Предисловие

Психология развития – это наука, изучающая основные закономерности и движущие силы изменения психики человека на протяжении его жизни. Поскольку предмет этот относится к числу базовых для психологов и педагогов, то к настоящему времени создано множество учебников и учебных пособий, подготовленных на высокопрофессиональном уровне. Студентам есть из чего выбирать. Однако именно это обстоятельство, по-видимому, и затрудняет изучение данной весьма объемной по содержанию дисциплины.

При подготовке настоящего учебного пособия авторы руководствовались несколькими сугубо практическими соображениями. Прежде всего, имея значительный опыт преподавания психологии развития как учебной дисциплины и не оставляя эту практику, мы хотели обеспечить собственных студентов таким пособием, в котором они могли бы найти все ответы на вопросы, которые мы сами же им и задаем. Это можно обозначить как задачу-минимум. Оптимальным результатом изучения психологии развития по нашему учебнику мы считаем приобретение студентами навыка различения достоверного и недостоверного знания и освобождение от некоторых предрассудков, касающихся человеческого развития. И, наконец, задача-максимум – это понимание студентами основных закономерностей психического развития и областей их действия.

В книге представлены основные, наиболее важные сведения из области методологии и фактологии психологии развития, показана преемственность возрастных этапов и обозначены их содержательные особенности. Отличием учебника является знакомство с разработанной Г. Хакеном и И. Пригожиным методологией синергетики (науки о развитии, взаимодействии и самоорганизации), без которой сегодня невозможна ни одна генетическая наука, а также реализация всевозрастного подхода, разработанного известным немецким геронтопсихологом П. Бальтесом. Продолжая традиции отечественной школы психологии развития, мы, естественно, уделяем большее внимание достижениям советских и российских ученых, однако останавливаемся и на авторитетных данных, полученных в рамках иных научных направлений, поскольку поиск истины – это цель интернациональная.

Мы старались построить учебник, следуя несколько оттесненному современной педагогической практикой принципу доступности. На наш взгляд, он отражает уважительное отношение к студентам, которые, конечно же, имеют много возможностей расширять свой научный кругозор за счет научных трудов.

Данная работа – итог нашего диалога с коллегами и студентами, которым мы и выражаем глубокую благодарность.

Авторы

Раздел I

МЕТОДОЛОГИЯ И ТЕОРИЯ ПСИХОЛОГИИ РАЗВИТИЯ

Глава 1 ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ КАК НАУКА

Источники знаний о психическом развитии

Среди областей культуры, посвященных познанию человека, психология развития, которую иногда также называют генетической психологией, занимает значительное место. Постараемся его определить посредством сопоставления с другими областями.

Представления о том, как развивается человек, могут черпаться из различных других источников, помимо науки. Первым в этом ряду является собственный личный опыт – источник бытового знания психологии человека, которого часто бывает достаточно для того, чтобы определить приблизительно возраст человека и те особенности и проблемы, которые этим возрастом обусловлены. Это знание необобщенное, бессистемное, интуитивное, которое не может быть распространено на закономерности развития человека вообще. И если некто встречается с явлением, которого не было в его собственном личном опыте, то он может его не распознать (например, представители негроидной или монголоидной рас имеют несколько иные проявления старения по сравнению с европеоидами).

Вторым источником знаний о становлении человеческой психики является религия — область культуры, основанная на вере и максимах (предписаниях-правилах, содержащих нормы поведения, в том числе и по отношению к людям разного возраста, старикам и детям). Священные тексты позволяют нам почувствовать, как менялась ценность каждого возрастного периода в дохристианские времена. Религиозное знание по своей природе догматично, постулирует без доказательств некоторые общие свойства человеческой природы, поэтому фиксирует в основном неизменное в психике человека. Мифы, сюжеты и символы священных книг закреплены в архетипах (по К.Г. Юнгу, явлениях коллективного бессознательного. включающих типичные ситуации и опыт их переживаний). Очень часто в сложных случаях практической психологии религиозное познание может служить источником психотерапевтической поддержки человека.

