Видеолекция Гендерные отношения в современном обществе. Гендерная психология.

Текст видеолекции Гендерные отношения в современном обществе

Лекция 2. ГЕНДЕРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ.

Мы будем говорить о трех различных явлениях: об организации взаимо­действия и общения полов (половая сегрегация и конвергенция), о различиях ме­жду полами в личностных характеристиках и социальном поведении (мужской и женской субкультурах) и о гендерных отношениях внутри пола или между пола­ми (конфронтации полов или их гармоничных взаимоотношениях). Все эти явле­ния взаимосвязаны и находятся под мощным влиянием общего фактора под на­званием «культура».

Также мы рассмотрим гендерные отношения в детских группировках, в деловых группах, в интимных группах (дружеских и сексуальных), между супругами, в се­мье (родители—дети), в ситуации конфликта и в девиантных ситуациях.

Гендерная сегрегация в наибольшей степени характерна для:

1 ) детских дружеских группировок;

2) свободного общения детей между собой (в отсутствие взрослых, в условиях свободного выбора партнеров) в школьном возрасте:

3) делового мира взрослых — в ситуациях неформального общения;

4) дружбы во взрослости (обычно она однополая);

5) сексуальных гомогендерных связей (мужчины-гомосексуалы и лесбиянки пред­почитают сексуальное общение со своим полом, отвергая противоположный).

Следствиями этой сегрегации являются, во-первых, формирование двух раз­личных субкультур — мужской и женской и, во-вторых, наличие конфронтации полов, которая проявляется в сложных или даже враждебных взаимоотношениях между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами (в том числе в особых конфликтах между ними и в девиантных отношениях, когда один пол совершает насилие по отношению к другому).

Противоположная тенденция — конвергенция полов — проявляется преиму­щественно:

1) в детских играх (начиная с 1 года и позднее — в различные возрастные периоды);

2) в зарождении интереса к противоположному полу в конце младшего школьно­го возраста;

3) в формировании «любовных отношений» (влюбленности, романтической люб­ви) в подростковом и юношеском возрасте;

4) в любовных и сексуальных отношениях в молодости и зрелости;

5) в супружеских отношениях;

6) в выполнении родительских ролей — в отношениях «родители—дети»;

7) в деловых отношениях взрослых.

Перечень можно продолжить. Следствием второй тенденции является уста­новление хороших, гармоничных отношений между полами.

Обе эти тенденции существуют в различных культурах. В разные возрастные периоды то одна, то другая является более сильной и значимой для обоих полов (хотя ни одна из них не исчезает полностью). Эти тенденции представляют собой столь сложные явления, что трудно говорить о причинах, их порождающих.

Более понятна тенденция конвергенции: если оба пола будут существовать от­дельно, человеческий род прекратит свое существование. Кроме того, мы живем в мире, состоящем из двух полов. И в дело­вых ситуациях, и в повседневном общении мы должны уметь общаться не только с представителями своего (к этому мы привыкли с детства), но и противополож­ного пола.

Почему же так устойчива другая тенденция — конфронтация полов? Причины ее неясны. Самая мощная причина — это влияние культуры. Во многих обществах принято такое разделение полов. В детстве дети играют с представителями своего пола, и это не беспокоит взрослых. Возможно, их даже устраивает такая ситуация: так легче происходит освоение гендерной роли (мальчик учится у других мальчи­ков мужскому поведению, а девочка — у других девочек — женскому). Однако Э. Маккоби и другие исследователи показывают, что это не вполне безобидное яв­ление.

Вначале возникают различия в поведении мальчиков и девочек по отношению к своему и противоположному полу — их можно назвать «первичными различиями». Они порождают стремление к по­ловой сегрегации (в основе этого стремления у мальчиков и девочек лежат разные причины: у девочек — желание защититься от хулиганства мальчиков, а у мальчи­ков — желание оградить себя от всего «девчоночьего»). Затем возникшая половая сегрегация как явление, в котором протекает гендерная социализация девочек и мальчиков (а позже в некоторой степени и взрослых мужчин и женщин), приво­дит к усилению различий между ними — эти различия можно назвать «вторичны­ми».

Различия в поведении и стремление к сегрегации приводят к этой сегрегации, а позднее сегрегация усиливает различия. В современном мире эта ситуация порождает множество про­блем (в том числе и непонимание между полами, которое может вести к распаду семей, к особым конфликтам на работе и т. п.), поэтому необходимо осознавать позитивные и негативные стороны гендерных отношений.

Итак, рассмотрим явления сегрегации и конвергенции в различные возраст­ные периоды и в различных ситуациях, начиная с детства.

