Подростковая влюблённость как анестезия и аванс

священник Никита Заболотнов

– Тема любви, влюблённости для подростков является не только актуальной – она является ключевой. У нас  многие взрослые не могут дать определённого ответа, что же такое влюблённость, когда дети начинают их пытать разговорами на эту тему. Поэтому нам нужно выработать какие-то правила, которые могли бы помочь нам во взаимоотношениях с нашими собственными детьми. Выстроить наше отношение, христианское отношение к влюблённости.

Ребёнок в состоянии влюблённости очень уязвим, а с другой стороны, он закрыт для родителей, для старших, считает, что во многом это его личные переживания, которые других не касаются. Нужно быть очень осторожными, чтобы в этот период не испортить отношения, которые будет сложно наладить. Когда ребёнок влюбляется, когда у него особо обострены чувства, если родители, подобно слонам, пройдутся по душе и не отнесутся к ребёнку со вниманием, то эта обида, это непонимание уйдут постепенно в подсознание. Это может изменить отношения ребёнка со своими родителями, и так будет продолжаться всю жизнь.

– Вспоминается замечательный советский фильм по повести Галины Щербаковой «Вам и не снилось». Где как раз рассказывается о ситуации, когда мама прилагает все усилия для того, чтобы отвлечь сына от его первой любви. И обманом, и шантажом, и манипулированием. Ведь родители в таких ситуациях боятся, что ребёнок запустит учёбу. Как же потом сложится его жизнь, если он сейчас гуляет допоздна, или разговаривает по телефону, или сидит в аське целыми днями, или видно, что у него явно неприятности, неразделённая любовь… Надо как-то справиться с ситуацией – а как с ней справиться?

– Каждый человек в своей жизни выстраивает определённые приоритеты: то, что для нас более важно,  и то, что менее важно. Я разговариваю с подростками, которые все буквально живут в компьютере, и на примере компьютера это очень просто объяснить: в операционной системе Windows есть процессы, которые мы можем посмотреть в диспетчере задач, и у каждого процесса есть свой приоритет. Мы можем туда влезть и поставить какому-то процессу наивысший приоритет, а другим процессам – пониже, и вся эта система будет таким образом функционировать.

Нам полезно сесть и подумать о приоритетах: что же для меня главное? Мы, христиане, считаем, или, чаще декларируем, что главное – это спасение души и другие благочестивые вещи. Но если мы честно и серьёзно подумаем, чему же мы посвящаем время, мысли, желания, к чему мы стремимся, то окажется, что в череде наших приоритетов на первом месте стоит далеко не Царство Небесное, и далеко не Христос…

В воспитании ребёнка мы точно так же должны понимать, какие у нас приоритеты воспитания. Это приоритеты, чтобы ребёнок окончил школу с золотой медалью и поступил в университет? Чтобы наше чадо было в довольстве? Чтобы ребенок был успешным? Но такие приоритеты не могут быть христианскими по сути. Единственный приоритет воспитания для нас, христиан, должен быть такой, чтобы мы вырастили человека с живой, открытой, христианской душой и указали ему путь в Царство Небесное. Чтобы мы научили его основам духовной жизни, показали, что же в жизни главное, а что второстепенное.

Когда ребёнок влюбляется, у него в голове происходит резкая смена приоритетов: раньше он мог учиться, чему-то посвящать свою жизнь, но с этого момента главным приоритетом, который на 99% теперь занимает его мысли, его жизнь, его душу является влюблённость – и  мы должны отнестись к этому с пониманием. И вспомнить, а что же важно для нас? Если мы хотим воспитать действительно хорошего человека, достойного христианина, то мы должны свои честолюбивые планы и мысли оставить в сторонке. Положа руку на сердце, можно честно сказать, что для многих родителей это успешное окончание школы, поступление в престижный ВУЗ, высокооплачиваемая работа и так далее – это не только и не столько успех ребёнка в этой жизни, сколько наш успех, наше честолюбие. Мы должны понять, что же важно для него, для нашего ребенка, и постараться ему в этом помочь.

Итак, что такое влюблённость? Влюблённость – это очень острое чувство, которое абсолютно завладевает человеком. В подростковом возрасте это чувство самое острое, потому что на фоне тех изменений, которые происходят в организме подростка, в его психике, оно становится основанием всей его жизни.

Нужно сказать честно: влюблённость – это чувство эгоистичное. Влюблённый любит не столько предмет своей симпатии, своего обожания, – он любит те чувства, которые пробуждает этот человек. То есть влюблённость – это именно острота чувств, и именно это мы и любим.

