§ 6.3. Структура психологии этноса

Рассматривая вопрос об этнической идентичности, необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что этническое единство любого народа неразрывно связано с общностью его психики, проявляющейся в специфических чертах характера, своеобразии ценностных ориентации, вкусов и т.п. Без учета данного обстоятельства невозможно уяснить не только механизм устойчивости жизнедеятельности отдельных этнических групп, но и передачу этих черт из поколения в поколение.

Основные элементы этнической психологии начинают формироваться еще в недрах родовой общины, когда каждый индивид в субъективном, психологическом плане начал осознавать свою принадлежность к общности «мы» в той мере, в какой у него складывалось представление о «них» — о людях, принадлежащих к другой группе. Постепенно — как с ростом размеров собственной общности, так и с более четким пониманием тех различий, которые характеризовали «их», — эти представления углублялись и расширялись. Ощущение, что есть другие люди, отличные от «своих», т.е. «они» — группы, племена, народы, окружающие «мою» общность, порождало у человека желание и необходимость самоопределиться, обособиться и осознать себя лучше, понять, кто такие «мы». Исходя из этого, у людей складывается комплекс психологических ощущений напряженности и страха перед конкретными носителями «они» (чаще всего это были соседи) в той мере, в какой они отличны, непонятны, непохожи на «нас», и, напротив, чем более «они» были на «нас» похожи, тем легче формировались благожелательные психологические ощущения, менее напряженные и тревожные. Но и в том и в другом случае ощущения как отчужденности, так и благожелательности стимулировали развитие внутренних духовных потенций, делали сложными и разнообразными психические переживания. Этот развивающийся духовный и психический мир формировал историческую память соответствующей этнической общности, которая воспроизводила независимо от особенностей каждого индивида психологию всей общности.

Этническая история любого народа свидетельствует, что в процессе его этногенеза складывается определенный психический гни со стойкими чертами как результат восприятия обычаев, привычек прежних поколений, их жизненного уклада, традиций общения с соседями и т.д. При этом обнаруживается, что психические переживания, историческая память этноса передаются новым поколениям не пассивно, стихийно, не сами по себе, а через духовную культуру, усваиваются каждым индивидом общности в процессе воспитания и практической совместной жизни. При этом сами психические переживания, настроения впитываются в культуру этноса — историю, поэзию, литературу, мифологию, музыку, народное творчество, дополняя и развивая историческую намять этноса и тем самым приобретая способность вызывать адекватные психические переживания у новых поколений.

В структурном отношении психология каждого этноса представляет собой сложное явление, включающее в себя две большие группы компонентов: статические (долговременные) и динамические (кратковременные). К первым относятся сложившиеся в процессе этногенеза психические черты, долгое время сохраняющиеся и закрепляющиеся в психологии индивидов данного этноса, ко вторым—черты кратковременные, появляющиеся, видоизменяющиеся или исчезающие на протяжении жизни одного или нескольких поколений.

Кроме того, в научной литературе по проблемам этнической психологии можно встретить методологический подход, рассматриваю-щий структуру психологии этноса как с позиции внешних, феноменологических различий между этносами, так и в сравнении ее меняющейся структуры в ходе развития одних и тех же этносов. При этом предпочтение отдается второму аспекту, т.е. стремлению искать ответы на проблемы этнической психологии не в особенностях конкретной ситуации, социально-экономических и политических условий существования этноса, а в психологической структуре человека.

В соответствии с таким подходом в психологической структуре представителей любого этноса выделяют несколько уровней.

1. Эгоцентрический — преобладает стремление лишь к собственному удобству, выгоде, престижу, благополучию. Отношение к другим этносам носит потребительский характер. Если они помогают удовлетворять свои потребности и интересы, то отношение к ним положительное, если же их поведение и деятельность не отвечают или препятствуют достижению каких-то целей, то этот этнос соответственно приобретает образ «чужого», врага.

2. Группоцентрический - базируется на самоидентификации человека с какой-либо этнической группой, при которой он переносит на нее свои эгоцентрические устремления. Его отношение к представителям других этносов теперь зависит от того, входят ли они в его общность или нет. Если входят, то достойны уважения, сострадания, любви. В этом смысле отношение к «другому» определяется общим отношением к другой этнической группе, которая в зависимости от обстоятельств может выступать как в образе «друга», так и в образе «врага».

