История развития парусного спорта на Дальнем Востоке глазами Евгения Ивановича Жукова

Драконы на дистанции

Нужно ли знать историю любимого вида спорта? Уйдет время, придут яхтсмены, которые еще не родились, и акватории Владивостока станут местом стоянки тысячи яхт. Места хватит! И места эти получше Питерских, Одесских – прямо с выходом в океан. А как это начиналось у нас во Владивостоке?

Парусному спорту в России более двух столетий. Он зарождался в Санкт-Петербурге, Одессе и в конце 1890-х годов во Владивостоке. На берегу Золотого Рога, недалеко от памятника Г.И.Невельскому, гражданин Владивостока Игонин построил клуб и причал для первых яхт, лодок и теннисный корт. А в Амурском заливе, там, где сейчас водная станция “Динамо”, другой благотворитель Камнацкий построил клуб для любителей плавания, яхтсменов и солярий с кабинками. Яхты могли швартоваться к деревянному пирсу, примыкающему к дощатому солярию, а ночью стояли в Семёновском ковше (ныне Спортгавань). Ковш служил укрытием для двух – и одномачтовых парусников “шампунек”, принадлежащих китайцам, нескольких малых паровых катеров и килевых яхт, принадлежащих состоятельным горожанам.

Приглашение Военному Губернатору Приморской области на регату

Искусственные волноломы постоянно укреплялись крупными камнями и глыбами, которые доставлялись на санях зимой за счёт средств судовладельцев и городской казны. Владивостокский яхт-клуб прошёл регистрацию и утверждение Морским ведомством России в 1899 году. Мелкого судостроения во Владивостоке не было, поэтому килевые яхты и катера закупались в Санкт-Питербурге и за границей. Швертботы-самоделки типа шарпи и даже круглошпангоутные строили местные умельцы. Соревнования проводились на личное первенство с гандикапом для килевых яхт, а швертботы были разделены на два класса: “большие”, с экипажем до восьми человек и “малые” – с двумя-тремя яхтсменами.

Участники делали взносы на “поощрение господ, обеспечивающих гонки, и на призы: офицерам-командирам – жетоны за 1-ое место, остальным за 1-ое место – 2 рубля, за 2-е место – 1 рубль, за 3-е место – 50 коп.” Основное соперничество на швертботах было между “горожанами” и “дачниками”. Последние были в большем числе, имея более быстроходные яхты, базирующиеся в основном на Океанской и у Фанзавода. Килевые яхты использовались их владельцами для дальних плаваний и экспедиций, вплоть до Японии и Китая, куда они и ушли со своими хозяевами к концу интервенции Приморья 1918 – 1922 годов. Акваториями для гонок служили Золотой Рог, Улисс и другие бухты Владивостока и Амурский залив. Интервенция и гражданская война привели к полному упадку килевого яхтинга. Как реликвии оставались на берегу Семёновского ковша до середины 30-х годов дожившие останки краснодеревого “Дельфина”, двухмачтовой “Эльсионы” и пары не успевших удрать за границу “килевиков”.

К началу Великой Отечественной войны во Владивостоке было более десятка самодельных швертботов, на которых проводились гонки на личное первенство от разных ДСО и частников. Тепло вспоминаю “Полундру”, доставшуюся мне от тренера, призванного на ВМФ в связи с нападением самураев на Хасанский район. На неё без толкучки усаживались в кокпите на бортовые банки, подобные садовым скамейкам без спинок, 12-14 человек. Хороша была изящная круглобортная “Шалунья”; неказистая, но ходкая в свежий ветер “Камбала”. Интересна и драматична история иола “Светлана”, приобретенная до войны американским консульством Владивостока. Во время ВОВ двухмачтовая яхта-иол “Светлана” была передана в ТОВМУ, там она оказалась заброшенной и получила вторую жизнь после капитального ремонта, организованного энтузиастами-яхтсменами (Константин Егоров и др.). На “Светлане” было совершено одно из первых дальних плаваний.