– Религиозные родители могут сказать своему сыну или дочери, особенно, если ребёнок с детства в церкви, ходит в воскресную школу: «Твое отношение к Маше или Сереже – это страсть, а со страстями надо бороться. Вот тебе том Игнатия Брянчанинова и давай, борись с этим  злом»…

– Думаю, это будет крайне глупым поступком. Если рассуждать глубинно, то, конечно, влюблённость – это проявление страстности человеческой души. Назвать это полноценной страстью нельзя, но страстность в этом есть, как и во многом другом.

Я сегодня с подростками занимался, в светской школе, и пытался им объяснить от противного, зачем, мол, жениться, вступать в брак – это неудобно, невыгодно и так далее. И логически им это доказал. Но они потом встали и сказали: ну почему же? Надо жениться, надо замуж выходить! И сказали: ведь есть любовь, и она именно скрепляет.

Недавно, готовясь к занятиям, прочитал интересную мысль, что влюблённость – это анестезия при операции сращивания двух в одного. Хотя уже, наверно, влюблённость более взрослая, юношеская.

Обычно ребятам я объясняю, что влюблённость – это аванс перед браком. В браке отношения будут меняться, быт, который войдёт в жизнь двух людей, он рано или поздно расставит всё на свои места. Так вот влюблённость – это тот залог, который покажет двоим, как им было хорошо и как может быть хорошо, если они правильно будут строить свои отношения, если будут растить уже настоящую любовь.

Влюблённость – это не любовь, это её начало, толчок любви, но как будут дальше отношения складываться, будет ли это любовь или не будет, во многом зависит от самих людей.

Я всегда сравниваю это с чувством неофита: многие пришли в Церковь уже во взрослом возрасте, прекрасно помнят себя и то чувство, когда впервые ты на службе, когда впервые причащаешься, когда всё кажется чудом, когда ощущение, что Бог рядом – оно буквально сквозит через тебя. Таким образом Господь даёт нам возможность почувствовать радость Своего присутствия и даёт частичку Царства Небесного. А потом забирает и говорит: а давай-ка теперь иди уже сам.

И вот здесь уже возникает множество сложностей. Нужно объяснить подросткам, что влюблённость – это возможность, если мы будем правильно строить отношения. Когда возникает влюблённость, у очень многих подростков проявляется так называемый подростковый негативизм, когда ребята ставят под сомнение и оспаривают абсолютно всё, что говорят им взрослые и, особенно, родители. Нужно быть особенно внимательными, чтобы не толкнуть ребёнка на плохие поступки.

– Бывает влюблённость и неразделённая, несчастная… Тревожась, мы совершаем непоправимые ошибки в отношениях с подростками – и всё из «лучших побуждений»…

– Первая подростковая любовь очень уязвима, она любит страдать и при взаимности, а если она не взаимна, если объект влюблённости и не знает, что таковым является, или любовь была отвергнута, то, конечно, ребёнок испытывает страдание. Мы должны ребёнка пожалеть, но и понимать, как христиане, что урок страдания нужен.

Подростковая влюблённость – это замечательная школа, через которую все должны пройти, и которая помогает ребятам становиться взрослее. Ведь влюблённость – это кризис, переоценка всех ценностей. Это изменение ребёнка, изменение поведения, самооценки, оценки окружающих. Эти изменения нам кажутся гипертрофированными, но эти изменения говорят о взрослении.

С точки зрения христианства, влюблённость – это абсолютно не трезвое состояние. Говорить о каком-то трезвомыслии в состоянии влюблённости – просто глупо.

Читал исследования американских ученых о том, что  у молодых людей в состоянии влюбленности в крови появляются некие химические вещества, которые обладают наркотическим действием. То есть слова, что человек опьянен любовью, они объективно отражают ситуацию, и мы должны делать на это скидку. И думать о том, как он воспримет наши слова. Мы очень часто и в отношениях друг с другом говорим что-то и считаем, что человек должен понять нас так,  как мы понимаем себя сами. А собеседник понимает нас по-своему. Это особенно надо учитывать, говоря с ребенком в состоянии влюбленности – что ребенок поймет нас по-другому. Нужно быть очень аккуратными.

– В одной пьесе Григория Горина сын короля спрашивает у отца: «Папа, я влюбился в девушку, а она меня не любит, – что мне делать?» «Страдать», – отвечает король.  Вот чего мы, родители, боимся. Мы хотим избавить свое чадо от страданий, начинаем говорить о каких-то недостатках избранника или избранницы…

– Нужно быть осторожными, но и нужно дать ребенку пострадать. Позвольте дать несколько советов. Во-первых, ни в коем случае нельзя высмеивать чувства ребенка. Да, иногда они бывают гипертрофированные и, с нашей точки зрения, смешные. Особенно это касается пап, которые более грубоваты. «Что ты разоделась? Что ты там пишешь. » – и так далее. Это ребенка сильно обижает и причиняет даже больше страданий, чем безответная любовь.

