 1615-16.

Вадус, Музей Лихнетштейна

Если бы понадобилось одним словом охарактеризовать жизнь Питера Пауля Рубенса, то вполне подошло бы слово «энергия». Более 1000 картин художника — это монументальное достижение. А ведь оно только одно из многих. Рубенс был поразительно начитанным человеком, его интересы простирались от философии стоиков до изучения редких гемм. Во время своих продолжительных путешествий, когда он старательно штудировал и зачастую копировал произведения искусства различных эпох, он на равных встречался со многими знаменитыми европейскими интеллектуалами.

Портрет Елены Фоурмен, второй жены художника, 1630.

Королевский Музей Изобразительных Искусств, Брюссель

Ему посчастливилось жениться на двух красивых женщинах, и он был любящим и заботливым отцом для своих восьмерых детей.

ПЕЙЗАЖИ РУБЕНСА

Пейзаж с радугой, 1636.

Альт Пинакотека, Мюнхен

Рубенс нечасто рисовал пейзажи — спрос на его работы заставлял его в основном заниматься живыми сценами, но все же он сделал множество набросков и этюдов своего любимого сельского фламандского пейзажа.

Пейзаж с радугой, 1636.

Альт Пинакотека, Мюнхен

Во время своих прогулок верхом по сельской местности Рубенс часто останавливался, чтобы сделать набросок привлекших его внимание ворот, или моста, или куста куманики, которые казались ему интересными и достойными его внимания. На закате жизни, когда Рубенс отошел от крупных заказов, он снова вернулся к пейзажной теме. За последнее десятилетие жизни, как считают, Рубенс написал несколько десятков пейзажей на открытом воздухе, большая часть из которых не сохранилась.

Пейзаж со Святым Георгием и Драконом, 1630.

Королевская коллекция, Виндзор

После его смерти осталось семнадцать его ландшафтов. Настоящие чудеса света и цвета, эти картины часто носят личностый характер, они гораздо сильнее прочувствованы им, чем многие крупные сцены, написанные прежде. Здесь он страстно, точными, уверенными мазками, проявляет творческую энергию, свойственную его ранним работам. Цвет пейзажей отличается блеском и яркостью, его очертания приглушены, смягчены. Кажется, что свет исходит из самой картины, из глубины. В этих работах Рубенс намного предвосхитил то, что впоследствии мы увидим только у импрессионистов.

ИТОГИ ТВОРЧЕСТВА

«История искусства не знает ни единого примера столь универсального таланта, такого мощного влияния, такого непререкаемого, абсолютного авторитета, такого творческого триумфа»— такими словами биограф Рубенса XIX века Макс Руузес подвел итог жизни художника.

Французский романтик Эжен Делакруа постоянно тянулся к творчеству Рубенса. Делакруа с восхищением писал о тончайшем умении мастера передавать высочайший накал эмоций. Он был поражен до немоты техникой, которой владел Рубенс, «его буйством кисти», «силой, страстью, яркостью и великолепием» его концепций, которые он умел контролировать «неподражаемым стремительным размахом его мудрой, натренированной руки». Делакруа восторженно приветствовал Рубенса, называя его, обладавшего богатым воображением и даром повествования, «Гомером живописи».

Ренуар. который по мастерству изображения обнаженной женской натуры считается одним из немногих художников, способных сравниться с Рубенсом, также с восхищением изучал его технику. Он, горестно вздыхая, признавался, что Рубенс умел добиться своими легкими касаниями кисти такого замечательного эффекта, который ему удавался с помощью густого наложения красок.

Винсент Ван Гог выражал в отношении Рубенса особое мнение. Он считал религиозные картины художника излишне театральными, но восхищался его способностью выражать настроение с помощью красок, а также его чудесным умением быстро, уверенной рукой рисовать. Его трогали «пафос и интим» в рубенсовских портретах его жен, и он был просто поражен его ослепительным изображением белокурых женщин. «Только из-за Рубенса я теперь повсюду ищу модель», — писал он в 1885 году.