1.3. Проблема типологии систем ценностных ориентации личности - Ценностные ориентации личности как динамическая система - Яницкий М. С.

Сложная и неоднородная структура ценностных ориентации личности, двойственность источников их развития, разноплано­вость выполняемых ими функций определяют и наличие множе­ства классификационных моделей ценностных образований, раз­личающихся критериями, положенными в их основание. Так, в различных философских концепциях разделяются абсолютные и относительные, объективные и субъективные, идеальные и ре­альные, индивидуальные и социальные, внутренние и внешние ценности.

Очевидно, что объектом направленности человека могут вы­ступать различные ценности. Н. А. Бердяев, полагая, что установ­ка иерархии ценностных ориентации является трансцендентной функцией сознания человека, в качестве таких объектов выделя­ет духовные, социальные и материальные ценности [38, 171]. В. П. Тугаринов также делит ценности на три категории: духов­ные (образование, наука, искусство); общественно-политические (свобода, братство, равенство, справедливость); материальные (техника и материальные блага, которые могут выполнять функ­цию стимулятора индивидуально-психического развития лишь в совокупности с общественно-политическими и духовными ценностями) [239]. Д. А. Леонтьев тоже выделяет три формы существования ценностей — общественные идеалы, предметные ценности и личностные ценности [151].

В. Ф. Сержантов, исходя из того, что предметами потребнос­тей человека могут быть как вещи, так и идеи, сводит все ценно­сти в две категории — материальные и духовные. Соответствен­но, под материальными ценностями он понимает орудия и средства труда, вещи непосредственного потребления, под ду­ховными ценностями —политические, правовые, моральные, эс­тетические, философские и религиозные идеи [222].

О. Г. Дробницкий, выделяя два полюса ценностного отноше­ния к миру, противопоставляет предметные ценности, которые выступают как объекты направленных на них потребностей, и ценности сознания, или ценности-представления. Первые явля­ются объектами наших оценок, а вторые — высшими критериями для таких оценок [91]. Я. Гудечек также указывает на два основ­ных значения понятия «ценность»: ценности в смысле объектив­но существующих предметов, событий, идей, свойств материаль­ных и духовных продуктов и т. д. которые существуют независимо от субъективных оценок людей, а также ценности в смысле субъек­тивной значимости, «ценностности» для индивида. Значимость ценности для индивида понимается им, в свою очередь, в трех значениях: как качества вещей, к которым направлены усилия человека или которые удовлетворяют его потребности; как по­ложительно оцениваемые индивидом объекты; как критерий, на основании которого разные объекты подлежат оценке [82, 103].

Ценность, имеющая для индивида наибольшую значимость, т. е. занимающая самое высокое положение в его системе цен­ностных ориентации, определяет ведущую направленность лич­ности. Психологическая классификация доминирующих ценнос­тных ориентации личности является, тем самым, и основанием для дифференциации личностных типов. По словам В. Г. Алек­сеевой, ценностные ориентации могут использоваться в каче­стве главного критерия построения типологии личности [9, 65]. Первой типологией личности, построенной на основе различий ее ценностных ориентации, является классификационная модель Э. Шпрангера. Он выделяет шесть идеальных типов личности: теоретический человек (основная ценность —поиск истины); эко­номический человек (основной акцент делается на полезных и практических ценностях); эстетический человек (наивысшей ценностью считаются стиль и гармония); социальный человек (главная ценность—любовь, стремление к всеобщей любви, любви ко всему человечеству); политический человек (основная ценно­стная направленность — личная власть, влияние, известность, не ограниченные сферой политики); религиозный человек (ценнос­тная ориентация состоит в поиске смысла жизни, высшей духов­ной силы) [273]. Несмотря на ограниченность этой классифика­ции шестью абстрактно-теоретически выделенными типами, разработанный на основе теории Э. Шпрангера тест ценност­ных предпочтений Г. Оллпорта, Ф. Вернона и Г. Линдзи долгое время оставался практически единственной общеупотребитель­ной методикой диагностики ценностных ориентации личности.