3. Универсально-гуманистический — человек, независимо от принадлежности к той или иной этнической группе, становится ценным сам по себе, достойным уважения, обладающим равенством в отношении прав, обязанностей, свобод. Этот уровень характеризуется стремлением установить человеческие условия жизни и для «своих», и для «чужих».

Однако этническая психология, действительно связанная с психологией конкретного индивида, вместе с тем представляет собой качественно иное образование, структурно более сложное и богатое, поскольку оно следует из длительной эволюции и включает в себя опыт многих поколений. Этническая психология является продуктом социальных отношений, потому что, будучи порождением объединенных действий индивидов, синтезом их взаимодействия, имеет другое основание — коллективное сознание. И поскольку этот синтез происходит вне конкретно действующих индивидов, он имеет своим следствием установление образцов поведения, ценностей, норм, способов действия, которые начинают существовать объективно.

Исходя из этого, подход, выделяющий в структуре психологии этноса статические и динамические компоненты, более плодотворен, поскольку дает более точное и содержательное описание структуры психологии этноса.

К числу статических компонентов относится психический склад этнос а — специфический способ восприятия и понимания членами этнической группы различных сторон окружающей действительности. Он является продуктом исторического развития, создается из поколения в поколение и существует в виде специфических качеств этнического характера, этнического самосознания, этнических чувств и настроений, традиций, привычек, проявляющихся в форме этнических особенностей психических процессов и состояний представителя той или иной общности, а также этнических особенностей взаимодействия, взаимоотношений и общения людей, которые обычно называют этнопсихологическими особенностями.

Этнический характер — это исторически сложившаяся совокупность устойчивых психологических черт представителей того или иного этноса, определяющих привычную манеру поведения и типичный образ действий и проявляющихся в их отношении к социально-бытовой среде, к окружающему миру, к труду, к своей и другим этническим общностям. Он отражает специфику исторически сложившихся свойств психики, отличающих один этнос от другого, и существует в форме стереотипов восприятия, чувствования и поведения, преобладающих в структуре личности большинства представителей этноса. Этнический характер и специфичен и типичен одновременно, поскольку это специфическое взаимоотношение тесно связанных психологических качеств, типичных для всех людей. Черты этнического характера Moiyr преобразовываться или исчезать в результате изменения детерминирующих их условий. Это не раз и навсегда закрепленные в психике человека феномены, они динамичны, однако их динамичность проявляется через большие промежутки времени, поэтому они кажутся четко зафиксированными, закрепленными в психике этноса.

Этнический темперамент — определенный стандартный способ реагирования на конкретную ситуацию, присущий большей части данной этнической общности (например, получив известие о несчастье, итальянец будет рыдать и рвать на себе волосы, а японец — улыбаться, чтобы не огорчать других). Он является внешним выражением этнического характера в различных формах вербального и невербального общения: темпе речи, количестве и энергичности движений и жестов, величине социальной дистанции, открытости в проявлении чувств. В психологической науке давно установлено, что психические свойства определяются нейрофизиологической структурой человека, условиями его проживания в определенной климатической среде, образом жизни и способами деятельности. В этнологии этническому темпераменту придается иной смысл, чем в общей психологии. Этнический темперамент не зависит от тина нервной системы. Это — устойчивый феномен, проявляющийся на протяжении истории у представителей различных поколений одного этноса как стабильная форма этнического поведения. Он обусловлен устоявшимися в культуре конкретного народа стереотипами реагирования, а не силой нервной системы, ее подвижностью и возбудимостью.

Этнические традиции и обычаи — сложившиеся на основе практической жизнедеятельности этноса и прошлого, укоренившиеся в повседневной жизни, передающиеся из поколения в поколение правила, нормы и стереотипы поведения, действий, общения людей, соблюдение которых стало общественной потребностью каждого индивида этнической общности. Обычаи и традиции — сложный феномен этнической психологии, имеющий двуединую природу: с одной стороны, это явление психики (т.е. Moiyr как осознаваться, так и не осознаваться), с другой — они реализуются в действиях людей предметно, проявляясь в конкретных вещах, символах, одежде и пр. Большинство норм и правил поведения усваивается людьми подсознательно с помощью механизма подражания. Изначально они возникают и внедряются людьми в повседневную практику сознательно. Однако последующие поколения часто утрачивают представления о целях и необходимости выполнения какого-то правила или нормы, в их сознании остается только алгоритм действия, а представление о Целесообразности данной формы поведения уходит в подсознание. На уровне сознания сохраняются только ритуалы, обычаи или традиции.

