Ловушки одиночества

Быть взрослым — значит быть одиноким.

Жан Ростан.

Едва-едва произойдя от обезьяны, человек прямоходящий, и местами даже разумный, не утратил стремления своих мохнатых предков к жизни в больших группах. В пещерные времена это было более чем оправданно — живя совместно, проще и мамонта завалить, и от саблезубых хищников укрыться, и съедобных корешков запасти, и детей вырастить. Чем дальше в неандертальско-историческую ретроспективу заглядываешь, тем больше убеждаешься, что одиночество — бич современных времен, плод урбанизированной, высокотехнологичной, гигиеничной, сытой и безбедной городской жизни.

Количество обращений к специалистам по поводу одиночества год от года растет, и особенно это касается больших городов. Объединившись вокруг крупных промышленных предприятий, изо всех сил стараясь повысить качество жизни и наладить быт, человек создал неподражаемый, не имеющий аналогов в живой природе феномен — мегаполис, сообщество разобщенных, огромное скопление тотально одиноких людей. Не в силах найти душевный покой в контакте с другим человеком, мы ищем утешения в суррогатах любви - продажном сексе, алкоголе, азартных играх, шумных компаниях. Мы ожесточенно делаем карьеру, и о нас говорят: «по трупам пойдет». Мы засиживаются ночами на работе, ибо дома нас все равно никто не ждет. Мы делим свою жизнь с домашними любимцами, которые становятся поверенными наших мыслей, чувств, страданий, и нередко значат для нас не меньше, чем члены семьи.

Чувство одиночества — одно из самых мучительных переживаний для человека. Тоскливое ощущение пустоты, томящее переживании нехватки чего-то, что сложно описать конкретными словами, впечатление, что на всем белом свете никому нет до тебя дела. Иногда эти переживания так сильны, что возникает пугающее ощущение того, что ты вообще не существуешь, ты — фантом, человек-невидимка. Человеческая жизнь начинается с переживания полного единения и слияния — сначала в утробе матери, затем — в ее объятих, у материнской груди, человеческий детеныш испытывает ощущение полного покоя и счастья. Этот опыт заставляет нас всю жизнь искать кого-то, с кем можно было бы пережить это снова. Ощущение собственной неполноты приводит к поискам того, кто дополнил бы нас до целого. Страх остаться в этой неполноте навсегда приводит к тому, что мы начинаем избегать одиночества любой ценой, упуская из виду, что оно может быть ценным психологическим ресурсом, важным, расставляющим приоритеты в жизни, переживанием.

Форм такого бегства очень много, но результат обычно один и тот же — попытка избежать собственных внутернних конфликтов приводит лишь к их усугублению.

1. Уж замуж невтерпеж. Как писал Антон Павлович Чехов, «Если боитесь одиночества, то не женитесь». Отчаянное стремление во что бы то ни стало создать пару — один из классических способов убежать от ощущения одиночества, характерных совсем не только для предствительниц прекрасного пола, как это принято думать. Нередко и зрелые мужи, имеющие опыт одинокой жизни, стремятся во что бы то ни стало наполнить свой дом вкусными запахами домашней еды и уютным перестуком женских каблучков, бывая, мягко говоря, весьма неразборчивы в выборе объекта. Очарование «конфетно-букетного» этапа отношений позволяет преодолеть или даже не заметить маленькие и большие несостыковки, отсутствие общих ценностей, расхождения жизненных целей. Он хочет подниматься в Гималаи, она мечтает о доме с тремя детишками и кружевном переднике? Какая разница, любовь все преодолеет, как-нибудь договоримся! Проходит время, и мы начинаем чувствовать себя обманутыми: ты не такой, и ты не такая, а свадьба уже сыграна, дети рождены, квартиры приватизированы, и столько пережито вместе, что и не отрежешь, и не выбросишь одним махом. Люди нередко принимают в таких случаях единственно возможное решение — терпеть. В итоге — депрессии, адюльтеры, и еще более разрушительная по своей сути форма одиночества — одиночество вдвоем, от которого страдают все участники этой семейной системы, особенно - дети.