Ш. Шварц и У. Билски выдвинули гипотезу о наличии огра­ниченного числа «универсальных мотивационных типов» — «до­менов», различающихся между собой «типом цели», или домини­рующей ценностью. Ими были выделены десять таких «доменов», фактически представляющих собой различные типы ценностных ориентации личности. Каждому «домену» соответствует та или иная ведущая терминальная ценность — саморегуляция, полнота ощущений, гедонизм, достижение успеха, власть, безопасность, конформность, поддержание традиций, благополучие группы, бла­гополучие всех людей в целом. Указанные ценности, определяю­щие соответствующую «мотивационную тенденцию», могут быть противоречащими друг другу. Исходя из этого, Ш. Шварц и У. Билски выделяют следующие дихотомии ценностей:

1. Ценности сохранения (безопасность, конформность, тради­ции)—ценности изменения (полнота ощущений, саморегуляция).

2.  Ценности самоопределения (благополучие группы и че­ловечества в целом) — ценности самовозвышения (власть, дос­тижение, гедонизм) [292].

М. Рокич проводит более общее разделение ценностей на основе традиционного противопоставления ценностей-целей и ценностей-средств. Соответственно, он выделяет два класса цен­ностей:

— терминальные ценности — убеждения в том, что какая-то конечная цель индивидуального существования с личной или общественной точек зрения стоит того, чтобы к ней стремиться;

—  инструментальные ценности — убеждения в том, что ка­кой-то образ действий является с личной и общественной точек зрения предпочтительным в любых ситуациях. Терминальные ценности носят более устойчивый характер, чем инструментальные, причем для них характерна меньшая меж­индивидуальная вариативность [291].

Как отмечает Д. А. Леонтьев, индивидуальная иерархия цен­ностных ориентации, как правило, представляет собой последо­вательность достаточно хорошо разграничиваемых «блоков». Он приводит возможные группировки ценностей, объединенные в блоки по различным основаниям и представляющие собой сво­его рода полярные ценностные системы [147]. В частности, сре­ди терминальных ценностей противопоставляются:

1.  Конкретные жизненные ценности (здоровье, работа, дру­зья, семейная жизнь) — абстрактные ценности (познание, разви­тие, свобода, творчество).

2.  Ценности профессиональной самореализации (интерес­ная работа, продуктивная жизнь, творчество, активная деятельная жизнь) — ценности личной жизни (здоровье, любовь, наличие друзей, развлечения, семейная жизнь).

3. Индивидуальные ценности (здоровье, творчество, свобода, активная деятельная жизнь, развлечения, уверенность в себе, ма­териально обеспеченная жизнь) — ценности межличностных от­ношений (наличие друзей, счастливая семейная жизнь, счастье других).

4. Активные ценности (свобода, активная деятельная жизнь, продуктивная жизнь, интересная работа) — пассивные ценности (красота природы и искусства, уверенность в себе, познание, жиз­ненная мудрость).

Среди инструментальных ценностей Д. А. Леонтьев выделя­ет следующие дихотомии:

1.  Этические ценности (честность, непримиримость к недо­статкам) — ценности межличностного общения (воспитанность, жизнерадостность, чуткость) — ценности профессиональной са­мореализации (ответственность, эффективность в делах, твер­дая воля, исполнительность).

2. Индивидуалистические ценности (высокие запросы, неза­висимость, твердая воля) — конформистские ценности (испол­нительность, самоконтроль, ответственность) — альтруистичес­кие ценности (терпимость, чуткость, широта взглядов).

3.  Ценности самоутверждения (высокие запросы, независи­мость, непримиримость, смелость, твердая воля) — ценности при­нятия других (терпимость, чуткость, широта взглядов).

4. Интеллектуальные ценности (образованность, рационализм, самоконтроль) — ценности непосредственно-эмоционального мироощущения (жизнерадостность, честность, чуткость).

Болгарский исследователь В. Момов противопоставляет цен­ности целевые (или мыслимые — желаемые, возможные) и цен­ности существующие (или наличные — актуальные). При даль­нейшем анализе целевых ценностей он классифицирует их на собственно ценности-цели, ценности-идеалы, ценности-желания и ценности должного (нормативные ценности) [170].

В теории А. Маслоу, в отличие от типологического подхода Ш. Шварца и У. Билски, группы ценностей (как и блоки потреб­ностей) образуют вертикальную иерархию. По его словам, по­требности и ценности «представляют собой не дихотомию, а согласованную иерархию, то есть они зависят друг от друга» [160, 273]. А. Маслоу выделяет две основные группы ценностей:

— Б-ценности (ценности бытия) — высшие ценности, прису­щие самоактуализирующимся людям (истина, добро, красота, це­лостность, преодоление дихотомии, жизненность, уникальность, совершенство, полнота, справедливость, порядок, простота, лег­кость без усилия и др.);

- Д-ценности (дефициентные ценности) — низшие ценнос­ти, поскольку они ориентированы на удовлетворение какой-то фрустрированной потребности (мир, покой, сон, отдых, зависи­мость, безопасность и т. д.) [161].

