Интересные упражнения

Академик Ю.А. Утехин

Этого седого долговязого человека всегда можно застать ранним утром бегающим в Парке Горького в Москве. Маршрут его спортивных пробежек захватывает пешеходный мост вблизи храма Христа Спасителя, а также проходит по набережной Москвы-реки. На круг в 10 км у него уходит 55 минут.

Его зовут Юрий Утехин. Он доктор технических наук. Бегает и в ветер, и в мороз, и в снегопад с 16 лет. Казалось бы, ничего удивительного. Если бы не возраст – скоро ему исполнится 81 год. Да и не только возраст – судьба этого человека действительно уникальна.

Юрий Утехин еще в 11 лет начал вести дневники. Первый его дневник полностью посвящен еде. Там изобилуют фразы, типа сегодня выдали 150 г, ждем прибавки еще в 50 г. Книга иногда наводит ужас записями типа «умер дядя Саша», «умерла тетя Таня». В этой книжке довольно много иллюстраций: торты, копченый окорок, бутылки с лимонадом и кефиром, вязанки бубликов, халва, банка шпрот. Это все – мечты подростка, растущего в блокадном Ленинграде.

Шпротные грёзы

Записи Юрий ведет с декабря 1941 г. именно из блокадного Ленинграда. Юрий вместе с братом оказались в детском доме – именно он и помог мальчикам выжить. Родители привели детей туда сами – это был единственный, по их мнению способ сохранить жизнь своим детям. Они круглыми сутками были на работе: папа – хирург в полевом госпитале, мама – тоже врач. А в городе в это время начался разгул каннибализма – люди ели людей. Детей отпускали домой на выходных, но только вместе со взрослыми. Даже сегодня Юрий Александрович не может вспоминать без дрожи в голосе, как он однажды наткнулся на улице на рыжеволосую красавицу без огромных кусков плоти. А еще он увидел скелет грудной клетки маленького ребенка, полностью обглоданный.

Братьям удалось пережить блокаду и спасти отцовскую жизнь. Вместе с другими жителями города они рыли маленькие укрытия – щели. Эти ямы были в человеческий рост и имели пологий спуск – там можно было быстро скрыться – юркнуть – в момент опасности. Они рыли такие щели вместе с десятками других мальчишек во дворе госпиталя, где папа работал. Отец успел укрыться вместе с сыновьями во время артобстрела – они не успели добежать до бомбоубежища и скрылись в щели. Совсем рядом приземлился снаряд – людей спасло именно земляное укрытие. Отцу удалось прожить 82 года. Он работал хирургом до глубокой старости и занимался спортом. Известный в советское время скульптор Манизер именно с его атлетичной фигуры изваял своего «Дискобола».

Очень трогательные записи 16-летнего Юры так интересно расшифровывать. Например, есть запись о том, как Юра с Аней были на катке, а дальше написано «п.п.». Сегодня Юрий, улыбаясь, говорит, что «п.п.» – это «первый поцелуй».

Кстати, этот поход чуть не стоил жизни Юрию Александровичу. Аня болела туберкулезом, но она об этом не знала. По истечении нескольких месяцев девочка умерла. А ведь способа лечения этой страшной болезни тогда еще не знали. Папа понял, что мальчик обречен. Все, что он мог предложить юноше – укреплять организм. Причем укреплять спортом. Для этого выбрали бег, так как он наилучшим образом увеличивает кровоснабжение легких, вентилируя их. Сегодня единственная память о туберкулезе – это рентгеновский снимок с легкими, испещренными дырами, сделанный в 1946 году. Благодаря тому, что серьезно занялся бегом, Утехин смог стать чемпионом города не только по бегу, но и по велосипедным гонкам, а также по гребле.

Еще одним дневник изобилует рисунками фотоаппаратов, чертежами и изображениями объективов. Страсть к фотоделу и оптика в дальнейшем и определили профессию Утехина.

