Женское счастье или Зачем нам дети?

Рекомендуем дистанционный (онлайн) курс-тренинг счастья для тех, кто несчастен: «Из несчастного стать счастливым»

Тайное знание

Когда мне было лет шесть или семь, я точно знала, в чём секрет женского счастья. Впрочем, я не была уникальным ребёнком, постигшим одну из тайн мироздания. Все мои подружки-первоклашки тоже были в курсе, что для женщины главное — не карьера, не богатство и даже не удачное замужество. Самое главное — это материнство.

Игра в дочки-матери всегда была любимейшей для девчонок всех возрастов — от горшкового до подросткового. Ведь именно так — пеленая и укачивая пластмассовых уродцев, — мы репетируем своё будущее счастье.

Я, например, была многодетной мамой: одна кукла ходила в школу, другая — в садик. А дома ещё оставались младшенькие — резиновые пупсы-близнецы, предмет зависти подружек. Ах, как хотелось поскорее вырасти и «завести» настоящих детей! Незамужние двадцатилетние девушки казались нам старыми девами. Замужние, но бездетные — вызывали удивление: ведь замуж «ходят» только ради детей, а иначе зачем?

Удивительно, что ещё будучи сопливыми первоклашками, мы стремились жить в полном соответствии с замыслом Творца о нас, женщинах. Если бы кто-то объяснил нам тогда, что жене положено спасаться чадородием — мы бы не испугались. Мы бы обрадовались!

Всего-то делов: рожай да воспитывай всех «пупсов», которых пошлёт тебе Господь!

Переоценка ценностей

Однако уже к десятому классу мечты о материнстве были забыты. Я бы даже сказала, похоронены. Под могильной плитой с надписью: «Всё хорошо в своё время». И случилось это не потому, что мы вышли из возраста кукол. Просто за наше воспитание наконец взялись всерьёз. Не какие-нибудь абстрактные американские феминистки, а всё больше родные матери. Нам объяснили, что страшно-то как раз не остаться старой девой, а «залететь» в двадцать лет и не окончить институт! Сначала — учёба и специальность, потом — замужество и дети.

Мы, послушные дочери, приняли эти взгляды. И даже дополнили список новыми пунктами. К учёбе добавили карьеру. Потом нужно поездить, мир посмотреть. Достойного спутника выбирать не торопясь. Ничего, если придётся «протестировать» десяток кандидатов. А выйдя замуж, желательно ещё пожить «для себя» лет несколько. А дети будут, будут… Вон в Европе первого раньше тридцати пяти уже не рожают.

Среди студенток-третьекурсниц у меня уже были подруги, которые в принципе не собирались иметь детей. Никогда. Может, первоклашками они играли в директора фирмы? Сомневаюсь…

А почему, собственно?

Через все стадии превращения из многодетной мамы в злостную карьеристку я прошла лично. И могу честно признаться, почему так долго тянула с ребёнком. Потому что жизнь «для себя» затягивает. Жажда комфорта и привычка ублажать только себя становятся практически самоцелью. Вроде бы и образование уже есть, и мир повидала. И муж — лучше некуда. Но почему-то не хочется ничего менять. Зачем? И так всё прекрасно. А дети будут, будут… Вон в Европе…

Так бы я, наверное, и до сих пор кивала на Европу с её перезрелыми первородками, если бы Господь внезапно не подарил нам ребёнка, вопреки всем нашим усилиям защититься от чадородия.

Впрочем, разные люди назовут разные причины — почему им ещё не время иметь детей. Самая «модная» отговорка — всякие там социальные неустроенности: зарплата низкая, жильё снимаем. Только мне кажется, всё это враньё: ну ни при чём тут отсутствие денег на няню. И бабушки, живущие в других городах, не виноваты.

Рожайте, женщины, не бойтесь!

О счастье материнства трудно написать что-нибудь вразумительное. Да ещё, так сказать, в рекламных целях. Чтобы вся молодёжь прочла, прониклась и срочно начала рожать.

О проблемах рассказать — пожалуйста, сколько угодно! Например, о том, как сложно найти хорошего педиатра или добрую воспитательницу. Как дороги нынче памперсы и детские ботинки. А вот о счастье…. Лезут в голову всякие там улыбки, первые зубки и детские праздники. Или даже пресловутый стакан воды в старости. Ну в самом деле, не ради этого же мы их рожаем!

Наши детки — не долг перед Богом или обществом. Вернее, не только долг. Они — наша возможность научиться думать о ком-нибудь ещё, кроме себя. Наверное, именно в этом смысле чадородием можно спасаться.

Новоиспечённой маме трудно с младенцем только до тех пор, пока она внутренне не смирится. Не примет сердцем тот факт, что, хотя беременность уже в прошлом, они с ребёнком — одно целое. Помню, моей дочке было дней пять. Я, ещё не отдохнувшая от родов, обалдевшая от прибывшего молока, ежечасных кормлений и недосыпа, рыдала в плечо мужу: «Ну когда же мне станет полегче?!» Муж успокаивал: «Когда она замуж выйдет. И то, если человек хороший попадётся…» А ведь он прав: волнения и страхи за её здоровье и судьбу — это уже навсегда. Потому что и любовь к ней — навсегда.

Кстати, «полегче» мне стало довольно скоро: когда я перестала уверять себя, что с рождением дочки наша с мужем жизнь не должна измениться. Оказывается, именно борьба за сохранение прежнего стиля жизни и прежних отношений отнимает так много сил! Я просто смирилась с тем, что мы теперь — не только муж и жена, а ещё папа и мама. Я начала высыпаться, как только перестала выпихивать Марусю в отдельную кроватку. И стала получать удовольствие от кормлений, когда прекратила их считать. А впереди меня ждало ещё много удивительных открытий. Оказалось, что ребёнок абсолютно не мешает любить мужа, путешествовать, зарабатывать деньги и творчески реализовываться. Просто теперь семейный отдых на побережье ассоциируется у нас не с пляжными кафешками и ночными купаниями «по-царски», а с требованием двухлетней Марии налить ей в море пены для ванны. А пик творческой реализации — восторженное дочкино признание уже в трёхлетнем возрасте: «Мама, я обожаю мыть посуду! Как хорошо, что я женщина!»

Миссия невыполнима?

На вопрос, сколько детей надо родить, чтобы выполнить свою миссию материнства в полном объёме, — ответ вроде бы ясен. Господу виднее, кому сколько детей нужно для спасения. Я это понимаю, но принять… Пока не могу. Почему? Хочется, конечно, начать оправдываться и перечислить всё те же низкие зарплаты и дорогие памперсы. Только всё это, как я уже сказала, будет враньё…

Один знакомый батюшка мне сказал: «Да ты хотя бы одного воспитай достойно, и будет хорошо. А станешь пугать мужа перспективой десятка ребятишек — ещё сбежит!»

Ну, не знаю, как насчёт десятка. Но ведь когда-то (совсем недавно) мне было сложно даже представить себя мамой. А сейчас я всё чаще думаю: как это, одновременно любить сразу двоих или троих детей? Попробовать, однако, нужно…

Даст Бог, так и будет. А пока я вспоминаю себя первоклашкой, когда одна кукла — в школе, вторая — в садике, да ещё и «близнецы» в коляске. И маминой любви хватало на всех.