Занимающие подчиненное положение «Д-ценности», или, как Маслоу их называет в другой своей работе, «регрессивные» цен­ности, выбираются людьми «ради выживания», достижения со­стояния гомеостаза. Их реализация является, по словам Маслоу, «абсолютной необходимостью» и выступает предпосылкой «ощу­щения и функционирования» высших «Б-ценностей», или «ценно­стей развития» [160, 213 — 214].

Концепция Р. Ингльхарта, оказавшая заметное влияние на методологию отечественных социологических исследований в области так называемой «аксиометрии», также базируется на приведенных выше положениях теории А. Маслоу. Р. Ингльхарт разделяет «материалистические» (физиологические) и «постма­териалистические» (социальные и самоактуализации) ценности, преобладание которых в том или ином обществе отражает, по существу, стадию его общего экономического и социального развития [284],[260].

Система ценностных ориентации личности включает, наряду с присущими конкретному человеку индивидуальными ценност­ными предпочтениями, также и исторически обусловленные цен­ности данного общества. Ш. Щварц и У. Билски соответственно противопоставляют ценности, отражающие интересы самого ин­дивида или группы; К. А. Абульханова-Славская — конкретные и абстрактные ценности; Н. И. Лапин — «дифференцирующие», т. е. обособляющие человека, и «интегрирующие» ценностные позиции [260]. В этой связи для нас представляет интерес точ­ка зрения О. Г. Дробницкого, который выделяет два основных вида ценностно-нормативной регуляции — «обычно-традицион­ную» и «морально-нравственную», различающиеся критериями оценки и инстанциями, производящими такую оценку. При «обыч­но-традиционной» регуляции поведения критериями являются нормы общества, члены которого следят за их соблюдением, при «морально-нравственной» — этические принципы должного, при­сущие конкретному человеку, который сам отвечает за оценку собственных действий [91].

Ценностная система любого общества также отличается неод­нородностью. Так, Г. Триандис разделяет «имические» и «ити-ческие» общественные ценности. Первые носят конкретный со­циокультурный характер, а вторые представляют собой универсальные «метаценности», присущие любому типу и ста­дии общественного устройства [260]. Основой выделения соци­ально обусловленных типов ценностных систем личности могут, таким образом, являться как универсальные общественные цен­ности, так и специфические особенности ценностной иерархии, присущие тем или иным конкретным типам общества.

В результате обобщения типичных ситуаций, с которыми обществу или человечеству пришлось сталкиваться в истории, В. Франкл выделяет три группы вечных ценностей — смысловых универсалий:

— ценности творчества, позволяющие человеку осознать, что он дает обществу;

— ценности переживания, позволяющие человеку осознать, что он берет от общества;

— ценности отношения, позволяющие человеку осознать по­зицию, которую он занимает в отношении факторов, ограничива­ющих его жизнь.

Ценности отношения, в свою очередь, делятся им на три ка­тегории: осмысленное отношение к боли, вине и смерти [249, 299 - 300].

Конкретная форма общественного устройства, специфичес­кие социокультурные условия формирования личности лежат в основе различных концепций типологии социального характера. Э. Фромм понимал под социальным характером «культурное ядро» личности, которое он рассматривал как форму связи меж­ду психикой индивида и ценностями и идеалами общества. Э. Фромм делит ценности на две категории: официально при­знанные, осознаваемые (религиозные и гуманистические) и дей­ствительные, бессознательные (порожденные социальной сис­темой), которые являются непосредственными мотивами человеческого поведения [254, 285]. Пытаясь объединить социо­логический и психоаналитический подходы, Э. Фромм соотносит прегенитальный и генитальный типы ориентации 3. Фрейда с «непродуктивным» и «продуктивным» типами ориентации, отли­чающимися направленностью на различные системы ценностей. Им выделяется несколько типов непродуктивной ориентации, существующих в современном обществе: рецептивный (получа­ющий), эксплуататорский (берущий), накопительский (сохраняю­щий) и рыночный (обменивающий). Продуктивная ориентация (производящий, дающий тип характера), по словам Э. Фромма, отличается подчинением всех усилий человека целям роста и развития всех его потенций [там же, 45 — 99].

