Как вырастить (олимпийского) чемпиона?

Американский боксер Эвандер Холифилд как-то сказал, что у каждого хорошего человека за спиной стоит мама. Накануне XXII Зимних Олимпийских игр мы поговорили с теми, кто стоит за спиной наших спортсменов, и узнали, каково это ‒ быть мамами олимпийцев.

Алла Богданова,

мама российского саночника Андрея Богданова, медработник

«Андрею было около 9 лет, когда я сказала ему, что надо бы заняться спортом. А тут как раз мальчик из квартиры напротив решил пойти в секцию саночного спорта ‒ и Андрей вместе с ним. Мы тогда не очень хорошо представляли, что это, но пошли. Они попали к великолепному тренеру и вскоре вместе с ней поехали на Север. Честно говоря, я тогда чуть с ума сошла и подумала, что больше никогда и никуда Андрея не отпущу. Представьте себе: 9 лет, Север, почти на три недели. Спустя полтора года один мальчик-саночник получил очень серьезную травму, по-моему, даже ноги лишился, и тогда я запретила занятия этим видом спорта: «Все, ни в коем случае, это же так страшно!» Около года он ходил на картинг, а потом стал проситься обратно. Меня часто спрашивают, как воспитать спортсмена. Так вот, теперь я точно знаю: просто не мешать ребенку. Выбор Андрея был абсолютно осознанным, и я ему очень благодарна и убеждена, что все его достижения ‒ его заслуга, не моя.

Вообще я даже не представляю, каким бы он вырос без спорта. Андрей всегда был очень скромным и стеснительным ребенком, совершенно несамостоятельным. А спорт и тренер его действительно воспитали, я всегда ей говорю, что она наша вторая мама.

То, что это очень серьезно для Андрея, стало понятно лет пять назад. Мы как-то сели, разговорились и проболтали с ним до 3 часов утра. Он мне тогда сказал: «Мам, у меня детства практически не было. Один спорт». (Это правда, даже если они на отдыхе, тренер обязательно узнаёт, где они, чем занимаются, как проводят время и так далее.) «Андрюх, ты устал?» ‒ «Ага, устал». Я это и сама видела, мне по-матерински его жалко было, конечно, и я спросила: «Может, бросишь тогда?» А он мне ответил: «Нет, я уже без спорта не смогу. Это моя жизнь». Тогда-то и стало ясно, что он действительно весь в спорте, все его мысли там. И выбор, конечно, только за ним. Вообще, надо доверять выбору ребенка и самому ребенку. Как можно больше с ним общаться, но только тогда, когда у него есть желание. Не лезть к нему с расспросами, когда он этого не хочет. Сейчас он в отъезде, на отборочном туре, и мне, конечно, очень хочется знать, как у него дела, прошли ли они, но я себя сдерживаю, жду, когда Андрей сам выйдет на связь.

Проблема еще в том, что дома он бывает редко (вот с сентября приезжал два раза на 10 дней ‒ и все), по телефону тоже особо не разговоришься. Но я очень рада и благодарна, что Андрей много общается со своим неродным папой, который воспитывает его с 9 лет. Они близкие друзья. А еще сам Андрей огромный авторитет для своего младшего брата. Ему всего 1 год 10 месяцев, но это уже видно. Так что мы уже предупредили тренера, что скоро приведем ей еще одного. Хотя, разумеется, мама любит любого ребенка, не обязательно спортсмена и призера. Да мы даже до сих пор не верим, что Андрей столького достиг, даже попасть на отборочный тур уже большая честь для нас. И конечно, большой неожиданностью и радостью было, когда сразу после рождения младшего брата Андрей поехал выступать на Кубок мира, его показали крупным планом на старте, и мы вдруг увидели, что у него на перчатке было написано «Семен». Так много, оказывается, для него значит брат».

Читайте также: Зачем мы смотрим Олимпиаду?

Любовь Рязанова,

мама российской фигуристки Екатерины Рязановой, колорист

«Быть мамой спортсмена ‒ большой труд. Это требует много времени, много терпения, много сил. Мы постоянно в дороге, постоянно в каком-то стрессе, в сплошных переживаниях, ни на что другое не хватает времени. Я пошла работать, только когда Катя уже подросла и смогла ездить самостоятельно, а до этого десять лет жизни я занималась только ею. Но это все было совершенно точно не зря: моя дочь многого добилась в жизни, я горжусь ею, ее мужеством, умением преодолевать себя.

