В первой половине 20 в. возникло множество психологических школ, каждая из которых пыталась объяснить все психологические явления в терминах единой всеохватывающей системы.

История возникновения психоанализа началась с того, как австрийский врач З.Фрейд и его коллега Й. Брейер вылечили «Анну О.» от невроза. Психоанализ – едва ли не самая известная школа. Изучая феномен постгипнотического внушения, Фрейд пришел к выводу о бессознательной природе мотивации у человека. Для проникновения в бессознательное он использовал главным образом толкование сновидений. Страхи и желания, которые в обычном бодрствующем сознании подавляются, выходят на поверхность в снах. Но даже здесь эмоции принимают замаскированную форму, которая должна быть разгадана, подобно ребусу, чтобы скрытые смыслы стали явными. Таким образом, сны сами имеют «бессознательную» структуру. Фрейд рассматривал психопатологию как движение от нормального к невротическому и далее к психотическому состоянию. Однако и «норма», по Фрейду, – не более чем абстрактный идеал, ибо никто не свободен от психологических конфликтов и тем самым от вытеснения и бессознательной мотивации. Следовательно, никого нельзя назвать абсолютно разумным. Такая пессимистическая точка зрения на человека противоречила представлениям, бытовавшим в западной культуре на протяжении более двух столетий.

Самый известный из учеников Фрейда, швейцарский психиатр К.Юнг, расширил концепцию бессознательного. Кроме индивидуального бессознательного, продукта индивидуальной истории, Юнг ввел понятие «коллективного бессознательного», которое присуще всему человечеству. В таком «коллективном», или «социальном», бессознательном действуют особые мотивационные факторы, названные Юнгом «архетипами» (т.е. первичными образами). Например, один из архетипов – «анима», персонификация идеала женственности в сознании мужчины – определяет, какие типы женщин нравятся данному представителю мужского пола. Юнг исследовал бессознательное не только посредством интерпретации снов, но и через речевые ассоциации. Данный прием широко применяется в настоящее время в форме теста, использующего сотню простых слов. Испытуемый должен быстро отреагировать на каждое из этих слов. Задержанный ответ, неспособность дать ответ вообще или повторение слов свидетельствует о существовании т.н. «комплекса» – совокупности эмоционально окрашенных бессознательных идей и представлений.

Другой последователь Фрейда, А.Адлер, разработал собственную систему, подвергнув сомнению решающую роль бессознательного. Он рассматривал невроз как следствие комплекса неполноценности. Вместо того чтобы изучать сны, Адлер обратился к исследованию ранних воспоминаний, которые считал ключом к пониманию поведения, мотивации и личности. Личностные проблемы, с его точки зрения, возникают из ощущения социальной бесполезности, а социальные чувства и интересы представляют собой необходимую составную часть полноценной психической жизни.

Гуманистическая психология возникла как естественное развитие взглядов Адлера, Хорни и Салливана на роль социокультурных факторов в психической деятельности. К 1960-м годам среди представителей этой школы были такие влиятельные психологи, как К.Роджерс, Э.Маслоу и Г.Олпорт. Гуманистическая психология настаивает прежде всего на важности самоактуализации (т.е. удовлетворения присущей индивиду потребности в выявлении и развитии собственно человеческих личностных черт) как условия становления личности. Другой важный принцип – необходимость анализа личности как целого (холизм). Гуманистические психологи отрицают редукционизм, т.е. описание собственно человеческих свойств на языке естественных наук (используемый ими пример – сведение любви к «сексуальной химии» или к биологическим инстинктам).

Гештальтпсихология

Сторонники гештальтпсихологии взяли на вооружение целостный (холистический) подход задолго до того, как гуманистическая психология заявила о себе как о новом направлении. История гештальтпсихологии (нем. Gestalt – структура, форма) берет начало в Германии в 1912, когда М.Вертгеймер исследовал т.н. «фи-феномен» – иллюзию движения, которая возникает, когда неподвижные объекты видны в быстрой последовательности смены различных позиций. Такой эффект «движущейся картинки» создает, например, последовательное включение–выключение неоновых или электрических ламп в обрамлении неподвижной рамки. Этот феномен хорошо иллюстрирует положение о том, что целое больше своих частей и в нем присутствуют качества, которые нельзя найти в его составляющих. Так, в приведенном примере движение характеризует феномен в целом, но, если исследовать его составные части, никакого движения в них заметить нельзя. К Вертгеймеру вскоре присоединились В.Кёлер и К.Коффка, благодаря которым гештальт-подход проник во все области психологии. К.Гольдштейн применил его к проблемам патопсихологии, Ф.Перлз – к психотерапии, Э.Маслоу – к теории личности. К.Левин объяснял множество психологических феноменов в терминах разработанной им на основе принципа целостности теории поля. Гештальт-подход был с успехом использован и в таких областях, как психология научения, психология восприятия и социальная психология. Среди других достижений гештальт-психологов следует отметить: концепцию «психофизического изоморфизма» (тождества структур психических и нервных процессов); представление о «научении через инсайт» (инсайт – внезапное понимание ситуации в целом); новую концепцию мышления (новый предмет воспринимается не в своем абсолютном значении, но в его связи и сопоставлении с другими предметами); представление о «продуктивном мышлении» (т.е. творческом мышлении как антиподе репродуктивного, шаблонного запоминания); выявление феномена т.н. «прегнантности» (хорошая форма сама по себе становится мотивирующим фактором).

Функционализм и бихевиоризм