Щеголев Г.В. Егоров К.А. Гейн Г.

Война, как ранее интервенция, извела яхты: одни погибли без присмотра, другие сгнили или совершенно обветшали. На проходившее в 1948 году первенство Дальнего Востока и Сибири было выставлено всего шесть яхт для гонок с пересадкой: три килевых и три швертбота (“Юность”, “Ласточка”, “Чайка”, “Арктика” и др.). Чтобы уложиться в отведённые дни мы не могли получить свободного времени на отдых и даже на обед. Перекусывали в сухомятку во время швартовок на пересадку, не подходя к причалам. Мне удалось сделать “дубль”, выиграв на килевых яхтах и швертботах.

Наконец с верфи ВЦСПС в Ленинграде начали поступать “стандартные” швертботы. Первым, с отрывом от других, разбогател яхт-клуб ТОФ, затем “Водник”. Появились “тройки” разных модификаций: “эмки”, “беркуты” и другие; двойки – “Ерши”, одиночки – “Олимпики”. На них проводили классные гонки без пересадок, сражаясь на короткой олимпийской дистанции. Резко возросло мастерство участников: плотный старт, борьба на дистанции без компромиссов. Появились женские экипажи с отличным овладением яхтами, участвовавшие не только на олимпийской дистанции, но и в крейсерских гонках. На пьедесталы почёта взошли талантливые гонщики, прославлявшие Владивосток в гонках на выездах в Москве, Ленинграде, Таганроге, Туапсе и в других городах России. Назову их имена с благодарностью за дружбу и соперничество: Романов А.Г. – наш первый наставник в довоенные годы, Гейн Г.И. – долгие годы руководивший яхт клубом ТОФ, Егоров К.А. Любаров Р.Г. Грейнер Г.Р. Щеголев Г.В. Головаш И.Ф. Клещевников С. Драгилев Г.М. Тимофеев В.А. Заковоротный В.Д. Роговец В.Г. Андреев В.И. Вольтер В.А. Мелентьев В. Наровский В. Баранов В. Смирнов В. братья Немцевы, Бухонов В. Савицкий Л. Клейман Н. Соколовский А. – все они отличные гонщики, воспитанные в частых состязаниях и закалённые в самых разнообразных условиях погоды на широких просторах залива Пётр Великий. Каждый из названных моих бывших учеников и коллег достойны высших похвал и отдельного рассказа за большой вклад в парусную биографию Владивостока. Одни из них, являясь прекрасными гонщиками, не ограничились яхтингом для личной славы, но и вели организационную тренерскую работу, позволившую вырастить отличных яхтсменов и достойных граждан России; другие ушли с пьедесталов почёта разных классов яхт под натиском своих талантливых учеников, но явились отличным примером в достижении высших успехов в романтичном, но чрезвычайно сложном парусном спорте.

50-е годы после одной из больших регат города я сказал в своём отчёте о результатах гонок: “Верю, что придёт время, когда на акватории Амурского залива вспыхнут белоснежными парусами десятки быстроходных яхт”. Мечта сбылась, и наши яхтсмены вышли далеко-далеко за пределы залива Пётр Великий.

Спортивная гавань

Дальние плавания стали развиваться в 50-е годы, когда они вошли в спортивную разрядную классификацию. Здесь первопроходцами стали Щеголев Г.В. Егоров К.А. Емиан К. Боголепов Г.В. Манн В.Е. Лысенко Л.К. В наши дни представителем России стал небезъизвестный Виктор Языков, получивший начальное яхтенное образование на акватории Амурского Залива. Нынешнему поколению яхтсменов хорошо известны успехи яхтсменов из Владивостока и Находки в зарубежных вояжах. Регулярные зарубежные плавания начались в 1984 году. Сначала это были визиты по вызову в Японию. Японские яхты, а позднее после “открытия” Владивостока и из других стран, стали приходить к нам в гости. Кроме гостевых визитов появились приглашения на участия в соревнованиях. Более других запомнились океанские гонки Австралия – Япония, в которых дважды успешно выступила яхта ДВГМА “Командор Беринг” с капитаном Гамановым В.Ф. Большое плавание совершил экипаж капитана Попова В.Н. на “Пульсаре” (построенном в Польше) вокруг Европы, а позже из Владивостока на Гавайские острова и затем на американский континент.

