Телеведущая Тина Канделаки

Материнский инстинкт ничем не отличается от животного и не изменился за время существования человечества. Однако человек живет совсем другой жизнью, иногда задавая себе вопрос: «А у меня вообще есть материнский инстинкт»? Зоопсихолог Софья Баскина продолжает тему отношений матери и ребенка

В человеческом обществе принято считать материнскую любовь чувством, неизбежно прилагающимся к ребенку. Моя подруга, недавно ставшая мамой, по секрету задала мне вопрос, который ее очень тревожил: «Когда я почувствую себя мамой? Есть ли у меня материнский инстинкт?» Мой ответ утешил и взволновал ее одновременно: она поняла, что материнский инстинкт у нее уже есть и продолжает развиваться, но относиться к нему нужно бережно.

Исследование материнского инстинкта, так же как и привязанности малыша к маме, началось с животных, а потом уже было перенесено в психологию родительско-детских взаимоотношений.

Сегодня самый популярный способ изучения отношений матери и ребенка — тест «незнакомой ситуации» (Strange Situation Test, разработан в 1980-х годах психологом Мэри Айнсворт и ее коллегами). Тест проводят в незнакомой для малыша комнате, а выглядит он как мини-спектакль.

Психологи рассчитывают длительность и частоту всех образцов поведения ребенка (играет, двигается за мамой, осматривается) и сравнивают эти характеристики в эпизодах с мамой и с незнакомкой.

Благодаря тесту Мэри Айнсворт выяснила, что привязанность бывает надежной (secure) и ненадежной (unsecure). Подразумевается, что ребенок чувствует себя надежно защищенным, а не то, что он крепко держится за мать. Ребенок с надежной привязанностью чувствует себя уверенным и словно бы знает, что мать будет рядом, как только она ему понадобится. Ненадежная привязанность бывает, в свою очередь, избегательной и амбивалентной. «Избегательная» — это когда ребенок отворачивается от матери, возвращения которой он так добивался. «Амбивалентная» — когда он совсем не может успокоиться, продолжает плакать, даже когда она вернулась, то тянется, то отталкивает ее. Айнсворт обнаружила, что 70% детей «надежно привязаны» к маме, у 15% — избегательный тип привязанности и у 15% — амбивалентный. Многочисленные последующие исследования показали похожее соотношение типов привязанности у детей в разных странах и культурах.

Тип привязанности — это то, с чем большинство из нас живет всю последующую жизнь, это матрица наших взаимоотношений с окружающим миром, с супругами, детьми, друзьями. Но отчего он зависит? Почему у одних матерей развивается один тип взаимоотношений с ребенком, а у других — другой?

В поведенческой науке материнское поведение — это комплекс реакций. Он состоит из длительного тактильного контакта с детенышем «кожа к коже», позы кормления, длительности и частоты чистки тела детеныша и материнской отзывчивости (той скорости, с которой включается материнское поведение в ответ на сигналы малышей — замечает сразу или не вспоминает о ребенке, пока он не начнет надрываться от крика).

«Включение» материнского инстинкта зависит от гормонов, сопровождающих беременность, роды и выделение молока у матери. Главное, что дают гормональные перестройки для налаживания отношений мамы с ребенком — это невероятно усиленная память. Более 90% рожениц после часа, проведенного в общении с новорожденным, способны отличать его голос и запах от голосов и запахов чужих малышей. Запах малыша снижает уровень гормонов стресса у его мамы. Через месяц мамы, не расстававшиеся с младенцем в первый час его жизни, лучше умеют его успокоить, понять, что ему нужно. Положительные последствия проявляются и спустя два года, и пять лет. Об этом написано так много, что даже в консервативных российских роддомах новорожденных стали оставлять в палате с мамами.

У природы есть и другие способы, кроме гормонов, чтобы заставить нас заботиться о потомстве. Например, «положительное подкрепление». С помощью магнитно-резонансной терапии было выяснено, что когда мама ухаживает за телом ребенка и рассматривает его личико и пальчики, у нее возбуждаются те же зоны мозга, что и при употреблении шоколада или кофе, а у игрока — во время азартной игры.

Еще один способ включения материнского поведения — «поведенческая стимуляция». У животных самку порой раздражает писк чужого детеныша настолько, что она может вначале атаковать его. Но если ей приходится терпеть присутствие детеныша (например, защищенного от нее проволочной сеточкой), ощущать его запах, слышать звуки, то спустя небольшое время она начинает проводить рядом с ним все больше времени. Тогда сеточку можно убрать и в какой-то момент, внезапно, самка проявляет весь комплекс материнского поведения. В таких экспериментах у крыс и собак даже появляется молоко.

Когда материнский инстинкт включился, мать становится особенно чувствительна к сигналам, которые посылает ей малыш. Она не только обращает внимание на тихие звуки и легкие движения ребенка, но и как будто предчувствует их. Это не обязательно означает, что она будет каждый раз хватать его на руки. Наблюдая за самыми разными млекопитающими животными в природе, мы видим, что матери непостоянно находятся рядом с подрастающими детенышами. Наоборот, со временем они все чаще выбирают место, откуда могут все время наблюдать за своим потомством, но где детишки не могут до них достать.

Идеальная история взаимоотношений матери и ребенка такова: первые сутки они проводят вместе (контакт «кожа к коже», запахи и звуки младенца помогают включиться материнскому инстинкту, а он, в свою очередь, — наладить грудное вскармливание). Развить чувствительность к сигналам малыша родителям помогает частое наблюдение за ним (при этом снижаются гормоны стресса, выделяются эндорфины). В течение первого года жизни ребенка родители никогда не расстаются с ним более чем на сутки. У ребенка появляется ощущение, что в случае необходимости мать сразу окажется рядом, развивается надежный тип привязанности. Становясь старше, такой ребенок легче налаживает контакты со сверстниками, справляется с новыми задачами и преодолевает трудности.

Это кажется простым, но молодые мамы то и дело ставят под угрозу взаимоотношения со своим ребенком, предпочитая кесарево — родам, искусственное вскармливание — грудному, платить няне, нежели самой сидеть с ребенком, работать вместо того, чтобы сидеть в декрете, строго следовать книжной методике воспитания, а не подумать, как поступить самой, посадить ребенка за обучающий детский компьютер вместо того, чтобы почитать ему книжку или вывести на прогулку. Может быть, в основе их поступков лежит желание все успеть и быть самой лучшей мамой для самого лучшего (развитого, успешного, талантливого) ребенка. Но постройка здания начинается с фундамента, а отношения с ребенком — с того глубинного, совсем животного, материнского инстинкта, точь-в-точь такого же, как у наших далеких прародительниц в пещерах без электричества и Интернета.