Есть ли жизнь с тремя детьми?

Сохраните ссылку в социальных сетях, чтобы не потерять

Это глава из книги «Предназначение быть мамой»

Когда у тебя только один ребенок, ты часто сильно устаешь. Потому что этот прыжок – из ни одного ребенка в одного – самый сложный. Второй, третий – это уже другая история, там слишком многое понятно. А с первым — это часто именно прыжок. В пустоту.

Когда-то я думала, что с двумя детьми в два раза сложнее, с тремя – в три раза. Ошибалась. Оказалось, что самое сложное – это быть мамой впервые.

Когда рождается первый ребенок, мы всю свою жизнь приносим ему в жертву, мы стараемся все сделать правильно, идеально. То есть наша жертва гораздо больше необходимой.

При этом так хочется оставить место для своих увлечений. И мы ищем возможности делать то, что нам нравится, но без него. Мы ждем, когда он заснет (судорожно считая минуты), просим с ним посидеть одного-другого. И его сон для нас на вес золота. Каждая минута. Поэтому мы стараемся и уложить пораньше, и чтоб поспал подольше. А если не засыпает – это становится трагедией.

Желания наши не такие сложные и странные. Мы хотим спокойно попить чаю с плюшками, поболтать с подругами, куда-то сходить с ними, с мужем, продолжить занятия любимыми делами. И малыш в это не вписывается. Как нам кажется. Тогда мы организовываем жизнь вокруг него. Вокруг его режима, его потребностей, его желаний. В этом окончательно теряя себя.

Конечно, это тяжело – я по себе это помню. Должен заснуть через час после просыпания – а он не спит! И что делать? Укачивать! Укачиваешь два часа, спит сорок минут. Устала, раздражена… сидишь с ним дома, потому что куда с ним пойдешь – он еще не сидит даже. А муж на свадьбах чужих гуляет! Поэтому мне долго казалось, что мне хватит одного ребенка.

Я ничего не успевала – хотя столько всего хотелось! Мне надо было работать – я так думала, что надо. Хотелось столько всего! Я даже из дома особо не могла выйти – Даня ненавидел прогулки, коляска тяжелая, четвертый этаж без лифта! Поэтому сидела дома,  считала его сны, еду, выполняла график, вводила прикорм – ну должно же уже когда-то быть интересно и разнообразно! В общем делала много лишнего, зря, и от этого уставала еще больше.

Сейчас у меня их трое. Я успеваю все, что мне хочется. Иногда – даже больше. Иногда – меньше. Иногда – ничего. Я просто живу с детьми. Так, как получается именно сегодня. В моей голове поменялось кое-что, от чего растить третьего ребенка проще. В миллионы раз. Поменялась эта установка «Что я могу сделать без ребенка?» на  «Как я могу это делать с ним?».

Нет таких вещей, от которых я отказалась в этот раз. Не сижу на диете, хотя кормлю грудью. В первый раз сидела на одной гречке – а живот болел у ребенка первые полгода постоянно. Сейчас я ем все – и нет ни высыпаний, ни колик (только первый месяц немного помучились). Мы путешествовали всю беременность – до 36 недели. И лишь за три недели до родов временно приземлились. После родов потребовалось время для оформления документов, виз. Но в его три месяца мы снова улетели в лето.

Мы просто встроили его в свою обычную жизнь. И ему нескучно. Вокруг постоянно братья, родители. И ему интересно. Он плавает в бассейне, даже когда вода холодная. А раньше я бы сидела на берегу и грустила, что все, кроме меня в воде. Сейчас мы нашли выход – круг на шею – и в воду со всеми. Я рядом, но я в это время плаваю. Так же и везде. Слинг освобождает мне руки – и мы можем гулять, как раньше, ходить в магазины. Нет ничего такого, чего я бы себя лишила.

Когда он не спит, он рядом со мной. Пока я готовлю, убираю, общаюсь с его братьями, с мужем. Он все время рядом с нами, он не пуп вселенной. Он еще один человечек в нашей семье. Самый маленький. Которого пока еще можно потискать, который пока еще много спит, заразительно хохочет и имеет глубокий всепроникающий взгляд.

Раз в день я хожу на прогулку – она же спортивная зарядка – одна.  Без никого. Хотя могла бы и в слинге. И наверное, если нужно будет, так и сделаю. Мне хватает полчаса, чтобы позаниматься и соскучиться. А муж полчаса справляется с тремя совершенно спокойно.

Нет ничего такого, на что я могла бы смотреть и облизываться. Переживать, что из-за него я этого не могу. С ребенком можно делать все – я убеждена в этом. И он спокойнее, плачет только по поводу. Не все время на руках, часто лежит на коврике и тренируется. А вокруг него разворачиваются события, мероприятия, жизнь бурлит.

Поэтому да – с тремя проще. Потому как старшие одним своим присутствием завораживают малыша, занимают его внимание – даже если не обращаются к нему напрямую. Потому что у меня уже есть опыт и понимание, чего делать не стоит. И потому что уже нет возможности построить весь мир вокруг младенца – которому это и не нужно.

И когда дома вдруг становится тихо – например, старшие уезжают с папой в магазин, нам с Лукой становится грустно, и даже не по себе. Когда у тебя уже трое детей, оставшись с одним ребенком, ты попадаешь в санаторий. Это и приятно, и полезно. Но в то же время – скучно. Я так люблю наш шум и гам, когда в доме много детского смеха, голосов, песен. Да, есть и драки, и слезы, и синяки, и обиды. Меня это не утомляет, это продолжение радостной части материнства.

Для меня большая семья – это счастье. Когда все такие разные, но вместе. И любят друг друга. Когда старший зацеловывает малыша. Когда средний перед сном обнимает старшего братика. Когда малыш агукает и хохочет над песнями среднего брата. Когда мы все вместе лежим в кровати – папа и старшие борются, а мы с малышом смотрим и улыбаемся. Когда мы все вместе плаваем. Или ходим в баню. Или принимаем гостей. Или едем куда-то. Или просто едим мороженое, а малыш смотрит на нас из своего шезлонга.

Для меня счастье оно выглядит так. И с каждым следующим ребенком становится проще и интереснее.

Ольга Валяева — valyaeva.ru

< Вставить код на сайт >