На сегодняшний день крупнейшим специалистом по проблеме взаимоотношений между полами в детстве является Элеонор Маккоби. Ее новая книга носит символичное название «Два пола: растем раздельно, будем вместе». В ней блестяще изложена система взглядов на гендерные взаимоотношения в детстве и взрослости. Приведу неко­торые положения и экспериментальные данные из этой книги.

По Маккоби, в детстве существуют 2 тенденции: половая сегрегациия(другое название — дивергенция полов) и конвергенция полов (их соединения). Эти тенденции имеют возрастную специфику, т. е. в раз­личные возрастные периоды усиливается то сегрегация, то конвергенция. И все же сегрегация — более распространенное явление.

В возрасте от года до 2 лет обе вышеуказанные тенденции примерно одинако­вы, т. е. одновременно существует предпочтение партнеров своего пола и в то же время — отсутствие такого предпочтения (ребенку все равно, с кем общаться — с представителем своего или противоположного пола).

Сегрегация появляется на третьем го­ду жизни у девочек и на четвертом — у мальчиков и во многих культурах в школь­ном периоде выражена очень ярко. Как говорилось выше, первоначально эту сег­регацию порождают различия в поведении мальчиков и девочек, их стремление к ней, что приводит к формированию двух отдельных субкультур.

В возрасте от 3 до 5 лет в большинстве культур гендерная сегрегация прояв­ляется очень ярко. Ей способствуют следующие факторы: распространение ро­левых игр, увеличение круга общения, количественный рост однополых группи­ровок в условиях автономии общения от взрослых и характер культуры (с преоб­ладанием гендерного неравенства или равенства). Рассмотрим эти факторы более подробно.

В дошкольном возрасте дети начинают играть в ролевые игры. В предыдущие периоды можно было «играть рядом» и, по-видимому, было не так важно, какого пола этот «играющий рядом». В ролевых же играх пол доктора, учителя, родителя является важным фактором.

Процесс увеличения круга общения детей протекает иначе. По мере взросления они начинают образовывать более многочисленные дружеские группировки: по три и четыре человека. При этом наблюдается следующая зако­номерность: к дружеской диаде (которая составляет центральное ядро группиров­ки) присоединяются один или два человека. Такие группировки (из трех или четы­рех человек) менее устойчивы, чем диады. Половой же состав новых группировок может быть и смешанным. Но если мальчик присоединяется к диаде девочек, он никогда не становится членом «ядра», а только периферийным участником. То же самое происходит, когда девочка присоединяется к «ядерной диаде» мальчиков.

Взрослые организуют общение детей так, чтобы мальчики и девочки взаимо­действовали друг с другом. В этих случаях половая сегрегация является скрытой или даже вообще незаметной. Она проявляется наиболее ярко там, где дети пре­доставлены себе — в свободных детских играх. По мере взросления дети все чаще начинают играть без взрослых, и половая сегрегация усиливается. Это ярко де­монстрирует исследование Э. Маккоби и К. Жаклин. Они обнаружили, что для игры дети образовывают и однополые, и смешанные группировки, но в возрасте 4,5 лет соотношение первых и последних группировок составляет 3:1, а в 6,5 лет — уже 11:1.

Характер культуры существенно сказывается на степени гендерной сегрегации после начала школьного обучения. В странах Запада мальчики и девочки учатся совместно, а учителя стараются, чтобы уменьшить половую сегрегацию: не проти­вопоставляют мальчиков и девочек, не дают им отдельных заданий, напротив, ор­ганизуют работу так, чтобы они общались друг с другом, поэтому в классе, во вре­мя занятий половая сегрегация не так заметна. Правда, как только появляется возможность, мальчики и девочки разделяются. Шофилд обнаружил, что если учитель разрешает ребенку сесть там, где он хочет, тот выбирает соседа своего пола. По данным Дамико, дети помогают в учебе прежде всего представителям своего пола. Таким образом, можно выделить фактор относительной независимости фено­мена половой сегрегации от влияния взрослых.

И все же при проведении специальной работы сепарация может быть уменьше­на. Так, половая сегрегация менее выражена в так называемых прогрессивных американских школах (где был создан особый климат для взаимодействия маль­чиков и девочек), чем в традиционных. Другое дело — что эта работа должна быть тонкой и продуманной, а не восприниматься как принуждение (сидеть за партой с тем, с кем не хочется, играть с ним и т. п.).

В результате половой сегрегации складываются две детские субкультуры, при­надлежащие мальчикам и девочкам. Различия этих субкультур проявляются в следующих сферах: игровые стили, игровые фантазии и роли, характер активно­сти и интересы, речевые паттерны, устойчивость группировок и дружба.

Игры мальчиков