Донор, который спас жизни 2 миллионам детей

С виду Джеймс Харрисон – совершенно обычный человек. Любит дочку и внуков, коллекционирует марки, любит прогуляться пешком возле своего дома на Центральном побережье Австралии.

Но есть то, что делает его совершенно особенным – то, что течет в его венах.

Джеймса называют «человек с золотой рукой». Почти каждую неделю на протяжении последних 60 лет он сдает кровь – из этой самой «золотой руки». Почему? Из-за операции, которую он  перенес ребенком.

«В 1951 году, мне тогда было 14, я перенес операцию по удалению легкого, – рассказывает Харрисон, которому сегодня уже 78. – Через пару дней, когда я пришел в себя после операции, отец объяснил мне, что произошло. «Тебе перелили 13 литров крови», – сказал он. То есть мою жизнь спасли совершенно незнакомые мне люди. Отец сам был донором, и я тогда пообещал себе: вырасту – тоже стану сдавать кровь».

Смертельная проблема

Вскоре после того, как Харрисон стал донором, врачи обратились за помощью уже к нему. Оказалось, что его кровь уникальна. С ее помощью можно было решить проблему, убивающую младенцев.

«В Австралии вплоть до 1967 года буквально тысячи младенцев умирали каждый год, и врачи не знали, что делать, это было просто кошмарно», – говорит Джемма Фолкенмир, представитель Службы крови Австралийского Красного Креста. – У женщин происходило огромное количество выкидышей. А те дети, которых удавалось доносить, рождались с серьезными повреждениями головного мозга».

Все это происходило из-за т.н. «резусной болезни» – иммунологического конфликта между матерью и плодом из-за несовместимости по эритроцитарным антигенам. При резус-конфликте кровь беременной начинает буквально разрушать эритроциты ее еще нерожденного ребенка. В худшем случае это заканчивается смертью ребенка или он рождается с поврежденным мозгом.

Резус-конфликт происходит обычно во вторую беременность. Во время первой беременности у матери не вырабатываются антитела к антигену D, и ребенок остается здоровым. Однако при родах происходит смешение крови матери и ребенка, и мать становится восприимчивой к резус-антигену, и ее кровь образует против него антитела.

После того, как врачи изучили кровь Харрисона, выяснилось, что она уникальна, так как в ее плазме содержатся особые антитела, которые могут предотвратить резус-конфликт матери и плода. В крови Харрисона обнаружили так называемый имунноглобулин Rho(D).

«Австралия стала одной из первых стран, в которых был донор с такими антителами. Для того времени это была просто революция», – говорит Джемма Фолкенмир.

Бесценный дар

Кровь Харрисона поистине бесценна. Именно благодаря ей удалось спасти жизни более 2 миллионам младенцев, согласно статистике Австралийской Службы крови. Два миллиона детских жизней спасла кровь одного человека!

«Каждый пакет донорской крови бесценен. Но кровь Джеймса – поистине уникальна. Из его крови был создан препарат, спасающий жизни. Его вводят беременным, у которых есть риск развития резус-конфликта. Каждая доза этой вакцины, когда-либо сделанная в Австралии, сделана из крови Джеймса. Около 17% женщин в Австралии подвержены риску развития резус-конфликта. Поэтому Джеймс в буквальном смысле спас огромное количество жизней», – говорит Джемма.

Ценность Джеймса как донора была настолько высока, что жизнь Харрисона застраховали на сумму в 1 миллион долларов. Кровь  австралийца использовали не только для переливаний, но и для сложных биологических экспериментов. Результатом этих экспериментов стало создание лекарственное препарата «RhoGAM».  Препараты, созданные на основе плазмы Харрисона, вводятся в среднем одной из 10 беременных, чья кровь потенциально может быть несовместима с кровью их детей.

По приблизительным оценкам медиков, кровь Харрисона уже спасла больше 2,4 миллиона детских жизней. Кстати, среди  спасенных – дочь самого Джеймса Трейси.

Еще один из спасенных – 5-недельный Сэмюэл. Его маме, Кристи Пастор, во время второй беременности ввели этот уникальный препарат. И антитела крови Джеймса позволили родиться ее ребенку здоровым.

«Мне врачи просто сказали – вам нужно ввести какую-то там вакцину. Я и думать об этом забыла. Но позже узнала о Джеймсе, о том, какой это удивительный человек, и сколько крови он сдал, и то, что мой сын родился здоровым благодаря ему. Я бесконечно благодарна Джеймсу. То, что он делает – это подвижничество. Благодаря его самоотверженности у нас всегда есть запас этой вакцины» – говорит Кристи.

Врачи до сих пор точно не знают, почему у Харрисона именно такой редкий тип крови. Возможно, благодаря тем переливаниям крови, которые он пережил подростком. Таких людей в Австралии, согласно статистике, не больше 50-ти.

«Я не думаю, что кто-то еще смог бы делать то, что делает Джеймс. Но, конечно, нам очень нужны люди, которые бы продолжили его дело. В ближайшие год-два Джеймс уже не сможет сдавать кровь, и единственная наша надежда – на то, что люди, в крови которых есть такие же антитела, станут донорами. Нам остается только надеяться, что найдутся столь же великодушные и самоотверженные люди, как Джеймс»,- говорит Джемма Фолкенмир.

Харрисона в Австралии считают национальным героем, у него множество наград. На сегодня плазму крови он сдал уже более 1000 раз. Но сколько бы он не сдавал кровь, одно всегда остается неизменным – он никогда не смотрит, как вводят иглу. «Я смотрю на потолок, на медсестер, могу поговорить с ними, – но только не на иглу. Я совершенно не выношу вида крови и с трудом терплю боль», – говорит Джеймс.

Перевод Анны Барабаш