Стали почти регулярными плавания “Блюза” из ДВО-РАН с неутомимым воспитателем юных яхтсменов Роговцом В.Г. в Японию. Это не просто прогулки через Японское море, а прибытие наших юношей для участия в гонках, где Максим Логуненко стал победителем японского первенства, а в 1999 году выйграл первенство среди яхтсменов разных стран на гонках в Австралии.

Вокруг света прошла “Азия” с яхтсменами Находки, после чего экипаж охладел к своему судну и теперь отремонтированная в ДВГМА “Азия” готова к новым свершениям.

Для оценки качества управления яхтой приведу такие примеры: во всех случаях участия яхтсменов Приморья в соревнованиях на выезде они занимали достойные места, несмотря на то, что там никто из них никогда не имел возможности выступать на яхтах, имеющих равные скоростные характеристики. Мы не имеем возможности привести свою яхты к месту соревнования, а какой хозяин яхт-клуба отдаст лучшую яхту приезжему? Вот когда проводятся гонки с пересадкой, или классные с отбором, наши яхтсмены могут выступать с блеском, как это сделал Грейнер, став чемпионом Москвы или экипаж Андреева, Нисковского, ставшие чемпионами ВМФ после отборочных классных гонок.

Приведу три примера, хорошо подтверждающие высокий рейтинг Владивостокских гонщиков. Ещё четыре десятка лет назад во Владивосток прибыла сборная команда СССР для акклиматизации и предстартовых тренировок перед олимпийскими играми в Токио. Это были звёзды парусного спорта огромной страны. Условия были удивительно благоприятными: каждый день менялась погода. То пасмурно, то ясно, ветер свежий или еле дышит, то от SE, то от N, то гладкое море с лёгкой рябью, то бурное с хлёсткой волной.

Куич Ю.Е. Ермаков И.М.

По окончании серии гонок наши высокие гости заявили, что такой тренировочной акватории они не встречали ранее. Ведущие Владивостокские гонщики принимали участие в тренировках чемпионов страны в качестве спаринг-партнёров на равных, а не как “мальчики для битья”. Конечно же чемпионы у нас выигрывали, но в первую очередь из-за более высоких ходовых качеств их яхт. Например, на моём “Драконе”-303 мы дважды приходили на первую наветренную марку впереди чемпиона страны – экипажа Шаврина, но затем на попутных двух бакштагах их лёгкая и с лучшими парусами яхта удирала так, что догнать её до финиша было невозможно.

Второй пример связан с попыткой пригласить призёра Олимпийских игр в классе одиночек для участия в городском первенстве. Я делал это приглашение временно проживавшему во Владивостоке Андрею Балашову с целью поднятия мастерства наших гонщиков. Однако Андрей не принял участия ни в одной из гонок, мотивируя это тем, что не теряет форму, тренируясь совместно с Валерием Заковоротным. Я спросил Валерия, не знает ли он причину отказа. На что наш талантливый и острый на язык гонщик ответил: “Евгений Иванович, да он не хочет увидеть на финише транец не только моего “Финна”, но и транцы других наших одиночников”. Третий пример связан с именем трижды олимпийского чемпиона Валентина Манкина. В отличие от предыдущего олимпийца Балашова именитый и многоопытный Манкин охотно принял участие в нашей 100-мильной гонке. Ему досталась стандартная регатная яхта, но, к сожалению для него, к финишу пришлось довольствоваться местом ниже призового. К чести прославленного яхтсмена-гонщика он не ссылался на какие-либо объективные причины своей неудачи, а просто высоко оценил гоночный рейтинг наших капитанов.