Второе – не говорить нравоучений и нотаций. Еще раз повторяю – перед вами ребенок, опьяненный любовью, он абсолютно нетрезв, не воспринимает объективно реальность. И читать ему нотации, нравоучения, тем более с привлечением святых отцов и Евангелия (кстати, Отцы крайне мало об этом писали), все это  или бесполезно,  или работает против нас.

Третье – ни в коем случае не критиковать объект влюбленности.  Нам кажется, что мы сейчас объясним, что она такая-сякая – и сын тут же ее разлюбит. Это все будет только еще больше ранить нашего ребенка и отдалять его от нас.

Подросток будет видеть в нас людей, которые его абсолютно не понимают. Он нашел сокровище, он этим сокровищем дорожит, а мы ему говорим, что это все грязь и ничего не стоит. Даже если мы видим какие-то недостатки – можно попробовать очень аккуратно, на каких-то примерах указать на них, а иногда лучше просто помолчать. Дождитесь того момента, когда пик влюбленности пройдет, ребенок будет более объективно смотреть на вещи и тогда уже с ним серьезно поговорить.

–  Еще одна страшная ошибка, как мне кажется – принижать сами чувства, которые испытывает подросток. Когда мамы говорят: да у тебя еще этих Кать будет… а сейчас все это ерунда. Как в фильме «Вам и не снилось» мама Романа говорила.

– А это говорит уже о нетрезвости самих родителей. Которые не хотят посмотреть на мир глазами своего любимого ребенка, а смотрят с высоты своего 40 или 50-летнего жизненного опыта. Ребенок это не поймет, он поймет только одно – мама и папа меня не понимают, и понять не хотят.

Полезно познакомиться с объектом влюбленности и общими друзьями.  Тут нужно действовать максимально деликатно, не нужно ставить какие-то условия – чтобы завтра привел знакомить. Надо найти повод, предложить  позвать на какое то мероприятие, день рождения,  семейный праздник – и тогда  посмотреть и поближе узнать. А родители  сейчас в первую очередь  лезут в социальную сеть  и смотрят на страницу пассии своего чада.

Чаще всего в социальных сетях не выкладывают милые семейные фотографии  или фотографии за учебой, там обычно что-то более экстравагантное, и некоторые родители просто в шоке – да как мой ребенок, которого я холил и лелеял, мог влюбиться в это чудище бескультурное?!

Вот тут и нужно попытаться познакомиться, понять, посмотреть на человека, прежде чем делать выводы. Позвольте ребенку набить шишки самому. Получить свой личный опыт, даже если это будет опыт страданий, ошибок. Я всегда родителям, которые приходят и начинают плакаться и жаловаться, говорю – вот сейчас сколько ребенку лет? 14 или 15? Я говорю – а если ему будет 23? Ой, нет-нет-нет, лучше пусть сейчас. Будет меньше последствий – больше толку.

священник Никита Заболотнов

– Но ведь бывают ситуации очень трагические, особенно у девочек – ранняя беременность, например. Родители видят, что мальчик старше, явно опытнее, и он может юную прекрасную девочку развратить. В этой ситуации очень трудно проявлять деликатность и позволять дочери набивать шишки.

– Да, несомненно. Я-то говорю о более невинных проявлениях влюбленности…  Когда мы видим, что ситуация может отразиться на жизни, здоровье ребёнка, конечно, мы должны вмешиваться. Но нужно быть крайне осторожными: запретим, а девочка может убежать, и где мы будем её искать? Мы помним «Ромео и Джульетту», и чем всё там кончилось.

Иногда родителям стоит посоветоваться с кем-то более старшим, не из их круга семьи, потому что родители тоже смотрят на ситуацию нетрезво, не видят нюансов. Если есть духовник в семье – обратиться к нему, чтобы он со стороны подсказал, как лучше поступить.

Не нужно вмешиваться в отношения между влюблёнными. Если ребёнок не просит совета – не нужно ему советовать. Оставайтесь наблюдателями до тех пор, пока ситуация не стала крайней. Потеряв доверие, его будет трудно потом восстановить. Чтобы не потерять доверие, нужно уяснить два важных момента: стараться не рыться в детских вещах и не рыться в телефоне, компьютере, планшете. Ребёнок это может увидеть, и для него это будет предательством, знаком недоверия.

Ещё стоит рассказать ребёнку о своей первой любви. Когда мы говорим, что это пройдёт, мол, не переживай – это глупо с точки зрения ребенка. Но когда мама расскажет о своей первой любви, то в голове ребёнка сработает: так, его звали Дима, а папу зовут Серёжа… Значит, они потом уже поженились, а вот хорошо живут, ругаются, конечно, иногда, но я появился… И чем более эмоционально, искренне мы расскажем о своих первых переживаниях, тем больше будет пользы для ребёнка. Если были дневниковые записи – этим можно с ребёнком поделиться. Это будет залогом доверия.

