Истоки рамонского футбола

Фото: 1961 год. Детская команда рамонского «Торпедо» на тренировочных сборах в пионерлагере

Посвящается памяти старшего товарища Николая Ильича Китаева (1936-2002) и моих школьных друзей по команде «Первомайской»: Вячеслава Степаненко (1943-2003), Владимира Алехина (19491969), Александра Смык (1952-1991), Владимира Говорова (1949-2000), Евгения Перловского (1949-2004).

ФУТБОЛ СНИЗУ

Сахарный завод в Рамони более 100 лет являлся градообразующим предприятием. Футбол здесь появился только после гражданской войны. Первые сотрудники образованной в 1922 году Рамонской опытно-селекционной станции пришли из Крымского университета. Они-то и затеяли первые матчи с рабочими сахзавода на выгоне у Дворца Ольденбургских. Вратарем «селекционеров» был знаменитый армянин-академик Аветик Мазлумов, а форвардом заводчан - Александр Чусов - из потомственных аппаратчиков.

До 1960 года мы, ученики 13-х классов рамонской школы, располагавшейся рядом, бегали смотреть на последние матчи областного первенства. «Болотное» футбольное поле не было для нас диковинкой. Ведь все наше босоногое поколение гоняло в футбол на различных лужайках и выгонах, коих в рамонской округе вдоль реки немало. Это было время дикого футбола, который пробивался снизу, из народных масс, а не насаждался сверху.

УЛИЧНЫЙ ЧЕМПИОНАТ

Названия послевоенных улиц Рамони больше носили местный смысл. На верхней южной окраине поселка была «Откормочная», где кормили скот жомом от свеклы, а внизу, на «Грязнухе» - канава, которая тянулась от завода - располагалась улица «Победы», где жили переселенцы с Дона. В центре наверху - «Дворец», так мы называли команду из дворов вокруг дворца Ольденбургских. А под «Дворцом» в большом овраге старой Рамони - «Орешник» и «Заводская» - вторая Набережная улица слева от сахзавода. На «Ольгином бугре» располагалась районная больница. Дальше вдоль реки тянулись овраги и буераки деревни Париново - северного пригорода Рамони. За Париново, в трех километрах от центра Рамони, было село Березово -до 1965 года райцентр Березовского района. Все эти микрорайоны Рамони имели свои футбольные коллективы и поляны на лужайках.

Париновцы оттачивали технику на «Комаровке» - на бугре раньше, чем в других местах, сходил снег, хотя еще долго оставался на северном склоне оврага. «Туда часто улетал мяч, и автору овражного удара приходилось съезжать за ним на пятой точке, к восторгу героя и его партнеров», - вспоминал Валентин ЛИВЕНЦЕВ, один из самых техничных игроков первой волны «Торпедо».

Только «Дворец» и наша юго-западная Первомайская улица не имели своих фирменных полян, поэтому играли где придется: на самой улице и в тенистой лесополосе за огородами (теперь полностью вырубленной и застроенной - прим. а вт.). С соседней командой «Откормочной» - первым нашим соперником - мы сходились на углу скошенного селекционного поля или у старой белой школы (начальной), под двумя соснами над оврагами Зимнего парка.

Мы часто проигрывали крепким «откормочным бычкам», так как они были старше нас и выше ростом. Но с открытием нового рамонского стадиона к северо-западу от старого, который в 1960 году превратили в парк, большинство игр уличного первенства переместилось туда.

СТАНОВЛЕНИЕ

Большую роль в становлении команды «Первомайской» сыграли Борис Салманов - игрок команды сахзавода - и старшеклассник Славка Степаненко. Последний был капитаном и играющим тренером не только в футболе, но и во всех других уличных играх и войнах. Он выписывал «Советский спорт» и просвещал нас в вопросах большого спорта, как второе радио. Ведь телевизоров тогда практически не было.