Значение этнических традиций, привычек, их содержание различны у отдельных народов. Люди по-разному следуют им в своей жизни. Так, англичане слепо преклоняются перед любыми традицня.ми. Многие из них стремятся решить свои дела «согласно обычаю». Несколько гиперболизируя, можно утверждать, что если американец — раб стандарта, то англичанин — раб своих традиций. Англичане стремятся сохранить в любых условиях свои привычки, вкусы, нравы, обособленность, ассортимент блюд, комплекс некоторого превосходства, порой снисходительное отношение к другим.

Христиане, входя в церковь, снимают головные уборы, а евреи, входя в синагогу, покрывают голову. В католических странах женщины не должны входить в храм с непокрытой головой. В Европе цвет траура — черный, в Китае — белый. Если к европейцу приходит гость и восхищается какой-то вещью, то хозяин доволен. Если европеец начинает восторгаться вещицей в доме китайца, то хозяин дарит ему этот предмет — того требует китайская традиция.

Этнические традиции, привычки проявляются не только в поступках, делах, одежде, стиле обучения и т.д. но и в движениях, жестах и других малозаметных проявлениях психологии людей. Это обстоятельство принципиально важно, так как у каждого человека есть бессознательный механизм, который фиксирует отношение «свой — чужой» по едва заметным нюансам проявления психики. В межэтнических контактах необходимо иметь в виду, что люди, как правило, чувствительны к своим традициям, обычаям, вкусам и поэтому их лучше не нарушать. Практика межэтнических взаимоотношений свидетельствует, что недостаточное знание этнических традиций, обычаев, привычек, вкусов часто ведет к серьезным конфликтам.

Этнические интересы — это общественно-психологические явления, отражающие мотивационные приоритеты представителей той или иной этнической общности, служащие сохранению ее единства и целостности. Этнические интересы являются важнейшей движущей силой поведения и деятельности людей. Любая попытка ущемить этнические интересы чаще всего расценивается ими как покушение на жизненные устои. Поэтому этнические общности, обладающие развитым этническим самосознанием, не поступаются своими этническими интересами, защищая их не только политическим, но и вооруженным путем. Стремясь реализовать свои этнические интересы, этническая общность готова пойти на ущемление интересов других общностей. История бесстрастно свидетельствует, что столкновение этнических интересов различных общностей часто оканчивается вооруженными конфликтами и продолжительными войнами.

Этническое сознание — возникает в процессе исторического развития этнической общности как сознание этнического бытия. Оно также имеет сложную структуру, поскольку его объектами являются и собственный этнос, и другие этнические общности. Остановимся на этом понятии подробнее.

Как уже отмечалось, непременным условием этнической определенности является выделение и противопоставление какой-либо общности другим, т.е. наличие антитезы «мы» — «они». Поэтому к этносу относится только та общность людей, которая осознает себя как таковую, выделяя среди других аналогичных общностей. Это осознание членами этноса своего группового единства в этнологии принято именовать этническим самосознанием. Этническое самосознание есть осознание принадлежности к определенной этнической общности, сознательное отражение этнического бытия. Оно фиксирует принадлежность к тому или иному этносу и выражается в выборе этносом своего самоназвания — этнонима.

Однако этническое сознание не ограничивается только осознанием своей этнической принадлежности. Другим его видом является осознание единства и целостности общности («мы») через противопоставление другим общностям («они»). Таким образом, этническое сознание включает в себя представления не только о своей общности, но и о других этносах. Последние представления избирательны, не всегда объективны и полны. Они преломляются через субъективные восприятия другого этноса, которые часто усиливают одни черты и ослабляют или стирают другие. Подобная избирательность присутствует также и при сознании своих этнических особенностей.

Современные этнополитические процессы позволяют выделить в структуре этнического сознания такую его форму, как этнологическое самосознание, под которым понимают: 1) осознание принадлежности к этносоциальной общности как социально-экономической и политической организации; 2) осознание места и роли своей этнической общности в системе межнациональных отношений и осознание самобытности, уникальности своей культуры; 3) понимание и оценку исторического места своего этноса в современном мире. В пользу данных взглядов этнологи приводят аргументы, подтверждающие дискретность этнологического самосознания в отличие от филогенетически устойчивого этнического самосознания, которое в истории этноса никогда не прерывается. Дискретный характер этнологического самосознания означает, что на определенном этапе этногенеза у какой-либо этнической общности формируется потребность в сознании собственного общества, собственной государственности. Актуализация этой потребности пробуждает этиологическое самосознание независимого государства и побуждает его к политическим действиям в этом направлении. Поэтому этнологическое самосознание выступает в роли теорий и пол и г и ч ее к и х программ.