После окончания Ленинградского электротехнического института Юрий стал катастрофически – просто молниеносно быстро – терять зрение. Грубые оправы – тогда других-то и не было – очень портили внешний вид. В результате, Утехин решил никогда не носить очки. Он перечитал горы литературы о близорукости. И везде было написано буквально одно и тоже: процесс необратим. Молодого ученого именно это и раззадорило. Он посчитал, что если человеческий глаз – это совершенный оптический прибор, значит он просто обязан поддаваться настройке. В результате, Утехин избавился от трех диоптрий своей близорукости всего за год. В 28 лет он стал изобретателем очков, которые снимают зрительную нагрузку с глаз, а также выдумал гимнастику под названием «Зоркость». Эта гимнастика может помочь в победе не только над близорукостью, но и дальнозоркостью. Слава Богу, труды Утехина не прошли даром – их заметил известный офтальмолог Феодоров. Он и пригласил Утехина работать в свой институт, переманив из культурной столицы в Москву.

Минздрав согласился

На этом и закончилась спокойная жизнь Утехина. Кабинет осаждали буквальным образом толпы пациентов, ведь в кабинете Утехин вел прием вместе с врачами. На два года вперед расписывалась очередь. Ни один месяц не проходил без того, чтобы не нагрянула комиссия Минздрава СССР с проверками. Его обвиняли в том, что он исправляет зрение, не будучи врачом. Однако и Утехину было что представить: он ведь не делает операций и пилюль не выписывает – он просто правильным образом подбирает оптику. А затем он показывал, как косоглазие исправляется буквально в считанные секунды.

Одна пациентка после такой процедуры заплакала – от горя и счастья одновременно. Ее дразнили косой до сорока лет, она не могла выйти замуж. Узнай она хотя бы 10 лет назад об Утехине, все могло бы сложиться иначе.

Утехин объяснял сложнейший процесс довольно просто. Дело в том, что наши тела несимметричны от природы. У некоторых людей один зрачок может располагаться на несколько миллиметров выше, чем другой. Именно от этого двоятся видимые предметы. Мозг человека – это его уникальный зрительный анализатор. Именно он управляет большинством процессов в организме: он убирает из работы один глаз, отводя его в сторону. Таким образом, исчезает и двоение. Только вот совершенно не красит лицо то косоглазие, которое при этом появляется. Оптика помогает избежать этого двоения при смещении центры в линзах очков.

В таких очках глаза сразу же устанавливаются параллельно. При этом внешне подобные очки ничем от обычных не отличаются. Носить их необходимо до тех пор, пока мозг не привыкнет правильно работать двумя глазами. К этому еще прибавляются специальные упражнения, укрепляющие мышцы глаз.

В результате, Минздрав попросил Утехина проводить обучение офтальмологов своим методам работы. Специально для него дали лабораторию в НИИ гигиены детей и подростков.

Близорукость обычно называют платой за образование. Как правило, очки носят те, кто много пишет, читает. Сложно было эволюции предположить, что человек когда-то перестанет гоняться за мамонтом, где для охоты просто необходимо хорошее зрение, а сядет за компьютер. Нагрузка первоклассника сегодня сравнима с нагрузкой, возлагаемой на штангиста, с натугой рвущего огромный вес. Чтобы глаза меньше уставали, мозг «награждает» их близорукостью. Правда, в таком случае человек начинает плохо видеть вдаль. Для того, чтобы исправить близорукость, Утехин изобрел специальные бифокальные сферопризматические очки. Такие очки «обманывают» мозг: он думает, что человек смотрит вдаль, а нагрузка с мышц снимается. Если близорукость меньше, чем 5 диоптрий, то можно и без этих очков обойтись.

Утехин советует, что читать нужно одним глазом. Второй же закрывается ладонью или повязкой. Можно отверстие пустой оправы заклеить пластырем. Тем глазом, который хуже видит, нужно читать дольше. К примеру, полчаса. Книгу при этом нужно держать максимально далеко от себя на вертикальной подставке. Время от времени ее нужно приближать. Это и есть основой гимнастики «Зоркость».

Юрию Утехину уже почти 81 год. При этом зрение его идеально. До сих пор он трудится по специальности, читает студентам лекции, пишет книги о коррекции зрения, а также изобретает приборы, которые способны помочь глазам. При этом каждое утро он пробегает 10 км. Утехин шутит: это чтобы все успевать.