Со Славкой мы чаще обыгрывали на новом стадионе всю остальную Рамонь, кроме деревни Париново. О ней особый сказ. Кроме нас в Рамони сильной считалась команда с юго-восточной улицы Победы, которая тянулась вдоль реки от сахзавода до «Чапаевского луга», который теперь оккупировала турбаза «Путь к себе». С «победовцами» мы часто катались на лыжах в Зимнем парке на уроках физкультуры, лихо гоняли меж могучих дубов и прыгали с трамплинов. Среди них особо выделялись братья Стрюк и Логуновы - «зубняки» (их отец был тайный частный зубной врач). А также наш одноклассник-второгодник Вовка Павельев (Памел) - рослый и сильный, он лихо съезжал по ледяным горкам в резиновых сапогах и никогда не падал. А в школьном футболе Памел мог обыгрывать по полкоманды из других классов.

ПО ШАХМАТНОЙ СИСТЕМЕ

Чемпионат Рамони по шахматной системе, как правило, укладывался в сезон летних каникул. Проводить футбольное первенство в круг мы практически не могли, ведь ходить играть на чужие окраины, в поля-болота, многие просто боялись. Как правило, такой поход на футбол должен был закончиться безоговорочной победой хозяев, причем не только в футболе, но и в рукопашной драке, в которую частенько и переходил футбольный матч.

Наши дикие игры никто из старших не судил, а календарь был договорный. То есть главари улиц договаривались, когда и где играть - при встречах на пляже или на танцах летнего кинотеатра. Из лопухов радиодинамиков, которые висели на столбах в центре Рамони, мы слушали не только футбольные репортажи, но и последние новости о матче претендентов на звание чемпиона мира по шахматам между Смысловым и Ботвинником, который тянулся целое лето.

В нашем уличном футболе почти все знали, но не признавали, что негласные чемпионы Рамони по футболу - это париновцы. Как Бразилия в футболе большом. Ведь в Париново была не одна улица, а бесчисленное множество дворов, разбросанных по буграм и косогорам. Если та же «Победа» или наша «Первомайская» с трудом наскребали одну полную команду, то париновцы при желании могли выставить три почти равноценных состава. Никто из рамонского юга не ходил «париться» на их северные мараканы-лужайки, главной из которых считался выгон за париновской школой, так как заранее знали, что продуют. А вот они могли пройти победным маршем по нашим южным «газонам».

Предторпедовские сезоны 1959-61 годов проходили так: рамонские улицы в своих дерби выявляли сильнейший коллектив, который и бился с непобедимыми париновцами в финале.

ПОЛУФИНАЛ - 1960

Первомайская - Победа 2:1

Из всех игр претендентов наиболее запомнилась эта. Конец лета, хмурый день без дождя - как раз наша погода: прохладно и солнце не светит в глаза. Мы во главе со Славкой ждали «победовцев» на новом совхозном стадионе (между улицей Совхозной и кинотеатром «Колос»). Они все пришли босиком и потребовали: «Разувайтесь, чтобы своими ботинками нас не покалечить, и ваш Славка, как большой, должен играть только вратарем». Делать нечего, условия были приняты.

Вместо меня Славка встал в западные совхозные ворота, но на первый тайм выбрал неверную тактику. Старший Копылов, Смык и «легионер» Саня Подгуз (жил на границе Париново, но, как одноклассник, играл за нас) остались в нападении, остальные «мальки» (в среднем по десять лет) - в защите.

В одном из моментов мяч попал к самому слабому нашему защитнику. На него ринулся громила Памел и вместо паса назад Женька Перлик решил сильно выбить мяч. Он один почему-то играл в сандалиях и в ответственный момент зацепился за кочку. Памел оказался тут как тут, вышел 1х1 и спокойно открыл счет.

Славка в бешенстве, с матом и увесистым пинком, выгнал Перлика с поля и выставил запасного Моркву (Алехина). Весь первый тайм мы с трудом отбивались от атак «Победы», но больше ошибок не допускали. 0:1 - перерыв.

