Различие культур и этнические конфликты

Существует распространенная точка зрения, согласно которой культурные различия этносов приводят к их конфликтам. Эта концепция была разработана на основе исследования колониальной практики в Азии, где на обширных пространствах жили азиаты—аборигены, азиаты—эмигранты и европейцы—колонизаторы. В этой концепции, развитой Дж. Ферниволом и М. Смитом, имеются представления о роли культурных различий в политике этнических отношений. Названные выше этнические группы общались только для торговли, встречались только на рынке, т.е. их отношения были только экономическими. Наблюдалась экономическая специализация этносов. У этих народов не было общих ценностей, у них не было "общей воли". Такие общества сохранялись только благодаря насилию и были нестабильными.

Под культурой эти авторы, особенно Смит, понимают социальную организацию, убеждения и системы действий: именно эти элементы, по его мнению, составляют "ядро" культуры. Под культурным плюрализмом он понимает не только культурную гетерогенность, наличие нескольких культур (систем), но и различие базисных "компульсивных институтов'.

М. Смит считал, что в таких сложных обществах одна этническая группа обязательно должна быть доминантой, т.е. такие общества должны быть ранжированными. Поскольку у этносов, из которых состоит такое общество, нет общих ценностей, нужны сила и субординация для удержания их в одном обществе. Такие общества всегда чреваты конфликтами. Культурная несовместимость делает подобные образования нестабильными. В них всегда есть доминантный сектор. Эти авторы не считали возможным существование неранжированных обществ.

В различных этнических секторах таких обществ существуют разные ценности, поэтому одни и те же события оцениваются ими по—разному, они по—разному интерпретируются. Именно несогласие о ценностях и считается источником конфликтов.

Эта теория, как бы она ни была содержательной, все же не содержит указаний на конкретные механизмы возникновения конфликтов вследствие различий культур и морали. Понимание культуры в этой теории недостаточно дифференцированно. Ведь не все аспекты культуры обладают одинаковой потенцией порождения конфликтов. Это обстоятельство отмечают и другие авторы.

Сходство ценностей, согласие о ценностях тоже может стать причиной конфликта между этническими группами. Так, если два этноса согласны в том, что политика является искусством доминирования, то оба они будут стараться доминировать, что и порождает конфликт. (Д. Горовиц, Указ. соч. с. 138). Важно учесть также реальное содержание культурных норм (а не только формальное согласие или несогласие по их поводу), формы политической организации, преобладающий стиль лидерства и другие факторы.

Различия ценностей не всегда приводят к конфликту, так как они предотвращают столкновение интересов этнических групп, удерживая их в разных секторах экономики, показывая различные пути удовлетворения потребностей. Кроме того, в этнически сложных обществах существуют социальные институты, удерживающие все группы вместе. Игнорировать ими нельзя.

Сила конфликтов, их интенсивность тоже зависит от различий этносов. Исходя из здравого смысла можно было бы думать, что более интенсивными и агрессивными будут те конфликты, которые возникают между очень сильно различающимися этносами. Оказывается, что во многих случаях имеет место обратное. Представляет интерес точка зрения, согласно которой самые острые конфликты возникают между теми группами, которые очень мало отличаются друг от друга. Почему это так?

Считается, что если группы во многих отношениях сходны, их сравнение облегчается. Обнаруживаемые маленькие различия вызывают критику, которая по существу есть самокритика.

Но, спрашивается, почему именно и только малые различия вызывают сравнение. Ведь большие, даже полярные различия тоже могут стать основой для сравнения. Отметим, что сторонники этой концепции исходят из теории нарцисстической личности психоаналитиков.

Это явление — значение малых различий — видно и при оценке других индивидов и самооценке: сравнивая себя с представителями своей нации (этноса) и, наряду с крупными сходствами, замечая небольшие различия, люди переживают зависть и фрустрацию. Появляется желание действовать агрессивно. Когда же сравнивают себя с представителями других этносов, то различия оказываются такими большими, что сравнение теряет смысл.

Таким образом, как ни парадоксально, армяне больше завидуют другим армянам, русские — русским, французы — другим французам и т.п. Правда, если эти различные этносы живут рядом и часто общаются, их взаимная зависть может быть такой же интенсивной, как и при внутриэтническом сравнении. Эти чувства тоже лежат в основе агрессивного поведения и приводят к конфликтам и насилию. Например, изучение армянотурецких отношений показывает, что турков стимулировала к агрессивным действиям, наряду с другими факторами, зависть к трудолюбию армян, которые даже в чрезвычайно трудных условиях сумели создать благополучие. Завидовали турки также более высокому уровню цивилизации армян, греков и других народов, с незапамятных времен живущих в Малой Азии и в Закавказье.

Неравномерность модернизации этнических сообществ — еще одна причина возникновения конфликтов. Считается1, что этнические конфликты являются реликтами устаревшего традиционализма и осуждены на вытеснение процессом модернизации: они являются препятствием на пути к модернизации, поэтому и модернизация невозможна без этнических конфликтов.

Модернизация есть переход от традиционного к современному образу жизни. Старые формы поведения заменяются новыми, появляются средства массовой коммуникации, в промышленности совершается переход к новейшим технологиям. На этом пути и возникают конфликты. Этнические группы соперничают в современных областях производства и между ними возникают столкновения. Пользуясь многими благами модернизации, люди, тем не менее, с целью самозащиты обращаются к помощи этничности. У людей одинаковые (конвергирующие) потребности и, соперничая ради их удовлетворения, они конфликтуют между собой. Правда, не объясняется, почему эти конфликты являются этническими, а не классовыми. Поскольку амбиции этносов одинаковые, а уровни их модернизации разные, конфликты между ними неизбежны.

Правда, однако, в том, что каждый этнический конфликт имеет целую группу конвергирующих мотивов. Любая теория, абсолютизирующая одну или небольшую группу из них, искажает суть дела.

Во время конфликтов борьба развертывается главным образом между этническими элитами, но массы народа их поддерживают. Это тоже требует объяснения: почему?

Короче говоря, в ходе модернизации современных обществ имеет место соперничество этнических групп ради статуса, за материальные и духовные блага, за большую возможность получить образование и другие ценности. Этнические группы, оказавшиеся в неблагоприятном положении, стремятся к созданию новой социальной стратификации. Это попытка структурной адаптации.

Теория модернизации, однако, не может объяснить, почему немало этнических конфликтов возникает в тех странах, где о модернизации речи быть не может, не говоря уже об этнических конфликтах прошлых веков. На самых различных уровнях развития могут наблюдаться различные уровни мобилизации этносов, их социальной активности. Именно этнические различия по уровню мобилизации могут стать предпосылками их конфликтов. Только элита этнической группы, преследуя свои цели, не могла бы привести в движение всю группу, если бы у последователей не было своих мотивов участия в движении. Народом можно манипулировать тогда, когда он имеет в этом свой интерес и позволяет манипулировать собой. Элита, ведущая за собой народ, может действовать успешно лишь при условии учета хотя бы части интересов народа.