Абортивное действие средств контрацепции

Целью данного издания является информирование широкого круга читателей о современных средствах контрацепции, обладающих абортивным действием, и в силу этого неприемлемых для применения православными христианами. Книга будет полезна пастырям, клирикам и мирянам, занимающимся защитой семьи, материнства и детства, всем, кто не желает впадать в смертный грех убийства собственных детей и желает уберечь от этого греха своих близких.

Предисловие составителей

Целью данного издания является информирование широкого круга читателей о современных средствах контрацепции, обладающих абортивным действием, и в силу этого неприемлемых для применения православными христианами. Книга будет полезна пастырям, клирикам и мирянам, занимающимся защитой семьи, материнства и детства, всем, кто не желает впадать в смертный грех убийства собственных детей и желает уберечь от этого греха своих близких.

Авторы приглашают всех заинтересованных лиц к общецерковному обсуждению поднятых в издании проблем и выражают надежду, что по результатам этого обсуждения будет принят официальный общецерковный документ, отражающий позицию Русской Православной Церкви по абортивной контрацепции – одной из самых табуированных тем в современном обществе.

Мы осознаем, что призыв изложить и отстоять православную позицию по абортивной контрацепции является призывом к исповедничеству, особенно для врачей, работающих в системе Минздрава. Но также мы осознаем, что цена компромиссного замалчивания этой проблемы – миллионы детей, ежегодно убиваемых в материнских утробах в первые дни после зачатия, за которых никто не решается заступиться, и еще большее количество людей, губящих свои бессмертные души вольным или невольным соучастием в детоубийстве.

Церковь и наука об абортивной контрацепции и начале человеческой жизни

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви говорится следующее: «Религиозно-нравственной оценки требует также проблема контрацепции. Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту»[1] .

Об этом же говорится в заявлении Церковно-общественного совета по биомедицинской этике «О грехе детоубийства»: «Совет по биомедицинской этике констатирует, что все гормональные препараты, а также другие контрацептивные средства, «противозачаточный» эффект которых основан на недопущении имплантации оплодотворенной яйцеклетки, являются абортивными средствами, а их применение равнозначно аборту, т.к. губит уже начавшуюся жизнь»[2] .

Проблема абортивной контрацепции и фармакологических абортов поднималась на первом заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства 6 апреля 2012 г. «Минздрав, декларируя борьбу с абортами, начал продвигать химические аборты, представляя их как некое благо по сравнению с хирургическими. В производстве абортов произошла технологическая революция: российскими компаниями налажено массовое производство мифепристона, который можно купить без рецепта. Еще большую проблему представляет так называемая гормональная контрацепция абортивного действия. В условиях полной доступности химических абортов, их официальной поддержки Минздравом и государственного финансирования, запрет или ограничения хирургических абортов потеряли смысл. За счет неучтенных химических убийств нерожденных детей число абортов растет, а не сокращается»[3] .

К сожалению, это ясно выраженное мнение Церкви остается неуслышанным государственными структурами, медицинским сообществом и потребителями его услуг.

Основная проблема признания абортивного действия средств контрацепции состоит в следующем. В последние десятилетия и на Западе, и в России врачам и всему обществу активно навязывается ложное представление о начале человеческой жизни и беременности не в момент соединения сперматозоида и яйцеклетки и образования уникального генетического кода нового человеческого существа, а только после имплантации – прикрепления зачатого ребенка к стенке матки.

Начало этому было положено в 1965 году, в разгар сексуальной революции и появления широкого рынка сбыта средств контрацепции, когда Американский колледж акушеров и гинекологов (American College of Obstetricians and Gynecologists — ACOG) выпустил бюллетень медицинских терминов, в котором было «официально» изменено определение зачатия. Вместо общепринятого до этого соединения сперматозоида и яйцеклетки зачатием стала считаться имплантация: «Зачатие — это имплантация оплодотворенного ооцита (яйца)»[4] . Причиной изменения послужили не результаты каких-либо новых исследований или открытий, а чисто рыночные соображения. Для роста продаж не должно было быть никаких, в том числе этических, препятствий. В то время аборты в США были запрещены, а большинство населения относило себя к тем или иным христианским конфессиям, что и послужило причиной такого маркетингового хода. Эта подмена понятий была совершена для продвижения средств контрацепции с абортивным действием, а в дальнейшем и для развития вспомогательных репродуктивных технологий, основанных на производстве человеческих эмбрионов с последующим уничтожением «избыточных» особей, использованием их для проведения экспериментов и производства клеточного материала для стволовой терапии.