Современные представления о психике людей и ее развитии многим обязаны искусству – исторически обусловленной области культуры, обращенной к субъективному опыту человека. Искусство дает возможность самостоятельно находить решения человеческих проблем, дает свободу творчества, не связанную никакими понятийными и методологическими рамками. Однако это свойство познания через искусство обусловливает не только такие его сильные стороны, как эмоциональность воздействия, пробуждение новых чувств у воспринимающего (зрителя, читателя, слушателя), но и слабые: искусство воздействует на человека, только если содержит личностно значимую для него информацию. Поэтому создатель произведения искусства никогда не может вполне представлять себе то, что «вычитывает» адресат в его послании. Восприятие произведения искусства – всегда совместное творчество. Искусство лежит в основе арттерапевтических техник коррекции и развития – через сказку, скульптуру, рисунок и так далее.

И, наконец, наука — это область познания, основанная на доказательствах. Она объективна (подразумевает объективную проверку знаний, всем открытых в своем неизменном содержании), способна к самоотрицанию (время от времени новые факты и наблюдения приводят к перестройке научной теории и, наоборот, положения, которые прежде считались ненаучными, после проверки могут быть включены в сферы научных фактов) и стремится к созданию единого общенаучного языка терминов (в отличие от житейских научные понятия всегда должны строго определяться). Наука требует сомневаться во всех положениях и фактах, пересматривать и обновлять их и ничего не принимать на веру. Поскольку, однако, научное знание всегда есть результат концептуализации (разработки взгляда на реальность конкретными людьми), то абсолютно объективным оно также быть не может. Абсолютная валидность (пригодность) – это предел развития научного знания, который никогда не может быть достигнут.

Объект и предмет психологии развития

Каждая наука имеет свой объект – часть реальности, которая выбирается ею для изучения. При этом тот же самый объект привлекает внимание и других научных дисциплин. Для психологии развития (а также для психофизиологии, общей психологии, социальной, клинической психологии) это, безусловно, психика человека. Предметом же науки называют тот аспект, который изучается внутри данной дисциплины, в отличие от других отраслей науки.

Итак, психология развития – это наука о закономерностях психического развития человека на разных этапах онтогенеза: его феноменах, механизмах, условиях и движущих силах.

Психология развития как наука складывается из нескольких разделов.

1. Развитие психических функций и процессов; генезис сознания и деятельности, познания, эмоционально-волевых процессов, общения в фило– и онтогенезе. В сущности, этот раздел включает в себя изучение основных категорий общей психологии в онтогенезе.

2. Перинатальная психология — наука о психологическом контексте появления ребенка на свет (о мотивах его зачатия, психологии беременных и процессах, происходящих в семье будущего ребенка), а также об изучении закономерностей возникновения и развития психики плода и новорожденного.

3. Детская психология изучает развитие психики ребенка на разных этапах его жизни.

4. Психологическая акмеология (от греческого «акме» – вершина) – психология зрелого возраста, наука о кризисах взрослости и способах их преодоления. В узком смысле акмеология понимается как наука о самоактуализации человека.

5. Геронтопсихология – наука о психологии старения. Составляющей геронтопсихологии является танатопсихология – наука о закономерностях умирания.

Последние две области – результат новейших разработок психологии, практически не имеют истории.

Схематически предмет психологии развития можно представить следующим образом.

Этапы психологии развития

Наука возникает, когда прежние научные дисциплины оказываются несостоятельными для объяснения ряда феноменов и обслуживания запросов практики.

Психология развития изменяет свое содержание под влиянием трех основных факторов.

Социальный фактор – это запрос со стороны общества. Раньше всего начали изучать психологию ребенка. Детская психология выросла из педагогики и педагогической практики после перехода к классно-урочной системе, когда обучение утратило свой элитарный характер и стало массовым. В современном обществе возникли новые интересы, связанные с обеспечением стабильного уровня рождаемости и благополучной старости, поэтому начинают интенсивно развиваться перинатальная психология и геронтопсихология.