В своем крайнем проявлении этнологическое самосознание может принимать формы национализма и этноцентризма. Различие между ними состоит в том, что, пока осознание особенностей и самобытности своей этнической общности не содержит предубеждения против других этносов, пока происходит только признание этнических различий, этнологическое самосознание принимает форму националистических теорий и концепций. Но как только в нем оформляется идея особой роли и значимости своей этнической общности по сравнению с другими, возникает этноцентризм — стремление воспринимать все жизненные явления с позиций превосходства своей этнической группы, расцениваемой как эталон или образец для других этнических групп.

Главная задача этнологического самосознания состоит в формулировании национальных идей. Теоретически оформленная и принятая членами этнической общности национальная идея создает представление об этносе как о едином целом, отличном от других, и стимулирует процесс национального самоопределения. При этом этническое самосознание должно основываться не столько на выделении своего этноса как особого явления, сколько на осознании сходства с другими этносами.

Динамические компогитты этнической психологии представлены этническими чувствами и этническими вкусами.

Этнические чувства — эмоционально окрашенное отношение к своей этнической общности, ее интересам, другим народам и ценностям. Условия жизнедеятельности этноса, его быт, культура, обычаи и традиции создают в психологии этноса особое сочетание чувств. Именно в этой комбинации чувственного отношения к действительности, а не в наличии или отсутствии каких-либо черт характера у представителей конкретного этноса проявляются отличия одного этноса от другого. Этнические чувства могут иметь как позитивный, так и негативный оттенок. Положительный выражается в чувствах национальной гордости, патриотизма, любви к своему народу, дружелюбном отношении к другим этносам. Отрицательный — в национализме и шовинизме, национальных и расовых предрассудках, в отчуждении от чужих народов и т.д.

Этнические чувства также передаются от поколения к поколению, но при этом они более динамичны, чем психический склад Этноса или этническое сознание. Их динамичность определяется степенью устойчивости тех факторов или причин, которыми они порождены. Этнические чувства являются свидетельством и показателем, что этнос не просто творит историю, но и эмоционально ее переживает.

Этнический вкус — оценка правильности, нормальности, красоты, морали и норм поведения, принятых в данной этнической общности. Условия существования этноса вырабатывают определенный способ оценки окружающего мира, четкие критерии, которые позволяют отмечать и обнаруживать какие-то черты, скрытые от внимания представителей других этносов. На основе таких критериев в этнической общности формируется национальная культура.

Этнические вкусы в основном зависят от исторически сложившихся условий жизни этнической общности, однако эта детерминация не является однозначной. Ведь определенное сходство может существовать между вкусами народов, далеко отстоящих друг от друга исторически, и в то же время этнические оценки каких-либо явлений резко различаются у генетически и культурно родственных этносов. Этнические вкусы определяются не только географическими условиями, но также религиозными представлениями, далеко не всегда одинаковыми у родственных этносов.

Наконец, в контексте вопроса структуры психологии этноса интересно проследить, как отличается восприятие своего и чужого. Человеку свойственно преувеличивать достоинства своего этноса и преуменьшать — других. Например, то, что у себя называется экономностью, у других будет скупостью; настойчивость — упрямством и т.д. Так мы сталкиваемся с феноменом стереотипа — упрощенного, схематизированного, эмоционально окрашенного и чрезвычайно устойчивого образа какой-либо этнической группы и общности, распространяемого на всех ее представителей. Появление стереотипов связано с принципом экономии мышления, так как людям психологически легче характеризовать обширные человеческие группы недифференцированно, грубо и пристрастно. Эти стереотипы усваиваются очень рано и начинают использоваться детьми задолго до возникновения ясных представлений о тех группах, к которым они относятся. Изменения стереотипов происходят р'едко, медленно и тяжело. Они редко проявляются на поведенческом уровне при отсутствии явной враждебности между группами, но начинают играть доминирующую роль в реальном поведении индивидов, доходя до откровенной враждебности при обострении отношений.

Стереотипы есть необходимое зло, присущее человеку изначально. Они неизбежно искажают реальность, которую пытаются отразить. Но как бы мало это искажение ни было, стереотипы есть факт психической реальности, определяющий межэтнические отношения независимо от того, соответствуют они действительности или нет.