Несоответствие этой позиции общепринятым определениям зачатия и беременности казалось бы, налицо:

«БЕРЕМЕННОСТЬ, процесс внутриутробного вынашивания плода у живородящих животных и человека; длится с момента оплодотворения до рождения плода»[5] .

«ЗАЧАТИЕ, физиолог. процесс, обусловленный актом оплодотворения; с этого момента начинается развитие нового организма в теле матери, и, следовательно, наступает беременность»[6] .

Но, потраченные на лоббирование интересов фармкомпаний и программ планирования семьи средства принесли свои плоды и в России. В определении Большого медицинского словаря 2000 года уже говориться следующее: «Зачатие (conceptio) — возникновение беременности; включает оплодотворение яйцеклетки и имплантацию плодного яйца».

На этом ложном представлении о начале человеческой жизни построена вся современная политика охраны репродуктивного здоровья, планирования семьи, профилактики абортов, развития репродуктивных технологий, которая осуществляется международными и национальными органами здравоохранения. Нет беременности — нет ребенка — нет проблемы. Совесть врача ничего не мучает, он занимается профилактикой искусственных абортов.

Например, следующие утверждения можно встретить в рецензируемых научных изданиях и приказах Министерства здравоохранения: «Поэтому, даже если овуляция и оплодотворение произошли, яйцеклетка не может закрепиться в эндометрии, и беременность не наступает»[7] .

Еще одна манипулятивная подмена, которая имеется в приведенной выше цитате, и вообще часто встречается в официальных изданиях Министерства здравоохранения и производителей контрацептивов с абортивным действием – это применение термина «яйцеклетка» или «оплодотворенная яйцеклетка» по отношению к человеческому существу на стадии его готовности к имплантации. Прикрепление к стенке матки обычно происходит на 7-й день беременности. К этому времени человек давно уже не является одноклеточным организмом. Первое деление оплодотворенной яйцеклетки – зиготы обычно происходит через 30 часов после зачатия. После этого деление начинает происходить очень быстро, клеток становится много. Эмбрион, готовый к имплантации, носит научное название «бластоциста». Бластоциста состоит из множества клеток двух типов: трофобластов, расположенных на поверхности, и эмбриобластов, расположенных внутри. Внутренняя клеточная масса — это собственно ребенок, а трофобласты отвечают за имплантацию и вместе с клетками эндометрия материнской матки образуют плаценту[8] . Трудно поверить, что все эти сведения неизвестны авторам документов Минздрава, многие из которых имеют научные степени. Это проблема мировоззрения и профессиональной этики.

О начале человеческой жизни в момент оплодотворения однозначно говорят данные эмбриологии и генетики, согласно которым жизнь человека как биологического индивидуума начинается с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток и образования единого ядра, содержащего неповторимый генетический материал. Единственным объективным и научно-обоснованным признаком того, является ли конкретное живое существо человеком, является его человеческий геном. Человеческий эмбрион, начиная со стадии зиготы, безусловно, удовлетворяет этому условию, а это значит, что получая от организма матери в нужном количестве кислород и питательные вещества, он со временем разовьется в, так называемую, «полноценную личность». В этом смысле эмбрион ничем не отличается от уже рожденного ребенка и с точки зрения науки.

Согласно вероучению Православной Церкви началом человеческой жизни в единстве ее телесной, душевной и духовной составляющих является именно зачатие-оплодотворение. Об этом свидетельствуют Священное Писание, каноны Вселенских соборов, труды святых отцов, литургика, церковные праздники Благовещенья, Зачатия Пресвятой Богородицы, Зачатия св. Иоанна Предтечи, современные документы, такие как Основы социальной концепции Русской Православной Церкви.

Одним из самых ярких свидетельств этого является евангельское повествование о встрече Приснодевы Марии и св. праведной Елизаветы, о внутриутробном таинственном общении младенцев Иисуса и Иоанна, которые произошли через несколько дней после Благовещения – воплощения и вочеловечивания Предвечного Бога. Кто из православных христиан станет отрицать бытийность при этом Господа Иисуса Христа во всей полноте его Божественной и человеческой природ, последняя из которых была на стадии бластоциста до имплантации?

«Когда Елисавета услышала приветствие Марии, взыграл младенец во чреве ее; и Елисавета исполнилась Святаго Духа, и воскликнула громким голосом, и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне? Ибо когда голос приветствия Твоего дошел до слуха моего, взыграл младенец радостно во чреве моем». ( Лук.1:41-44 ).

В наши дни по причине оскудения веры большинство зачатых детей не доживает, как до своего физического рождения, так и до рождения в Жизнь Вечную, которое по учению Православной Церкви происходит в Таинстве Крещения («…истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» — Иоанн 3:5). Их жизни прерываются посредством различных медицинских технологий. Очень часто это происходит ненамеренно, по неведенью, вызванному злонамеренным введением в заблуждение.