Во время отдыха Славка дал установку: «Стариков в защиту, «мальков» в нападение, и если не забьете - будете траву грызть за воротами». После такого напутствия «мальки» бросились в атаку, как голодные львы. Особенно старались Сереня Копыл (Седой) и Саня Подгуз по кличке Гусь. Их белобрысые головы мелькали по всему полю, и вскоре счет сравнялся. После косого удара Серени мяч от кирпича штанги рикошетом влетел в сетку - 1:1.

Славка был доволен: «С такой защитой теперь я спокоен за результат». Старший Копылов, Смык и я спокойно встали вместе с ним на линии штрафной. Тут же последовал ответный выпад соперника. Старший из братьев Стрюк - Толик, не доходя до штрафной, сильно пробил, мяч попал в крестовину и отскочил ко мне. И я по примеру Бориски Трактора выбил мяч к забору МТС на корнер. После подачи углового Гусь убежал в отрыв, но там братья «зубняки» поймали его в «коробочку». Пенальти.

Слово взял капитан: «Спокойно, без спешки. Сам пробью, вратарю можно». Он в развалочку прошел через все поле к «точке» и щечкой пробил громиле Памелу в угол, точно так же, как тот забил нам в первом тайме. 2:1 - ура, мы в финале!

ФИНАЛ - 1960

Первомайская - Париново 5:4

Зато финал помнится смутно. Его проводили в конце лета, накануне моего дня рождения - 29 августа. Перед игрой я, как назло, простудился. Август 1960 года был холодным и ветреным. Мать не пускала, но мне удалось убежать: как ходил по саду в зимней фуфайке, так и встал в ней на ворота. Тогда переростку Славке париновцы великодушно разрешили играть в поле.

Борьба шла с переменным успехом. На гол соперника мы отвечали двумя, и наоборот. Жарко пришлось мне тогда на холодном ветру. Но фуфайка спасала не только от ветра, но и от кочек во вратарской, которых мы за лето натоптали, словно лошади в стойле. Как вспоминали потом уличные друзья, я тогда превзошел не только себя, но и париновского вратаря Женьку Арчака. Правда, он в том матче не играл, а сидел за воротами с синяком под глазом: пропустил удар шнуровкой мяча.

Начитавшись «Большого футбола» Старостина, я по-яшински старался выходить из ворот, бросался в ноги вожаку соперников Сереге Карпову, брал низовые удары Леванти-на (Ливенцева). Но верховые передачи не доставал из-за роста, а также удары головой в прыжке, коими отличались все париновцы, особенно Орлов и Рябчихин. Они и стали авторами трех голов, а четвертый записал в актив левша Леха Косой (Холодков), с бельмом на глазу, большой технарь.

Решающий мяч забил наш вожак Славка, запустив крученый за спину Кутака, который далеко вышел из ворот. На последней минуте прорыв старшего Копылова - Шурки - прервал Полудуб (Кретинин) - в будущем мотокрос-смен. Бесспорный пенальти! Славка почему-то позвал меня. Я упирался, но ребята настаивали: «Да иди пробей, не бойся, у нас всех ноги перебиты, а ты еще целый».

Бить решил, как учил технарь Китыч (Коля Китаев, друг нашего Бориски): «Разбег слева, финт - зигзаг и удар с правой». Вратарь растерялся, но мяч, как назло, против ветра взмыл над верхним углом ворот.

Правда, на результат этот промах уже не повлиял, 5:4 -мы чемпионы сезона 1960 года. Домой меня провожали друзья по улице. Мать была мрачнее тучи, но спасли ребята: «Марья Петровна, не ругайте его, он спас команду, и мы выиграли у Париново». - «Ладно уж, проходите, чемпионы «пареные». Дома нас ждал яблочный пирог ко дню рождения и желтый самовар.

