Как устроить праздник при маленьком бюджете

Разные времена мы переживали, в том числе не слишком простые. И копейки считали — а какой студент не считает? Нет, родители, конечно, помогали, но на все не хватало, только на необходимое.

Грустно вроде бы, да? Но, скажу вам откровенно, мы нисколько не грустили! Секрет прост — мы были молоды! Конечно, мы мечтали о другой жизни, знали, что бывает по-другому, но все эти мелочи — тотальный дефицит, отсутствие денег — переживали совсем легко.

Теперь расскажу вам историю, которая произошла на самом деле лично со мной.

Итак, мне девятнадцать, я студентка, мой возлюбленный, который через полгода станет моим мужем, — тоже студент. И нам, дуракам, захотелось романтики. А впрочем — почему дуракам? Возраст был такой, когда ничего не пугает и не страшит.

Мы собрались на дачу. Что здесь, казалось бы, страшного, тем более экстремального? Подумаешь — дача! С печкой, кстати, и с газовой плитой. Да еще и в ближнем Подмосковье.

Но экстрим присутствовал — в том январе ударило тридцать пять градусов. Такая выдалась зима, что лопались батареи и люди разводили во дворах костры.

А мы — на дачу! Ведь главное — лес, снег, деревянный дом. И мы — вдвоем! (Остальные подъедут позже.)

Первая машина, которую мы поймали, встала в центре — что-то там «закипело» и сломалось. Вторая — у Окружной. Опять выгружаемся и перегружаемся. Желающих тащиться за город, в темноту, холод — почти нет. Одного уговорили — жадный попался, на наше счастье. Ох, эту «дорожку» долго я буду помнить…

«Закипали», глохли — словом, прелести советского автопрома испытали на себе. Куда-то заливали водку, где-то клянчили ведро кипятка.

Водитель ненавидел нас и не скрывал этого. А мы — мы веселились: какие же впереди приключения!

С божьей помощью добрались, выгрузили котомки. Снегу по грудь, калитку не открыть — лопата в доме. А мы опять веселимся! Перелезли через забор, перетащили вещи, открыли дом.

В доме — так же «славно», как и на улице, разницы никакой. Затопили печь, зажгли газ — все четыре конфорки, — растопили снег и сварили пельмени. Попили чайку. Кровать перетащили на кухню — там было чуть-чуть гуманнее. Заснули, конечно, под тремя ледяными одеялами. Печка упорствовала и растапливаться не желала.

Под утро страшно было высунуть нос. Наверху, под потолком, куда поднимался жар от плиты, все было буквально раскалено, а на полу стояло ведро, полное нерастаявшего льда.

Но мы опять не горевали, да и печка наутро была к нам более милостива. А к вечеру на электричке должны были подъехать друзья.

Мы прибрались в доме, растопили на плите пару ведер снега и отправились на улицу — наряжать елку. Выбрали самую пушистую, нацепили мишуру, шарики и гирлянды. Почистили дорожку к дому.

И все нам было легко, все смешно, все в радость. Приехали друзья, две пары, — ошалевшие, окоченевшие в электричке и во время долгого пути от станции.

Работа закипела: ребята кололи дрова, накрывали на стол, а мы, девчонки, готовили праздничный стол.

Вот мы и подошли к бюджету этого рискованного мероприятия. Что же планировалось на нашем праздничном столе. Напомню: мы — студенты, неумехи, а в стране очередная острая фаза дефицита.

Мы старались изо всех сил: порезали овощи на оливье — с колбасой, разумеется. Огурец был соленый, и один. Ни свежего, ни маринованного, но — сошло!

Далее — салат с горбушей. Совсем дешево и совсем просто: банка консервированной горбуши, рис и репчатый лук. Майонез, разумеется. Потом сырный салатик с чесноком и свекольный с черносливом.

Селедка — тощая иваси, другой не было. Но ничего, сошло — с лучком и пахучим маслом. К ней — картошечка, куда без нее.

Что же было еще? Выпрошенные у мамы банки шпрот и сайры, выданные жалостливой бабулей пирожки с барского стола — в бумажном кулечке. И еще — полбатона сухой колбасы, просто украденной из родительского холодильника.

Все в складчину, кто сколько мог и успел.

Конечно, мы нарядились и накрасились. только вот туфельки не пригодились: к платьям надели валенки, по полу по-прежнему нещадно дуло.

На столе стояли простые свечки и очень оживляли скромную дачную сервировку. Мигали цветные лампочки на люстре. В вазе пахла ветка сосны с шишками. И наши «творения». Мы были счастливы! А когда наелись и выпили, дружно выкатились на улицу.

Развели костер и плясали вокруг наряженной елочки, горланили песни уже охрипшими голосами.

Потом плясали и горланили дома, танцевали под Джо Дассена очень «медленные» танцы.

Играли в шарады, города и еще во что-то — не помню.

Кто-то из ребят нарядился Снегурочкой, было забавно.

Угомонились на рассвете. Проснулись к вечеру и с удовольствием доели то, что осталось, и остатки, как всегда, оказались очень даже сладки.

Уезжали поздно вечером. Честно говоря, очень хотелось домой — в теплую квартиру и под теплый душ, к маминым холодцам и бабушкиным пирогам. Ну оставили же они нам чего-нибудь вкусненького? Не настолько же они бессердечны!

В электричке мы дружно уснули.

Сколько лет прошло с тех пор, Господи! Сколько воды утекло! Сколько было всего в нашей жизни: и хорошего, и плохого — всякого.

Но тот Новый год, беззаботный, шальной, бесшабашный, очень веселый и очень бюджетный — самый бюджетный в моей жизни — я помню до сих пор и считаю его лучшим!

Мария Метлицкая – автор повестей и рассказов. В своих книгах описывает обычные судьбы простых людей. Сочный язык, увлекательные сюжеты, легкая ирония отличают стиль настоящего мастера. Метлицкая без излишнего морализаторства и депрессивных ноток поднимает серьезные морально-этические, социальные и психологические проблемы, с которыми сталкивается практически каждый из нас. В издательстве «Эксмо» вышла новая книга Марии Метлицкой «Дневник свекрови».

Может, от того, что мы были молоды и абсолютно бесстрашны? Да, наверно.

И все же — дело не только в этом. Тогда мы умели создать себе праздник из ничего.

А сейчас? Конечно, мы обленились, конечно, устали и, увы, не помолодели, конечно, избаловались — много готовить муторно и неохота, да и к тому же в магазинах все есть, на любой вкус и кошелек. Деликатесы — икра, колбаса, рыба — стали вполне обыденной едой.

Наряды тоже вполне доступны — не нужно бегать, унижаться и доставать.

Но что-то мы потеряли, определенно. Остроту ощущений, что ли.

Все-таки, наверно, молодость…

Но — я настаиваю! — праздник — это прежде всего состояние души, которое не зависит от толщины кошелька и наличия деликатесов на столе, это не обязательно дорогой ресторан или заморские страны.

Праздник — это родные и любимые, которые собрались за твоим столом. И еще — то, что приготовлено для них твоими руками, и то, что для них же припрятано в ярких пакетиках для под елкой. Праздник — все, во что ты вложила душу и сердце.

Мария Метлицкая специально для «Клео»