Ценность информации об абортивном действии средств контрацепции очень высока – это вопрос жизни и смерти зачатого ребенка, спасения или пребывания в смертном грехе детоубийства его родителей, врачей, фармацевтов, госслужащих, политиков и всех, ответственных за распространение этих средств. Ведь согласно 2-му и 8-му каноническим правилам святителя Василия Великого: «Умышленно погубившая зачатый в утробе плод подлежит осуждению смертоубийства… Тонкаго различения плода образовавшагося, или еще не образованнаго у нас несть. Дающие врачевство для извержения зачатого в утробе суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы». Поэтому эта информация должна быть доступна. На ее основе должны приниматься государственные и церковные программы профилактики абортов, совершаться личный выбор по поводу отказа или применения тех или иных средств контрацепции.

Механизмы абортивного действия гормональных и внутриматочных средств контрацепции

В наши дни агрессивный маркетинг средств контрацепции, имеющих абортивное действие, к сожалению, является основой большинства международных, национальных, региональных и муниципальных программ «профилактики искусственных абортов и охраны репродуктивного здоровья» на канонической территории РПЦ МП. При этом явным образом нарушаются не только христианские заповеди, но и гражданские законы. Последние, как минимум, гарантируют право потребителей медицинских товаров и услуг на получение достоверной и доступной для понимания информации о механизме их действия на организм человека, побочных эффектах, возможных осложнениях и противопоказаниях. В частности об этом идет речь в пункте 1 статьи 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»: «Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи».

Информация об абортивном действии контрацептивов находится в открытом доступе – в современных руководствах по контрацепции, в справочниках лекарственных препаратов, на сайтах производителей и регуляторных органов и никем не оспаривается[9] .

Об абортивном действии говориться в официальных изданиях Министерства здравоохранения: «Внутриматочная гормональная система «Мирена» — механизм действия — изменение состояния эндометрия, сгущение шеечной слизи. Гормональные контрацептивы — механизм действия — подавление овуляции, изменение состояния эндометрия, сгущение шеечной слизи (зависит от вида контрацептива). Внутриматочные спирали, не содержащие гормонов, — механизм действия — затрудняют оплодотворение яйцеклетки и прикрепление ее к внутренней оболочке матки»[10] .

Но в научной и справочной литературе, в листках-вкладышах упаковок противозачаточных средств абортивное действие подается в завуалированном виде с применением медико-биологической терминологии, недоступной для понимания большинства потенциальных потребителей, не имеющих профильного образования. Эта информация не афишируется и не разъясняется во время проведения рекламных кампаний средств контрацепции и при их назначении врачами.

Анализ специальной литературы говорит о том, что наряду с противозачаточным, абортивное действие есть у всех гормональных контрацептивов (ГК), доступных на рынках России и стран СНГ.

В этом смысле между собой разные ГК отличаются только частотой неудач их собственно контрацептивного (противозачаточного) действия, которое заключается в подавлении овуляции – созревания и выхода яйцеклетки, а также в увеличении вязкости слизи в шейке матки, что делает ее труднопроходимой для сперматозоидов. Гарантировать предотвращение встречи яйцеклетки и сперматозоида, то есть зачатия, могут лишь большие дозы эстрогенов, крайне опасные для женского здоровья и запрещенные к применению. Контрацептивные неудачи современных низко дозированных средств приводят к зачатию, а затем и к включению абортивного действия гормональных препаратов[11] .

В инструкциях и описаниях противозачаточных средств абортивное действие обозначается следующим образом: «снижение восприимчивости эндометрия к бластоцисте», «пролиферации эндометрия и его секреторной трансформации», «действует на эпителий эндометрия, уменьшая вероятность имплантации», «вызывает переход эпителия эндометрия из пролиферативной фазы в секреторную», «оказывает тормозящее действие на изменения, необходимые для подготовки эндометрия к имплантации оплодотворенной яйцеклетки», «вызывает изменения в эндометрии, которые приводят к нарушению процесса имплантации яйцеклетки», «препятствует имплантации оплодотворенной яйцеклетки», «вызываемая препаратом регрессия пролиферации эндометрия препятствует имплантации оплодотворенной яйцеклетки» и т. п.

На общеупотребительном русском языке это звучит следующим образом: «Действие препарата изменяет внутреннюю слизистую оболочку, выстилающую полость матки (эндометрий), и делает ее непригодной для прикрепления (имплантации), роста и развития зачатого ребенка (бластоцисты, оплодотворенной яйцеклетки), вызывая его гибель и аборт».