СУПЕРФИНАЛ

Первомайская - Париново

С утра мы парились на солнце на прополке свеклы, потом бежали на речку, и там договаривались с кем-то из паринов-цев об очередном матче. На их парадном выгоне у райисполкома мы чаще играли по вечерам, а на новом стадионе почему-то в самый полдень, когда тень от перекладины ложилась вдоль линии ворот. Борьба шла с переменным успехом и завершалась с большим счетом - 6:3, 3:10, 10:1, 5:6. Мы старались играть в открытый футбол, да и большие ворота для нас были велики.

Надо заметить, что фактически встречались вторые составы, так как старшие ребята (1946-47 г.р.) уже играли за «Торпедо» Поляцкого еще с весны 1961 года. Во второй команде Париново кроме Вани Кутакова и Леши Холодкова запомнились братья Бибиковы и Некрасовы, два Владимира - Куницын и Соболев, маленький Саня Кулаков - юркий, как колобок, Витя Гуров - белый париновский Пеле, похожий на легенду лишь выражением лица. Мы до сих пор с ними встречаемся и уточняем детские футбольные воспоминания.

КТО В «ТОРПЕДО»

Однако ни один игрок из второго «Париново» не попал в первый набор Поляцкого. Такова была конкуренция в том уличном футболе. И вообще, никто из моего 1949 г.р. да и следующего тоже, не попал в основу рамонской команды. Если брать по улицам, то тут основой «Торпедо» стало старшее «Париново», точнее, улица Советская от аптеки до школы: Анатолий Рукин и Валентин Ливенцев - 1946 г.р. одноклассники Карпов, Рябчихин и Орлов 1947 г.р. Это была великолепная пятерка «Торпедо». Шестым париновцем считали вратаря Женьку Антюхина, который жил в центре за «Колосом», но, как родственник Рябчихина, играл за них. Трое были с другого центра, вокруг «Дворца»: второй вратарь Владимир Смирнов, Петров и Садчиков. Двое с нашей Первомайской - одноклассники Вовка Смык и Шурка Копылов. По одному: с «Победы» - Толик Стрюк - единственный 1949 г.р. - и Вовка Кретинин -«откормочный бычок», потому что был самый крупный. Один был чисто париновский - Витя Паринов по кличке Ханура, как самый маленький. Правда, к 11-му классу так вымахал, что поступил в киевский институт физкультуры на отделение баскетбола. Были еще два сахзаводских варяга: Виктор Суров -цепкий защитник-универсал -и самый старший - Анатолий Пантелеевич Талдыкин. Как он говорил сам про себя: «Бурун прошел все стадии, от вратаря до правого крайнего».

В 1967-68 годах в «Торпедо» пришла целая плеяда молодых игроков 1951-54 г.р. -участников всероссийских турниров «Колосок» и «Кожаный мяч-2». Но с тем первым составом у Поляцкого особых забот не было, только собрать, расставить по местам и подтянуть «физику». В технике почти все париновцы на голову превосходили самого тренера, а в «физухе» двужильному Поляку равных не было.

50 ЛЕТ СПУСТЯ

Когда выходишь на обрыв париновской горы, открытой всем ветрам, то взору предстает русское раздолье. До самого горизонта зеленое море заповедного Усманского бора. А прямо под горой излучина реки Воронеж, переходящая в обширный плес, в котором сходятся еще два притока - старое русло реки и Зайцев затон, исходящий из заповедной чащи.

Так и наше рамонское «Торпедо» было собрано из таких истоков-притоков, главным из которых была и остается северная деревня Париново. Почти половины из того первого набора уже нет в живых. А всего за 50 лет ушло из жизни два состава «Торпедо» - 22 человека. Поэтому когда в конце сентября я слышу печальное курлыканье журавлей, то мне вспоминается знаменитая песня на стихи Расула Гамзатова. Возможно, в одной из журавлиных стай -души друзей моего футбольного детства, каждую осень напоминающие нам о себе.