Яхт-клуб КТОФ - начало сезона

Парусный спорт всегда считался элитным во всём мире из-за высокой стоимости яхты, оплаты места стоянки, эксплуатационных расходов и был доступен только богатым людям, считающих престижным быть владельцем прогулочной или круизной яхты. Для спортивных яхт финансовое положение их хозяина не менее значимо. Внешние параметры яхты: её водоизмещение, размеры, форма корпуса и площадь парусов, т.е. её соответствие классу, ещё не гарантия равных ходовых качеств этого сооружения с другими яхтами. Жёсткость корпуса, чистота обработки корпуса, окраска подводной части, качество парусов (ткань, форма) и другие нюансы, требующие дополнительных финансовых вливаний при создании яхты и при подготовке этого сложного спортивного инвентаря (точнее аппарата) к борьбе со стихией и соперниками помогут опытному и талантливому гонщику достичь Олимпа.

Есть у парусного спорта, представленного спортивными и крейсерскими яхтами, ещё два вида, оказавшиеся в роли бедных или забытых родственников. Это парусная доска и буер, которые ведь тоже движутся под парусом, да еще как они движутся – летят, порхая по поверхности воды или мчатся с автомобильной скоростью по ледяному полю. И оба эти спортивных снаряда прекрасное средство для продолжения и совершенствования в постижении сложного и романтичного спорта, называемого яхтингом.

Что касается серфинга, то о истории его возникновения и совершенствования в нашем городе можно будет говорить через несколько лет, хотя мы обязаны вспомнить наших пионеров. Первыми энтузиастами в этом виде парусного спорта были Виктор Сорока (выпускник ДВВИМУ) и его друзья. Ведь этот спортивный снаряд во сто крат дешевле яхты, удобен для хранения, и годится на любой акватории. В 70-х годах я сделал попытку ввести в ФПС края секцию парусной доски, однако эта молоденькая веточка не приросла к крепко организованной спортивной структуре. Но в последние годы мы всё чаще видим пока в небольшом числе, но лихо управляющих парусом на доске наших младших братьев.

Чемпионат Дальнего Востока в Монотипах

А вот у буера во Владивостоке более долгая полувековая история. Скользящие по льду паруса на коньках появились в виде самоделок на моей памяти в 1936 году, а в1939 году во Владивосток из Ленинграда прислали два очень больших буера – площадки с кливером на бушприте и гротом гафельного типа с общей парусностью 45 квадратных метров. На один из них, принадлежащий Дому пионеров и школьников, рулевым назначили меня. На площадку буера можно было взять в навалку до 15-16 человек, и он мчался при свежем ветре через торосистый лёд не снижая скорости, но останавливался на высоких снежных сугробах. Чтобы преодолеть их, мы приспособили две аэролыжи, касающиеся льда постоянно, т.к. носовая часть лыжи поднималась резиновым амортизатором к вантам. Такие буера в годы войны использовались в осаждённом Ленинграде по ночам для разведки и перевозки раненых и небольших грузов.

Анциферов

В начале 1941 года на буере ДПШ мной была установлена рекордная скорость 87,4 км/час. Она была улучшена в 1958 году, когда у нас появились буера типа “Монотип-15″ и “Монотип-20″. Эти лёгкие скоростные конструкции и приобретённый нашими яхтсменами-буеристами опыт позволили довести рекорд близко к 100 км/час.

Прошло несколько лет увлечения буерами и в последние годы буерные гонки стали редким событием, хотя кроме “Монотипов” появилось ещё несколько новых более лёгких и простых ледовых яхт.

В заключение следует сказать, что даже краткое рассмотрение истории парусного спорта во Владивостоке позволяет сделать вывод о том, что наши яхтсмены достойны высокого звания яхтенного капитана, а яхтинг, как спорт, обязательно продолжит своё развитие, поскольку город наш с трёх сторон омывается морем и всегда в нем жили и будут жить энтузиасты-яхтсмены.

Евгений Иванович Жуков

Почетный член

Президиума Федерации парусного спорта

Приморского края