2. Братство или рабство? Принадлежность к группе создает у человека очень сильное ощущение сопричастности, единения — сказывается наше общее пещерное прошлое, когда принадлежность к определенному племени много значила для выживания человека и его потомства. Племена нынче повывелись, однако различные их варианты — дворовые компании подростков, политические партии, религиозные секты «улавливают» своих членов на один-единственный «крючок» — ощущение единства с группой единомышленников, иллюзорного братства, которое частенько трансформируется в рабство — запрет на проявления какой-либо индивидуальности вплоть до отказа от личного имущества в пользу организации, требование тотального подчинения существующим групповым установкам и правилам. Становясь члеом группы, человек часто вынужден приносить в жертву собственные убеждения и нормы — групповым, и в таком случае платой за отсутствие одиночества будет утрата самого себя, своей собственной, уникальной и неповторимой, личности.

3. Погоня за удовольствиями. Как только добыча еды перестала быть основным условием выживания для человека, стремление потреблять как можно больше из спасительного рефлекса превратилось в удовольствие, дарующее эйфорию, снимающее стресс и усталость от накопившихся проблем, позволяющих на время забыть о пустоте, разъедающей нас внутри. Именно поэтому, когда мы остро переживаем своей одиночество и заброшенность, тоску по утраченной или до сих пор не найденной любви, когда мы чувствуем себя обиженными или отвергнутыми, один из патологических способов справиться с этими чувствами – «заесть» их. В ход идут пирожные и шоколадные конфеты, круассаны и хрустящие вафли – сладкое действительно на короткий миг поднимает настроение, за счет стимуляции выработки в организме гормона инсулина сладкая пища вызывает прилив энергии, однако вслед за ним наступает еще больший упадок сил, настроение падает еще сильнее… Как с этим справиться? Рука тянется за новой шоколадной конфетой, и порочный круг замыкается.

Привычка «заедать» негативные переживания очень быстро превращается в настоящую зависимость, подобную наркотической и алкогольной: любая печаль гонит к холодильнику или буфету. Этому способствует современный культурный стандарт - «любой ценой избегать негативных переживаний». Болит голова? Прими таблетку. Плохие отношения с мужем? Так разведись! Грустно? Купи новую губную помаду, новый компакт-диск, заведи любовника - замести утрату приобретением, и все снова будет хорошо Все чаще поводом для радости становится новое приобретение, и вкусная еда – лишь одна из его форм. Как хорошо известно, радость от новой покупки длится недолго, и мы совершаем новые и новые, приучая к этому с младых ногтей и наших детей: "Вот тебе игрушка (конфета, мороженое), только не плачь!".Переживая печаль по тому или иному поводу, мы нередко ощущаем то, что психотерапевты именуют «экзистенциальной пустотой» - ощущение бессмысленности жизни, напрасности наших усилий, усталость и скуку. Заполнить эту пустоту едой невозможно – полноту бытия ощущает лишь тот, кто живет, не избегая темных сторон жизни, радуясь светлым, пытаясь реализовать собственные потребности.

То же касается погони за любыми другими удовольствиями — алкоголь и наркотики, беготня по магазинам и приобретение бесконечного количества дорогой и яркой одежды, погружение в захватывающий, наполняющий зияющую пустоту адреналином и эндорфинами — гормонами счастья — мир азартных и компьютерных игр — все это — ненадежные, фальшивые суррогаты душевного равновесия, приверженность к которым чревата развитием зависимости.

