Возрастные изменения чувства времени

Несмотря на выраженность и очевидность возрастных изменений чувства времени, убедительных интерпретаций таких эффектов в науке не дается. Предлагаемые объяснения рассматриваемого феномена, как правило, акцентируют внимание на отдельных аспектах и причинах его возникновения. Учитывая это, целью данной работы является определение общих теоретических положений и подхода для эффективной интерпретации возрастного ускорения хода физического времени, изменений чувства времени человека.

В биологически ориентированных интерпретациях предполагается, что возрастное замедление течения психологического времени зависит от естественного замедления процессов гомеостаза в организме. В этой связи можно отметить, что замедление течения органических процессов действительно влияет на общую активность и может быть существенным фактором снижения частоты и силы новых жизненных впечатлений человека. Вместе с тем диапазон возрастных изменений оценок и переживаний времени столь широк, что его вряд ли следует прямо связывать с гомеостатическими изменениями. И, с другой стороны, биографии многих выдающихся мыслителей и деятелей культуры свидетельствуют о том, что с возрастом их интеллектуальная активность не только не снижалась, а даже повышалась до некоторых предельных значений, достигавшихся в зрелости и даже в преклонных годах, когда впечатление ускорения течения физического времени становится чрезвычайно выраженным.

Точка зрения на причины рассматриваемого феномена, близкая к приведенной выше, но уже имеющая психологические корни, связывает переживание течения времени с событийной насыщенностью жизни человека. В рамках такого рода интерпретаций имеет значение, прежде всего, интенсивность и число значимых для субъекта событий. В данном случае полагается, что с возрастом событийный поток уменьшается, а получаемые человеком впечатления становятся привычными и течение психологического времени замедляется. Созвучно с такой точкой зрения С. Тейлор рассматривает связь между скоростью течения времени и количеством перцептивной информации, перерабатываемой сознанием. В данной концепции полагается, что с увеличением количества воспринимаемой информации физическое время для человека замедляется. При этом в общем случае С. Тейлор связывает изменения в оценке и переживании человеком течения времени и с информационной насыщенностью его взаимодействий с действительностью, и с изменением силы его «Эго». Соответственно такому видению и впечатление ускорения времени с возрастом может относиться на счет уменьшения объема перерабатываемой сознанием информации.

Следует отметить, что указанные связи вполне выражены для преклонного возраста. Однако, как и в случае ссылок на метаболические процессы, такие связи не могут быть приняты как единственно значимые. Для многих зрелых людей частота значимых событий и информационная насыщенность впечатлений может увеличиваться. Но именно в этот возрастной период, а довольно часто уже и в молодости, человек с полной ясностью осознает не только ограниченность жизни, но и её быстротечность. К этому также необходимо добавить и тот факт, что информационная насыщенность воспринимаемых событий величина относительная и субъективная. В то время как для одного человека, в зависимости от его целей, состояния и опыта, некоторое событие может быть незначительным, для другого – то же самое событие увязывается с самыми существенными аспектами жизнедеятельности. С таких позиций для деятельных интеллектуалов преклонного возраста малозаметный для иных окружающих факт может иметь исключительно большое информационное наполнение. Как следствие, объем информации из одного воспринимаемого такими интеллектуалами события, может быть существенно большим, чем суммарная информация, получаемая молодыми людьми из множества различных фактов.

Предложено ряд объяснений рассматриваемого феномена, которые обобщенно можно принимать как ориентированные на прошлое человека. В представленном аспекте П. Фресс отмечает, что переживаемая длительность проживаемых лет оценивается человеком относительно продолжительности прожитой жизни. Полагается, что в результате такого умозрительного сопоставления каждый последующий год представляется человеку как более короткий по отношению к прожитому.

В аспекте ориентации на прошлое возрастное замедление психологического времени может рассматриваться и с позиций причинно-целевой концепции Е.И. Головахи и А.А. Кроника. Исходя из положений этой концепции, следует предположить, что увеличение числа нерешенных человеком в прошлом проблем приводит к отягощению его настоящего, к накоплению актуальных межсобытийных связей и, как следствие, к ограничениям возможностей планирования перспективы будущего. В результате отмеченных тенденций число новых значимых впечатлений сокращается, а человек погружается в круговорот поиска решений ранее возникших проблем, но представленных в настоящем в новом виде и в новых условиях.

В выводах по своей работе М.П. Карпенко с соавторами определяют связь между возрастными изменениями восприятия времени и функциями памяти. В обосновании указанного подхода принимаются во внимание факты снижения количества запоминаемых событий с увеличением возраста и числа вспоминаемых событий в зависимости от их давности относительно настоящего. Опосредованно здесь предполагается и снижение уровня психической активности в связи с прожитыми годами. На основании результатов анализа эмпирических данных исследователи делают заключение о том, что сопровождающее увеличение возраста впечатление ускорения физического времени обусловлено уменьшением числа запоминаемых человеком событий. Вместе с тем, авторами не приводится ни количественных данных, свидетельствующих о связи указанных параметров, ни соответствующей доказательной аргументации. Конечно же, процессы памяти, организующие временную перспективу прошлого, являющиеся опорой для восприятия настоящего и формирования представления о будущем, имеют фундаментальное значение для реализации функций оценки и переживания времени. Однако, помимо самого факта ассоциативного воспоминания события, должна также учитываться и мотивационная обусловленность и целесообразность такого воспоминания. В целом же следует отметить, что увязывание процесса текущего разворачивания субъектом временной перспективы жизнедеятельности, содержащей события прошлого, настоящего и вероятного будущего, только на материале воспоминаний представляется ограниченным.

Рассмотренный выше подход несколько противоречит взглядам, согласно которым объяснение впечатлений возрастного ускорения физического времени увязывается с возможной продолжительностью жизни человека. Такие взгляды основываются на представлении об ограниченности жизненного потенциала субъекта, на ограничении «завода» биологических часов. В данном случае можно предположить, что с годами человек, все более отчетливо предвидя временную перспективу будущего, под страхом надвигающегося завершения жизни приходит к размеренности и скованности жизненных проявлений, к снижению психической активности и, как следствие, к замедлению течения психологического времени.