Иногда Кате кажется, что у нее ничего не получается, но в таких случаях я говорю: смотря с чем сравнивать. Возможно, ее личные амбиции не удовлетворены, а по моим меркам Катя достигла достаточно высоких вершин. Хотя, конечно, всегда хочется выше, быстрее, сильнее.

Спорт так засасывает, что в какой-то момент перестаешь бояться и просто помогаешь, становишься опорой дочки-спортсмена. Несколько лет подряд мы каждое утро вставали в 6.00 и ехали из Зеленограда на каток на «Динамо», вместе катались. Мое плечо было рядом и в физическом смысле, и в моральном. Кстати, благодаря такому непростому распорядку я научилась водить машину. Катя несколько раз просила меня прийти посмотреть программу, которую они обкатывают, спрашивала, нравится ли. А во время соревнований говорит, что мое присутствие вселяет в нее уверенность».

Читайте также: Почему нас раздражает Олимпиада в Сочи?

Елена Сидорова,

мама керлингистки Анны Сидоровой, домохозяйка

«Мой муж играл в молодежной хоккейной команде «Крыльев Cоветов», сын занимался плаванием, баскетболом и рукопашным боем, я ‒ фигурным катанием. И Аня без малого в 7 лет привела меня в секцию по фигурному катанию. Нам тогда ответили: «Да вы что, она же уже старушка». Она хотела еще раньше, с 5 лет, но никак не получалось из-за сотрясений мозга. Ее взяли в группу с трехлетними малышами, и она совершенно из-за этого не комплексовала, потому что такой был настрой: хочу ‒ и все. И никакие сотрясения, никакие малыши-одногруппники не могли ее остановить. Уже через 2 месяца Аню зачислили в группу ее сверстников.

Когда Аня начала заниматься спортом, я «отошла от дел»: уже в 7.00 начинались тренировки, потом была школа, потом обед, который надо было приготовить дома и взять для Ани с собой в термосах, еще в чем-то, потом опять тренировки… В общем, сплошные разъезды. Да, быть мамой спортсмена тяжело. Ребенок жертвует здоровьем ради успеха. Для здоровья ‒ зарядка, а большой спорт ‒ это травмы. Нам, мамам, остается только молиться, чтобы их не было.

Собственно, из фигурного катания Аня ушла как раз из-за серьезной травмы. Ей нельзя было прыгать, а значит, обратной дороги не было. Тогда я посадила дочь перед телевизором, включила спортивный канал и сказала: «Выбирай». Аня выбрала волейбол, стала заниматься, вскоре стала капитаном команды. Но все-таки нога давала о себе знать. И тут подвернулся керлинг. Я уважаю любой вид спорта, будь то шахматы, будь то керлинг (хотя, честно говоря, до того момента я даже не представляла, что это такое).

Так как для нас это уже вторая Олимпиада, речь просто об участии уже не идет ‒ держим курс строго на победу. В спорте многое зависит не только от техники, но и от удачи. Будем надеяться, что все сложится. В Ане я уверена, потому что она с малолетства трудолюбивая и целеустремленная, долго переживает из-за неудач и тщательно разбирает свои ошибки».

Светлана Зайцева,

мама сноубордиста Никиты Автанеева, домохозяйка

«Первую доску мы подарили сыну по инициативе папы. Они с Никитой вместе начинали кататься, но муж потом вернулся на лыжи, а Никита «поехал» дальше. Мы уже и шестилетнюю дочку на доску поставили, она уже пару раз занималась с тренером, говорят, из нее тоже может что-то получиться. Надеемся, Никита как-нибудь тоже с ней повозится, но пока у него нет времени. Его и в Москве-то не бывает никогда. Вообще, когда сын занялся сноубордом, он стал взрослеть, как-то по-другому ко всему относиться. Не зря говорят, что спорт дисциплинирует. После рождения сестры он сказал, что уже взрослый, и с 13 лет стал ездить на тренировки сам. Честно говоря, я даже не ожидала от него такой собранности и выносливости, но он смог совмещать и уроки, и тренировки.

Он не всегда рад нашему присутствию на соревнованиях, потому что чувствует тогда большую ответственность. Пару раз мы делали ему сюрпризы и, не предупредив, приезжали, скажем, на чемпионат мира в Италии. Никита увидел нас уже после и очень удивился: «А вы откуда здесь?» Вот так вот: к нам родители в пионерлагерь ездили, а теперь мы на соревнования ездим».

Читайте также: Заняться спортом. сегодня!