4. Сети в Интернете. Пожалуй, одна из самых распространенных форм бегства от одиночества в большом городе, и одновременно, форма имитации человеческого общения — общение с помощью сети Интернет. Предоставляя головокружительные возможности для обретения новых знакомств, чрезмерно увлеченных сеть стремительно делает еще более одинокими. Отношения, которые мы строим в реальной жизни, всегда требуют значительного душевного труда по их созданию и поддержанию. Кроме того, реальные отношения всегда содержат в себе элемент риска – риска, что мы не понравимся, нас не примут такими, каковыми мы являемся, нас оставят ради кого-то, кто интереснее и привлекательнее, наконец. Люди идут на эти риски ради того, чтобы создать пространство на двоих, в котором будут и близость, и доверие, и планы на будущее. Интернет-отношения почти не требуют эмоциональных трудозатрат. Что-то пошло не так? Просто удали этот контакт из своего списка. Заблокируй возможность отправлять тебе сообщения, смени адрес почтового ящика, и начни сначала. Легкость создания контактов отучает вкладывать труд в их поддержание. Результатом становятся многочисленные короткие и пустые виртуальные отношения, страх создавать отношения реальные, желание притупить чувство одиночества новыми и новыми виртуальными романами.

Другая особенность сетевого общения такова, что образ другого человека в Интернет-общении совершенно лишен реальности. Мы наполняем его собственными фантазиями, подспудными желаниями, неудовлетворенными потребностями, и с готовностью верим, что человек по ту сторону монитора действительно таков. Не стоит забывать, что это процесс этот обоюдный, и общаются в итоге не Люда и Миша, а, скажем, Золушка, каждый вечер ровно в полночь превращающася в Принцессу, и Свинопас, ставший Прекрасный Принцем. В итоге появляется ощущение, что человек по ту сторону монитора – именно тот, кого вы всю жизнь ждали и искали, только он или она действительно вас понимает. И неудивительно – ведь общаетесь-то вы, по сути, с самим собой.

Так существуют ли пути, способы или методы, которые позволяют избавиться от гнетущего ощущения собственной неполноты, если «со мною нет кого-то»? Как ни парадоксально, психологи советуют для начала перестать его избегать. Быть с ним. Быть в нем. Случившееся ли как закономерное следствие развода, либо в результате внезапного вдовства, а возможно, и по причине того, что сам человек, как говорят психологи, интровертивен и непросто сходится с другими людьми, одиночество представляет собой ценнейший психологический ресурс, время и пространство для саморзавития, возможность понять, что именно нужно вам в этой жизни. Если вы одиноки недавно, старайтесь использовать это на полную катушку. «Время внутренней тишины» - это шанс сделать все то, что вам всегда хотелось, но было некогда, не к месту.

Вы в детстве мечтали о карьере певицы? Ступайте в класс вокала. Хотели ездить верхом? На конноспортивную базу. Пробуйте писать стихи или прозу, выращивать бонсаи, изучайте генеалогию вашего рода или средневековую геральдику. Не делайте новые увлечения способом убежать от одиноких вечером дома или холодной постели, не используйте это как способ познакомиться — если вы одиноки недавно, время заводить новые контакты наступает не сразу. Ваши занятия должны иметь для вас смысл сами по себе, вне зависимости от тех больших или малых выгод — убитого ли вечера. Мировой ли славы — которые оно может вам принести. Не ищите Другого — ищите самого себя, и со временем вам станет понятно, кто по-настоящему способен разделить ваше одиночество, а с кем не стоит и связываться. У такой позиции есть еще один серьезный профит — только самодостаточные, психологически независимые люди способны по-настоящему любить и действительно очень привлекательны.

Если ваше одиночество затянулось, и надежды на то, что оно когда-нибудь прекратится, становятся эфемерными, попробуйте создавать добро. Помните слова Роберта Пенна Уорренна «Ты должен делать добро из зла, потому что его больше не из чего делать»? Чувство одиночества — разрушающее и душу, и тело переживание, и одинокие людли бывают очень жестокими — они разучаются жалеть, со-чувствовать, со-переживать — всему тому, что люди делают вместе. Попробуйте прийти на помощь тому, кому еще хуже — отправляйтесь работать волонтером в детский дом, дом престарелых, интернат для инвалидов или общественную организацию, занимающшуюся помощью тяжело больным детям. Там всегда не хватает рук, там всегда есть дело, которым можете заняться именно вы. Возможно, именно вас там не хватает.

Одиночество заканчивается не тогда, когда мы, наконец, находим, с кем его разделить — иногда в этот момент одиночество только начинается. А перестать быть одиноким можно, создавая для своей или чужой жизни новый смысл.