Предметно-логический фактор – это собственная логика развития науки, которая заключается в смене образцов (парадигм) научного познания, исчерпавших свою эвристическую силу, т. е. больше ничего нового не объясняющих. Интересно, что Т. Кун ввел понятие научной парадигмы под влиянием работ Ж. Пиаже об особенностях генезиса причинно-следственных объяснений в мышлении ребенка; таким образом, в данном случае мы столкнулись с редким случаем прямого переноса индивидуальных закономерностей на социально-культурные, в то время как обратный перенос осуществляется регулярно, в частности, при сопоставлении фило– и онтогенеза. Если какой-либо факт не может быть объяснен в рамках существующих парадигм, то прежняя меняется, и возникает новая: так в физике появились волновая, квантовая, а затем квантово-волновая теория света. Аналогичные процессы имеют место и в психологии. Стабильный период существования научной теории Т. Кун назвал нормальной наукой. В отечественной психологии развития нормальная наука опирается на учение о высших психических функциях Л.С. Выготского и теорию ведущей деятельности Д.Б. Эльконина, А.Н. Леонтьева и П.Я. Гальперина.

И, наконец, наука стимулируется личностно-психологическим фактором. Наука развивается не поступательно: иногда эмпирическое знание и теоретическое могут не совпадать, благодаря чему научная интуиция особо одаренных исследователей может опережать актуальные возможности науки и способствовать выдвижению и проверке новых гипотез.

Почти каждая наука проходит три этапа собственного «взросления» – донаучный, естественнонаучный и гуманитарный.

Донаучный этап характеризуется сбором эмпирического материала, его систематизацией и бытовыми обобщениями. Научные методы на этом этапе отсутствуют, знания не обобщены и не достоверны.

Естественнонаучный этап – это период самоутверждения научной дисциплины, на котором знания становятся обобщенными, достоверными, объективными. Объективность означает, что результаты не зависят от способа их получения (а также от личности экспериментатора). Для достижения объективности в исследованиях прослеживаются причинно-следственные зависимости, появляется представление о детерминированности изучаемых явлений, начинает преобладать экспериментальный метод исследований, собираются большие массивы данных. Случайные единичные явления, как правило, исключаются из анализа и объясняются ошибкой измерения. Большое внимание уделяется определению научных терминов и разработке теорий. Важнейшее требование научной строгости на этом этапе – правило «бритвы Оккама», названное в честь средневекового философа, который призывал «не приумножать сущности сверх необходимого», т. е. воздерживаться от новых объяснений, пока не исчерпаны возможности уже существующих.

Гуманитарный этап (который присутствует не только в науках о человеке) знаменует собой движение от общего к частному, познание единичных закономерностей, которые на предыдущих этапах игнорировались. Это более зрелый этап развития науки, потому что дает возможность понять значимые явления, которые, как правило, не бывают статистически представительными. Например, если на этапе естественнонаучном мы стремились изучать закономерности развития речи или детской игры, которые отмечаются у подавляющего большинства детей, то на гуманитарном этапе мы обращаем внимание на содержание психотравмы, которая присутствовала в жизни отдельного ребенка. Объяснение начинает заменяться пониманием, позитивный подход вытесняется герменевтикой. Вместо языка понятий начинает использоваться язык символов, открывающий смысл, а не внешние проявления изучаемого события (например, смысл психотравмы открывается при анализе изменения мироотношения ребенка или при появлении в его уже взрослой жизни повторяющихся типичных проблем). Гипотезы могут предлагаться веером, и нередко принимаются парадоксальные объяснения. Требование объективности также изменяет свое содержание, потому что данные приобретают ценность только в контексте интерпретации, которая всегда несет отпечаток личности ее автора, что открывает дорогу герменевтическому подходу, основанному на толковании и понимании данных в их контексте.

Наблюдается идиографизация (акцентирование индивидуального) данных, установление вариантов или путей развития. Сейчас психология развития находится в состоянии перехода к третьему этапу. «Единичный феномен может оказаться представителем определенного типа явлений; в нем может быть найден всеобщий принцип или закономерность», – пишет Т.А. Флоренская [6, с. 28].

Психология развития и другие науки

Психология развития тесно соприкасается с другими отраслями знания. Прежде всего, она взаимодействует с биологией и физиологией развития. возможности психики напрямую зависят от структуры материального субстрата, т. е. нервной системы. Пока не достигнут известного развития мозжечок и моторная кора, ребенок не сможет хорошо координировать свои действия; уменьшение функционирующих клеток коры приводит к понижению умственной продуктивности.