Некоторые производители вовсе не указывают в русскоязычных инструкциях на абортивное действие отдельных ГК. Например, ЖАНИН (JEANINE), ЯРИНА (YARINA) – производитель BAYER SCHERING PHARMA, AG. Однако информацию о нем можно получить из инструкций на английском языке.

Еще один уже преимущественно абортивный вид «контрацепции» – внутриматочные средства (ВМС). Существует свыше 50 разновидностей внутриматочных средств (спирали, дуги, петли, пружинки и т. д.), среди которых наиболее часто используются полиэтиленовая петля Липпса, Т-образные контрацептивы содержащие медь и Т-образные контрацептивы, содержащие гормоны.

Действие ВМС заключается в следующем:

«1. Под влиянием ВМС происходит травматизация эндометрия, выброс простагландинов, повышается тонус мускулатуры матки, что приводит к изгнанию эмбриона на ранних стадиях имплантации.

2. ВМС усиливает сокращения маточных труб и матки, поэтому оплодотворенная яйцеклетка попадает в матку преждевременно. Трофобласт еще неполноценный, эндометрий не подготовлен к приему оплодотворенной яйцеклетки, в результате чего имплантация оказывается невозможной.

3. ВМС как инородное тело вызывает лейкоцитарную инфильтрацию эндометрия. Возникающие воспалительные изменения эндометрия препятствуют имплантации и дальнейшему развитию бластоцист.

4. Лейкоцитарная инфильтрация сопровождается увеличением количества макрофагов, которые осуществляют фагоцитоз сперматозоидов. Добавление меди и серебра к ВМС усиливает сперматоксический эффект.

Гормонсодержащие ВМС относятся к третьему поколению ВМС. Предпосылкой для создания нового вида ВМС послужило стремление комбинировать преимущества двух видов контрацепции – оральных контрацептивов (ОК) и ВМС, уменьшив недостатки каждого из них. Эти спирали оказывают прямое локальное действие на эндометрий, маточные трубы и слизистую оболочку шейки матки»[12] .

«Анализируя механизм действия ВМС, которые по своей сущности относятся к разряду инородных тел, легко убедиться в том, что они не представляют преграды для сперматозоидов, не мешают овуляции и не препятствуют оплодотворению овоцитов в маточных трубах. В то же время постоянное присутствие в полости матки инородного тела нарушает имплантацию плодного яйца в связи с его ускоренным поступлением из маточных труб и отсутствием полноценной секреторной трансформации эндометрия. Отмеченное обстоятельство свидетельствует о том, что при регулярной половой жизни у пользующихся ВМС женщин из месяца в месяц происходит зачатие с последующим самопроизвольным прерыванием беременности на первой неделе её развития»[13] .

Важность информирования об абортивном действии средств контрацепции

В наши дни большинство людей, в том числе, многие православные клирики и миряне, остаются в полном неведении или имеют ложные представления по этому крайне важному вопросу. Врачи-гинекологи также довольно часто имеют неверные представления о механизме действия противозачаточного средства, т. к. информацию о препаратах они получают от представителей фармацевтических компаний, которые заинтересованы только в росте продаж, и от организаций, активно осуществляющих программы сокращения населения через контроль рождаемости[14] .

В целях продвижения современных средств контрацепции в фармацевтике и медицине действие препарата стало принято считать абортивным, только если он убивает уже имплантировавшийся зародыш. Если препарат препятствует имплантации зачатого ребенка, то считается, что искусственного аборта якобы не происходит. Поэтому если священник или прихожанка интересуется у своего знакомого, даже подчас православного, врача, есть ли абортивное действие у тех же гормональных контрацептивов, то тот вполне искренне может утверждать, что абортивного действия нет.

Таким образом, порою складываются ситуации, когда женщин допускают к Причастию и другим Таинствам, в то время как современные средства контрацепции убивают в их утробах зачатых детей. С другой стороны имеются случаи жалоб в Патриархию на священников, не допускающих женщин, применяющих абортивную контрацепцию, к участию в Церковных Таинствах.

Ситуация при которой средства контрацепции с абортивным действием отнесены к категории лекарственных препаратов нарушает права верующих врачей и фармацевтов, вынужденных эти средства назначать и продавать.

Проблема продвижения абортивных средств контрацепции в качестве «профилактики» абортов.

На пропаганде и продвижении абортивных средств гормональной и внутриматочной контрацепции основаны все программы профилактики абортов Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, о чем свидетельствует отчетная документация этого ведомства. Аналогичная ситуация сложилась и в других странах СНГ.

Таблица 24. Профилактика абортов