Анализ связей между системами ценностей личности и об­щества осуществлялся также при исследованиях социальной установки. У. Томас и Ф. Знанецкий рассматривали поведение личности в обществе с точки зрения «социальной ситуации», включающей в себя социальные нормы и ценности, социальную установку индивида и определение им ситуации. Определение ситуации индивидом на основе собственных установок или груп­повых норм позволяет судить о его степени приспособляемости к социальному окружению, конформности. На этой основе У. То­мас и Ф. Знанецкий выделили три типа личности: мещанский (ориентирующийся на традиционные ценности), богемный (ха­рактеризующийся нестойкими и несвязанными ценностями, вы­сокой степенью приспособляемости) и творческий (единствен­ный определяющий развитие общества и культуры) [232, 351].

Типология социальных характеров американского социоло­га Д. Рисмена построена на преобладании внутреннего или внеш­него источника ценностных ориентации личности. Социальный характер он определяет как «более или менее постоянную, соци­ально и исторически обусловленную организацию стремлений индивидуума и его возможностей их удовлетворить» [211]. На протяжении развития современного западного общества друг друга сменяют и типы социального характера. Д. Рисмен в каче­стве основных типов описывает «ориентированного на себя» и «ориентированного на другого». Поведение первого опреде­ляется интернализованными в раннем детском возрасте норма­ми, ценностями и жизненными принципами. «Ориентированная на себя» личность является более целеустремленной, динамич­ной, предприимчивой, более открытой к переменам и нововведе­ниям, требующей или осуществляющей «позитивное лидерство». Поведение «ориентированной на другого» личности определя­ется не собственными принципами, а «другими», т. е. ценностями окружающих, модой, внешними влияниями, существующей систе­мой общественных связей. Такой человек обезличен, стандарти­зован современным потребительским обществом, пассивен и становится объектом манипулирования.

Осуществляемое некоторыми авторами отождествление ти­пов характера Д. Рисмена с конформным и неконформным ти­пами личности, по нашему мнению, является не совсем точным. «Ориентированность на себя» не означает враждебности к окру­жающим или конфронтации с групповыми нормами. Сам Рис-мен определяет конформную личность как «ориентированный на традицию», консервативный тип социального характера, привер­женный устоявшимся традициям и обычаям. Неконформной лич­ности в его типологии соответствует «автономная личность», ак­тивная и независимая в отношении воздействий своей культурной среды и имеющая ясные рациональные цели, не навязанные дру­гими людьми [211]. Эти два типа характера являются у Д. Рис­мена как бы «крайними» по отношению к «ориентированному на себя» и «ориентированному на другого» типам. Они соответствуют исторически предшествующему и будущему типам обществен­ного устройства.

В зависимости от того, признает ли человек господствую­щие в обществе ценности и средства их достижения, Р. Мертон выделил пять моделей социальной адаптации к действующим культурным нормам: конформизм (полное принятие целей и средств их достижения), инновация (достижение одобряемых целей непризнанными средствами), ритуализм (соблюдение вне­шних правил ради собственных целей), эскейпизм (отрицание доминирующих целей и средств достижения), мятеж (амбива­лентное отношение к общественным целям и нормам) [69, 333 -334]. По нашему мнению, такая модель описывает лишь отклоня­ющиеся модели поведения, не оставляя места для осознанного внутреннего принятия социальных ценностей.

Я. Гудечек выделяет пять основных типов отношения лично­сти к системе ценностей современного общества в зависимос­ти от степени ее внутреннего принятия:

— активное отношение (выражение высокой степени интер-нализации ценностной системы);

—  конформное отношение (внешнее, приспособленческое выражение согласия без интернализации или идентификации с данной системой ценностей);

—  индифферентность (безразличие, отсутствие интереса к данной ценностной системе);

- несогласие (критика, осуждение и отрицательная оценка ценностной системы, стремление к ее изменению);

- активное противодействие (внутреннее и внешнее отри­цание системы ценностей) [82, 707].