Очень большой эвристической силой для психологии развития обладают положения этологии – науки о врожденных, инстинктивных программах поведения. Сравнительная этология позволяет проводить аналогии между некоторыми способами поведения человека, общими с другими живыми видами. Например, поведение по выхаживанию потомства основано на материнском инстинкте, который присутствует и у человека. Этология убедительно объясняет многие социальные явления, например, подростковый негативизм и создание субкультуры (что характерно для молодых особей на стадии вхождения в мир взрослых, завоевания статуса и собственной территории). Многие привычки (у младенца – переворачиваться в затененную сторону кроватки) и переживания (страх смерти, закономерно возникающий в возрасте 4–4,5 лет) также могут быть поняты с привлечением этологических категорий. Возвращение этологии для психологии очень важно, потому что в отечественной науке всегда акцентировалось социальное содержание психических функций и процессов, а биологической составляющей человеческой индивидуальности как биосоциальной системы внимания уделялось явно недостаточно. В настоящее время говорят о таком качестве, как примативность (от слова «примат») – выраженность инстинктивных основ поведения, потому что у разных людей к одному и тому же результату могут приводить как биологические, так и культурные процессы, например, инстинкт или самосознание.

Психология развития взаимодействует с другими научными дисциплинами, используя полученные в них знания.

• Так, общая психология исследует функционирование психики независимо от возраста, а психология развития – трансформации этих закономерностей применительно к каждой возрастной группе (например, особенности памяти младенцев или пожилых людей).

• Социальная психология изучает часть человеческого бытия, связанную с общением и принадлежностью к различным группам, а психология развития – влияние социального окружения на темпы и траектории психического развития (например, различие уровней интеллекта у детей из высоко– и малообеспеченных семей).

• Педагогическая психология изучает психологические новообразования, обусловленные включенностью человека в специально организованный процесс обучения, а психология развития рассматривает и те изменения, которые происходят благодаря созреванию или в ходе естественной социализации человека.

• Дифференциальная психология изучает индивидуальные вариации психического, в том числе и внутри каждой возрастной группы.

• Психогенетика стремится определить вклад наследственности и среды в изучаемые психические качества.

• Возрастная психофизиология изучает возрастные закономерности развития нервной системы, а психология развития – возможности использования морфофункциональных свойств нервной системы.

• Семейная психология изучает вклад семьи в проявление особенностей психического развития человека – темпа деятельности, сензитивности к средовым влияниям, выраженности возрастных и личностных кризисов.

«Поставщиком» фактов и потребителем знаний психологии развития является практическая психология, включающая в себя возрастную психодиагностику, занимающуюся постановкой психологического диагноза в контексте возрастных норм, возрастное консультирование, обеспечивающее решение проблем, вызванных нарушениями психического развития в рамках изучаемого возраста, психокоррекцию, включающую развитие социальных и познавательных навыков у человека, и психотерапию – помощь в разрешении возрастных, нормативных или ненормативных кризисов человека.

Основными тенденциями развития современных наук являются их взаимоинтеграция (взаимопроникновение) и дифференциация: т. е. ни один специалист не может оставаться «узким», испытывая постоянную потребность в подключении знаний смежных и даже отдаленных дисциплин, и в то же время новые проблемы побуждают отпочковываться новые направления, которые также могут развиваться в отдельную науку, обладающую своим собственным предметом. Поэтому можно ожидать, что в скором времени мы будем к психологии развития относить также не только историю индивидуальности или ее отдельных функций, но и историю болезни как формы проявления индивидуального развития, и историю социальной группы (в частности, семьи) как развивающихся психологических явлений.

Общенаучные принципы исследования в психологии развития

В психологии развития как науке можно выделить три уровня методологии. Первый уровень — разработка основных общенаучных принципов, на которых строится обсуждаемая дисциплина. Это мы рассмотрим в рамках данной главы. Второй уровень – понятия и теории. Основные понятия мы проанализируем во второй главе, а теории глубоко разбирались в авторитетных учебниках по истории возрастной психологии, поэтому мы их касаться не будем. Третий уровень – это конкретные исследования и факты, которые и составляют основу науки и учебной дисциплины психологии развития. Все уровни взаимодействуют между собой и отличаются мерой обобщенности и способом получения информации.