Надо научиться для подростка быть другом. Научиться иногда просто слушать. Когда ребёнок, особенно девочка, рассказывают о чём-то, не стоит давать советов, можно просто выслушать, погладить по головке, пожалеть, поддержать и всё. Хорошо и помолиться во время этого «умного» слушания. И потом, в критической ситуации, когда для ребёнка будет стоять вопрос между жизнью и смертью, он может к нам прийти, позвонить, и мы сможем своим словом, вниманием его спасти.

Мы должны помнить о великой силе молитвы, молитвы общесемейной. Когда родители, бабушки-дедушки молятся за своего ребёнка, находящегося в тяжёлом положении. И самому ребёнку во время утешения полезно сказать: а ты помолись. Позвать вместе помолиться, встать перед иконой, перед Богом попросить. Это очень важно для ребёнка, что родители не вмешиваются, а помогают молитвой, призывают в его жизнь Бога. Не всегда дети пойдут на контакт, но попробовать стоит. А в период кризиса у ребёнка наша молитва должна быть не теплохладной, а горячей. Молиться, чтобы Господь уберёг ребёнка от дьявольских искушений.

– А подростки из верующих семей – они склонны делиться с родителями, или со священниками, с которыми уже есть некоторый контакт?

– Любые подростки поделятся в первую очередь с подругой или другом. Хоть верующие, хоть неверующие. А дальше уже зависит от того, как выстроены личные отношения с родителями и духовником. Бывает, что ребёнок и доверяет духовнику, но не видит в нём друга. Он понимает, что священник ему скажет: молись, постись, это искушение… Часто замечаю, что те ребята, которые делятся с родителями, они делятся и со священником, а те, которые с родителями не откровенны, они и со священником не всегда будут говорить о личном.

– Так нужно с подростками говорить не о браке и семье только, а именно о любви и влюблённости? В школе, в воскресной школе?

-Это нужно делать обязательно. И о браке говорить тоже. Ибо отделять влюблённость и любовь от брака неправильно.

– Но и брак, разговор о браке отделять от любви неправильно.

– Да, об этом следует говорить в совокупности, в целостности. Я уже 10 лет говорю о любви и влюблённости с подростками, и это тема, на которой всегда тишина. Сколько бы не было в классе ребят – 20, 30, (один раз было 3 класса, 70 человек в актовом зале) – всё равно тишина. Для них это так важно, а никто с ними об этом не говорит. А если и иногда говорят, то лучше бы не говорили… Начинается нравоучение, мораль, и дети воспринимают это в штыки. Дети учатся из фильмов, и далеко не самых лучших.

– А Вы с ними разговариваете на примере литературы, кино или из собственного опыта?

В разных аудиториях я привожу разные примеры. Иногда из классической литературы, иногда из собственного опыта, а чаще из того актуализированного опыта, который есть у них. Фильмы современные и сериалы. Например, из сериала «Молодёжка».

В воскресной школе берём примеры из тут же находящихся Васи, Оли, и ребятам это ближе.

Но ведь личную жизнь Васи или Оли нельзя публично обсуждать…

– Несомненно. Но мы обычно делаем это с юмором и между теми детьми, между которыми чувств нет. Для них это приключение, им весело. Они улыбаются, и это не обидно.

– Многие верующие родители негативно относятся к Дню всех влюбленных, могут запрещать, например, валентинки писать, отмечать как-то, если где-то такое отмечается, мол, развратный, нехороший праздник… Как правильно к нему относиться?

Я думаю, это повод поговорить с детьми о любви и влюблённости. Где мы ещё этот повод возьмём? Не вдаваясь в подробности, какой это праздник: католический или светский, – просто взять и поговорить.

Но очень важно, чтобы перед беседой с ребенком мы сами для себя определились в тех жизненных приоритетах, которые мы ставим для себя и для ребенка, а также в понятиях: что мы подразумеваем под тем или иным словом.  Тогда будет проще найти общий язык с ребенком и донести до него ту нашу мысль, а может быть, даже боль, которой мы хотим с ним поделиться.

Иерей Никита Заболотнов. Родился 3 марта 1982 года в Екатеринбурге. Окончил Тобольскую Духовную семинарию и Российский государственный профессионально-педагогический университет. В течение 11 лет занимается организацией православных палаточных лагерей и сплавов для детей и подростков, 10 лет ведёт курс нравственных бесед с подростками, в том числе в общеобразовательных школах города. Женат, трое детей.