Подобная типология ценностных систем предлагается и К. А. Абульхановой-Славской, В. Г. Алексеевой, другими отече­ственными авторами. Так, К. А. Абульханова-Славская на основе экспериментальных данных выделяет три типа личности:

—тип, характеризующийся непризнанием общественных норм и ценностей как ограничивающих его личную свободу и стремя­щийся к освобождению от них, не имеющий желания самому по­ступать «нравственно-ценностным образом»;

— тип, имеющий негативное отношение к системе ценностей общества и берущий на себя ответственность за реализацию нравственной функции;

— тип, не отрицающий, а конформистски признающий соци­альные нормы как ценности, не имеющий внутренних принципи­альных нравственных и ценностных позиций [260].

Описываемые многими другими авторами типы личности и характера, выделенные по иным основаниям, во многих случаях также имеют различные системы ценностных ориентации. Так, низшие и высшие типы А. Ф. Лазурского, различающиеся преоб­ладанием «экзопсихики» или «эндопсихики», «полезависимые» и «поленезависимые» Г. Уиткина, «экстерналы» и «интерналы» Дж. Роттера, «экстраверты» и «интраверты» К. Юнга, «актуализа-торы» и «манипуляторы» Э. Шострома и т. п. существенно раз­личаются пропорцией индивидуального и социального в ценно­стной системе и ее развитии. Однако все эти типы, как и описанные ранее типы направленности личности и социаль­ного характера, являются по существу идеальными либо куль­турно-историческими, т. е. теоретическими, абстрактно-логичес­кими конструкциями, заведомо упрощенными и не всегда имеющими аналоги в виде реальной личности. Кроме того, все приведенные типологии имеют явный или подразумеваемый оценочный характер. Сам подход к выделению типов личности на основе ее ориентации на какую-либо доминирующую цен­ность либо на основании какого-либо другого единичного при­знака справедливо критиковался различными авторами, прежде всего, уже упоминавшимся М. Рокичем.

Среди немногих исследований, направленных на эксперимен­тальное выделение типов ценностных систем личности на осно­ве целостной иерархии ценностных ориентации, можно выделить работу С. С. Бубновой [54]. На основе концепции М. Рокича она предлагает трехуровневую иерархическую модель системы цен­ностных ориентации:

— ценности-идеалы, являющиеся наиболее общими, абст­рактными (духовные —познавательные, эстетические, гуманис­тические и социальные —уважения, достижений, социальной ак­тивности);

— ценности-свойства, закрепляющиеся в жизнедеятельнос­ти и проявляющиеся как свойства личности (общительность, любознательность, активность, доминантность и т. д.);

— ценности-способы поведения, наиболее характерные сред­ства реализации и закрепления ценностей-свойств.

С. С. Бубнова экспериментально выделяет также типы лич­ности, различающиеся ранговой структурой идеальных ценнос­тей: типы формального и неформального лидеров, гуманисти­ческий, эстетический и познавательный типы, а также тип с доминированием материальных ценностей [54].

Однако данная типология, как и любая дифференциация лю­дей на основании их ценностных ориентации, является достаточ­но условной. Система ценностей человека изменчива, поскольку в значительной степени обусловлена как меняющейся социаль­ной средой, так и актуальным уровнем развития личности. Опи­санные многими авторами типы ценностной направленности могут выступать в качестве стадий развития системы ценност­ных ориентации личности. Таким образом, можно констатиро­вать, что, несмотря на отдельные экспериментальные исследова­ния, проблема построения типологии на основе целостной иерархии ценностных ориентации, учитывающей динамический характер их системы, недостаточно разработана.

Резюме

Субъективная значимость для человека тех или иных ценнос­тей может определяться разными источниками. В качестве основ­ных таких источников на разных этапах развития науки называ­лись: божественный или природный разум, принцип удовольствия и инстинктивные биологические потребности, универсальный за­кон сохранения вида, этические нормы микросоциального окруже­ния и общества в целом, внутренняя психологическая природа че­ловека. В современной психологии направленность личности на те или иные ценности (ценностные ориентации) рассматривается как двойственное по своему происхождению образование, основанное одновременно на индивидуальном и социальном опыте.

Ценностные ориентации личности, связывающие ее внутрен­ний мир с окружающей действительностью, образуют сложную многоуровневую иерархическую систему. Система ценностных ориентации является одним из важнейших компонентов структу­ры личности, занимая пограничное положение между ее мотива-ционно-потребностной сферой и системой личностных смыслов. Соответственно, ценностные ориентации личности выполняют двойственные функции. С одной стороны, система ценностных