Основными методологическими принципами психологии развития являются принципы системности, развития и детерминизма [1] . Методология разрабатывалась вне психологической науки; для определения основных позиций исследования было много сделано в кибернетике, из которой и пришли в психологию системный подход, принцип обратной связи и другие фундаментальные положения, существенно продвинувшие научные изыскания.

Принцип системности в его первоначальном варианте пропагандировался Л.С. Выготским, который настаивал на том, чтобы анализировать все психологические явления не по элементам (которые могут не обладать свойствами целого), а по единицам, отражающим качества целого «как в капле воды». Принцип развития, выражающийся в историчности взгляда на психические особенности человека, также представляет собой давно сложившуюся особенность отечественной психологии. Что же касается детерминизма, то сама идеология объективной науки требует установления причинно-следственных связей, которые бы позволяли не только изучать уже произошедшее, но и предсказывать события будущего, что особенно важно для задач прикладной психологии.

К настоящему времени изучение любых процессов развития невозможно без привлечения методологии синергетики – науки о самоорганизации; термин введен немецким физиком и физиологом Германом Хакеном [14].

Принцип системности в психологии развития

Системный подход, согласно взглядам основоположника общей теории систем Л. фон Берталанфи, означает, во-первых, что целое всегда больше, чем сумма его частей, и, во-вторых, что все составляющие целого и происходящие в нем процессы взаимно влияют друг на друга. Проще говоря, каждое явление рассматривается как обладающее структурой, включенное в более сложную систему отношений и не сводимое к сумме частей, т. е. обладающее «системными эффектами», которые надстраиваются над системой. Точка зрения, согласно которой главные изменения могут быть объяснены посредством связей между элементами, называется элементаризмом.

Примат целого или элемента в сложных структурах был предметом давней дискуссии, принимавшей особенную остроту в физике и биологии между сторонниками витализма и механицизма. Витализм – это система взглядов, согласно которым нельзя установить жесткую связь между элементом и функцией, т. е. существуют явления, для которых нет специального «органа». Механицизм же, напротив, настаивал на необходимости поиска такой связи, и отсутствие объективных данных объяснялось лишь как проявление человеческого невежества, которое рассеется в будущем.

Системы бывают простыми и сложными (что условно определяется количеством элементов и связей между ними) [2]. Иногда простая система может обладать сложным поведением (например, в опыте с так называемым газом Лоренца шарик, помещенный среди молекул, сам по себе является простой системой, однако предсказать его движение невозможно). Хорошо адаптированный ребенок, оказавшийся в интернациональной школе, также может продемонстрировать совершенно неожиданные способы поведения, которые, однако, не могут быть объяснены только в рамках его индивидуальных особенностей. Вообще все живые системы лучше рассматривать как сложные, но в этом случае мы сталкиваемся с проблемой универсальности и примитивности: если система кажется простой, значит ли это, что она несовершенна, или, напротив, она универсальна и потому не меняется? Например, если при диагностике интеллекта ребенка мы встречаем веер возможных ответов, то это может говорить как о высокой креативности, так и о низкой способности целеполагания в мышлении. Поскольку психика подразумевает существование различных уровней сложности, то и к развитию ребенка лучше заранее подходить как к явлению сложному.

В системе адаптированной присутствуют элементы с определенными функциями и никогда не бывает «лишних» элементов. Для того же, чтобы система развивалась, т. е. была способной выйти из равновесия, необходимо, чтобы в ней присутствовали элементы без определенного предназначения, «запасные», которые впоследствии нередко становятся источником развития (те самые отвергнутые строителями камни, которые затем оказываются во главе угла). Наличие таких элементов нестрогого назначения очень явно показано в психологическом бытии человека – так, нередко клуб или кружок оказываются для ребенка или подростка значимой средой, поддерживающей его самоуважение в период кризиса и падения школьной успеваемости; для взрослого человека хобби может стать в трудной ситуации основой новой профессии. Поэтому каждый человек должен обладать сферой интересов, которые не эксплуатируются напрямую, но могут служить источником естественной психотерапии и личностного роста.